Доступные ссылки

Грузия и Азербайджан: сходства и различия. Статья 3


Президент Грузии Саакашвили, 16 ноября 2011

Президент Грузии Саакашвили, 16 ноября 2011

Явные перемены к лучшему в Грузии бросаются в глаза любому, кто наблюдал ситуацию в этой стране до и после «революции роз». Один мой знакомый после долгой паузы побывавший недавно в Грузии, где он покупал поддержанный BMV, был просто ошарашен разительной переменой в работе всех структур, ранее полностью погрязших в вымогательстве и коррупции. Ни при покупке, ни при оформлении и регистрации автомобиля, ни при прохождении через грузинскую таможню, ему не только не чинили никаких проблем, но даже, несмотря на настойчивые попытки моего знакомого «подогреть» и отблагодарить, с него не взяли ни единого лари. И абсолютно противоположная, но до боли привычная ситуация ждала его на азербайджанской таможне, где ему открыто заявили: плати, если не хочешь для себя лишних проблем. Аналогичными свидетельствами о внушительных успехах новой власти Грузии в борьбе с коррупцией, бюрократизмом и в деле оптимизации системы госуправления пестрят все СМИ, стоящие на позициях объективного отслеживания событий в этой стране.

На фоне имитации реформ и борьбы с коррупцией, характерной для Азербайджана, то, что делается в этой сфере в Грузии действительно впечатляет, даже несмотря на подчас неправовые и необольшевистские методы работы. Залогом успеха в деле борьбы с коррупцией в Грузии стало то, что первые шаги новой власти были направлены на решительную реформу всей системы правоохранительных органов страны. Реформирование системы правоохранительных органов стало одним из центральных звеньев не только в процессе борьбы с коррупцией и преступностью, но и в деле оптимизации государственного управления. Эта реформа затронула все без исключения структуры: прокуратуру, полицию, ГАИ, пограничную службу, суды, пенитенциарную систему, финансовую полицию и др. Эта реформа ещё не доведена до логического конца и предполагает модернизацию нормативной базы, структурную реорганизацию, кадровую политику и материально-техническое обеспечение. Но её плоды видны воочию и именно эта реформа стала основой динамичного обновления страны.

Ведь в Грузии, как и в Азербайджане, правоохранительные структуры всегда были одним из наиболее коррумпированных элементов политической системы, а в предреволюционные годы оказались совершенно деморализованными в результате резкого падения дисциплины, разгула преступности и коррупции. Процесс разложения затронул так же судебную систему, прокуратуру, службу государственной безопасности и другие правоохранительные структуры. Естественно, что, при наличии коррумпированной правоохранительной системы, борьба с коррупцией и преступностью в других секторах общества, а также свободное передвижение людей и товаров, эффективное экономическое развитие, не представляется возможной. На опыте Азербайджана, с его прогнившей системой правоохранительных органов, с его имитацией реформ и борьбы с коррупцией, мы видим в какой фарс все это переходит. Потому Грузия начала с реформ в этой сфере.

Президент Саакашвили упразднил министерства госбезопасности и внутренних дел, с их разбухшим аппаратом и часто дублирующими друг друга функциями, создав вместо них компактное, мобильное и дееспособное Министерство полиции и общественного порядка. К 2003 году полиция Грузии насчитывала почти шестьдесят тысяч сотрудников, что более чем вдвое превосходило показатели советского периода. После революции были смещены руководители полиции всех уровней и проведены массовые сокращения штатов, что позволило не только вернуть число сотрудников в разумные пределы, но и разрушить их коррупционные связи с преступным миром. В результате, из органов МВД было уволено более шестнадцати тысяч сотрудников. Войска МВД были переведены в состав министерства обороны, а затем также реформированы. В результате всех мероприятий численность МВД была сокращена вдвое и доведена до 30 тысяч человек.

На сегодня по показателю борьбы с коррупцией Грузия уверенно вырвалась в лидеры среди стран СНГ. Между тем, Азербайджан продолжает входить в число самых коррумпированных стран мира, в которых, к тому же, не ведется реальной борьбы с этим злосчастным недугом. А ведь всего до смены власти, ситуация в обоих южнокавказских государствах была одинаково безрадостной: и Грузия, и Азербайджан являли пример самых коррумпированных стран мира. И если в Азербайджане неомонархическое обновление руководства не привело ни к каким позитивам и даже ещё более усугубило ситуацию, то в Грузии революционная смена власти положила начало эффективной борьбе с коррупцией и страна в этой области достигла больших успехов.

Сразу же после «революции роз» в Грузии развернулась масштабная и жесткая кампания "экспроприации экспроприаторов". Поставив своей целью добиться деолигархизации и декриминализации государства, Саакашвили особо не церемонился в выборе средств и использовал любые методы, дающие эффективный и быстрый результат. Активно использовалась тактика, негласно применяемая американцами в годы «Великой депрессии» против мафии, захлестнувшей всю страну. Философия ее такова, что лучше мафиози предоставить свободу в обмен на финансовые ресурсы и рычаги его влияния на криминальные группы, чем дать ему возможность из тюрьмы распоряжаться своей собственностью и содержать эти группировки. Иными словами, арестованным коррупционерам, олигархам и мафиозным боссам предлагалась сделка - либо они добровольно компенсируют ущерб государству, либо садятся на долгие годы в тюрьму с конфискацией всего имущества. Собранные таким нестандартным способом колоссальные финансовые и материальные ресурсы режим Саакашвили направил на решение насущных социально-экономических проблем Грузии.

Аресты и смещения старых высших руководителей сопровождались сокращениями более чем на 50% аппарата исполнительных структур и назначениями на оставшиеся места, как правило, молодых людей в возрасте 25-35 лет, работавших в местных неправительственных организациях или же приглашенных из-за рубежа. Таким образом, было сформирована энергичная исполнительная власть Грузии, а зарплаты министров возросли со 100-150 долларов до 1 500-2 000. Получив на первом этапе молодое, некоррумпированное и дееспособное правительство и энергично обуздав коррупцию и криминалитет, Саакашвили приступил к радикальным реформам во всех секторах государственного и местного управления, включая и систему образования.

Параллельно с энергичной экспроприацией Саакашвили привел в порядок фискальную сферу страны по европейскому образцу. Однажды откупившись от государства, служители бизнеса и бюрократии далее возвращались в легальное поле и продолжали уже там функционировать. В своих пристрастиях к обогащению бюджета страны Саакашвили не брезгует ничем. Здесь проявляется западный прагматизм его натуры. К примеру, там где не удавалось полностью искоренить взятки, они узаконивались - то есть государственные тарифы и сборы поднимались до уровня, по которому население раньше платило взятки.

Не менее оригинальное разрешение нашла ситуация с позорным ГАИ: президент закрыл эту контору, угрожавшую уже национальной безопасности и заменил все многопрофильные службы полиции единой патрульной службой по американскому образцу. И эта реформа полностью себя оправдала: как показала жизнь, вполне возможно обойтись и без ГАИ - этой коррумпированной криминальной структуры.

Наконец, произошли разительные перемены в общественном сознании, что уже является подтверждением подлинности и эффективности "революции роз", ибо формальное обновление власти и клановые рокировки (как в Азербайджане) на это не способны. Фактически Грузия встала на путь динамичного развития: страна имеет перед собой ясную перспективу, появилось доверие к власти, в народе возродились достоинство и гражданская культура и всё это только содействует эффективности реформ, упрочению государственности и укреплению международного авторитета страны.

ВМЕСТО РЕЗЮМЕ

К сожалению, пути Грузии и Азербайджана всё больше и больше расходятся: фактически ранее столь похожие и близкие страны сегодня движутся в разных направлениях и время лишь умножает эти отличия:

• В Грузии во всех сферах жизни ощущается динамика (поиск, качественное обновление, движение вперёд), Азербайджан же, если отвлечься от богом данных нефтедолларовых иньекций в экономику страны, всё глубже погрязает в болоте застоя.

• В Грузии ведется решительная (пусть даже на грани фола) борьба с коррупцией, казнокрадством, взяточничеством, полицейским и бюрократическим произволом, реализуются нестандартные комплексные меры, направленные на деолигархизацию государства и оптимизацию системы управления, в Азербайджане же коррупция, казнокрадство, правовой беспредел, чиновничий произвол, олигархизация государства и монополизация экономики приобретают беспрецедентные масштабы.

• В Грузии осуществляются реальные реформы, кадровые и структурные преобразования, институциональные изменения, модернизационные проекты, приближающие страну к современным западным стандартам жизни, в Азербайджане же, если отбросить имитационные шаги и пропагандистскую риторику, процессы идут в обратном направлении – на базе отжившей азиатской деспотии реанимируются уродливые тоталитарные и советские порядки.

• В Грузии государство начало работать на интересы всего общества, а власть стала чутко реагировать на запросы общества, стремясь заручиться его поддержкой, в Азербайджане же государство по-прежнему инструмент манипулирования обществом в интересах обогащения правящего режима, здесь между властью и народом непроницаемая стена отчуждения и недоверия.

• В грузинском обществе усиливаются оптимизм, социальная активность, гражданская ответственность, вера в будущее, а в Азербайджане царит атмосфера всеобщего уныния, социальной пассивности, гражданского паралича и безнадежности.

Почему же всё обстоит так? Ведь у нас колоссальный природный и промышленный потенциал, транзитные и энергетические аргументы, нефтедоллары, отлаженная инфраструктура, славные трудовые ресурсы, да и человеческий материал ничем не хуже. Или всё дело в отличиях грузинского и азербайджанского вариантов смены власти, обусловивших в одном случае приход к власти ставленника народа и подлинного реформатора М. Саакашвили, а в другом – формальную передачу власти от отца к сыну, при сохранении и даже умножении негативов прежней алиевской системы управления?!..

Статья отражает точку зрения автора

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG