Доступные ссылки

Нестабильность общеевропейской валюты которой только что исполнилось 10 лет, – проблема, по мнению большинства немецких экспертов, возникшая на фоне мирового финансового кризиса, но напрямую с ним не связанная. Потому что бюджетные проблемы Греции, а также Италии, Испании и Португалии, с которых все началось, имеют в своей основе такое понятие как долговой кризис. Но это только одна из причин. Поэтому есть резон в высказывании канцлера Германии Ангелы Меркель:

– Деятельность по преодолению кризиса государственных долгов некоторых стран – это (и я не устану это повторять) процесс. Этот процесс будет длиться не недели, не месяцы, он будет длиться годы.

Но все же Меркель и ее министр финансов Вольфганг Шойбле исходят из того, что евро выживет. На недавнем саммите Евросоюза в Брюсселе Ангеле Меркель вместе с французским президентом Николя Саркози удалось убедить руководителей европейских стран, всех, кроме Великобритании, в необходимости нового фискального союза в рамках Евросоюза, союза с новой более строгой финансовой дисциплиной.

Это будет союз, прежде всего, стран еврозоны, которые выработают новые общие критерии для государственных бюджетов и позволят общеевропейским органам контролировать бюджеты отдельных стран. А в случае необходимости и вмешиваться в них, как минимум, санкциями, в случае обнаружения нарушений установленных договоренностей. Союз открыт и для других стран, членов Евросоюза, и, возможно, в него вступят все страны, кроме Великобритании.

Тандем Меркель-Саркози, который во Франции уже окрестили одним словом Меркози, считает создание фискального союза самым действенным на данный момент шагом по спасению и стабилизации евро. Ангела Меркель вскоре после саммита заявила, выступая с правительственным докладом в бундестаге:

– Сегодня мы можем констатировать: мы не говорим больше о фискальном союзе, мы просто начали его создавать.

Оппозиция в бундестаге, однако, не разделяет даже сдержанного оптимизма соратников Меркель по партии ХДС. Лидер фракции социал-демократов Франк-Вальтер Штайнмайер сказал о проекте фискального союза:

– Этот проект – померещившийся было великан. Он и издалека выглядит оцепеневшим перед угрозами, но при приближении к нему понимаешь, что перед тобой дрожащий карлик. Потому-то и эйфория после саммита продолжалась не более трех дней, после чего ситуация на рынках, поначалу несколько улучшившаяся, вернулась к прежним, не радующим европейцев отметкам.

Лидер партии зеленых в бундестаге Юрген Тритин был еще категоричнее:

– Ваш курс не ведет к росту экономики. Ваш курс, госпожа бундесканцлер, удушает экономический рост в Европе. Этот курс продляет кризис и усугубляет его. И это настоящая проблема.

Так все-таки великан или карлик?

Прежде чем рассмотреть сложности осуществления фискального союза на практике, напомним, что отвергает (или пока отвергает) Ангела Меркель из предлагаемых другими действий и рецептов. Это предложения об изменении роли Европейского центробанка (ЕЦБ) с целью его активного участия в урегулировании нынешнего долгового кризиса в странах еврозоны, а также выпуск общеевропейских долговых облигаций.

Как будет осуществляться на практике идея фискального союза?

Отказ Великобритании поддержать его привел многих к мысли о том, что Великобритания вскоре вообще выйдет из ЕС. Но это скорее выдача желаемого за действительное. Без Великобритании в Евросоюзе фискальный союз, конечно, имел бы меньше препятствий для функционирования. Но британцы вряд ли окажут такую услугу своим европейским партнерам.

Йо Ляйнен, депутат Европарламента от партии социал-демократов, эксперт по юридическим вопросам европейской политики считает:

– Цели определены, и если они будут достигнуты, то евро будет стабильнее. Но фискальный союз должен быть осуществлен во многих конкретных формах, а дьявол, как мы знаем, прячется в деталях. Эта конструкция, которая создана для помощи в авральной ситуации, этот межправительственный договор содержит в себе и разного рода проблемы и ловушки. Для начала, он, договор, должен быть создан и затем ратифицирован в 26 странах. Предполагается использование структур и институтов Евросоюза для функционирования этого нового фискального союза, и здесь Великобритания снова будет игроком, потому что подобное использование структур Евросоюза в Лиссабонском договоре не предусмотрено. И Великобритания может об этом напоминать.

Основные сложности, по мнению Йо Ляйнена, возникнут во взаимодействии общеевропейских органов контроля и парламентов отдельных стран. Например, если в будущем Еврокомиссия или еврокомиссар по валюте будут иметь право вносить коррективы в проекты бюджета на стадии работы министра финансов или бундестага. Председатель бундестага Норберт Ламмерт уже заранее выразил опасения, что вмешательство в бюджет Германии извне может оказаться противоречащим конституции. Йо Ляйнен напоминает:

– Бундестаг есть и будет последней инстанцией принятия бюджета, но будет существовать корсет, рамки, в которые все бюджеты стран ЕС должны будут вписываться. В противном случае вся затея не имеет смысла. И так и будет. Еврокомиссия с соответствующими странами, членами союза, например с Германией, будет вырабатывать соглашение по бюджету, а с теми странами, которые находятся в силу своего положения под опекой, будут добровольно-принудительно договариваться о коррекциях бюджета, о сокращении расходных статей. И если такая страна нарушит соглашение, то Еврокомиссия может действовать через Европейский суд, заставив решением суда провести соответствующие сокращения. Причем иск будет предъявлен не парламенту страны, а самой стране как таковой. Проводить бюджетные сокращения будет, однако, то же правительство или тот же парламент. Здесь, как вы видите, избран непрямой путь, в объезд, так как прямой путь просто невозможен. Посмотрим, заработает ли такая схема с юридической точки зрения.

На вопрос как он относится к сомнениям председателя бундестага Норберта Ламмерта, Йо Ляйнен сказал:

– Господин Ламмерт и сам уже отметил, что мы должны в этой бедственной ситуации, в которой находится Европа, быть гибкими. Мы должны делать уступки, хотя бы для того, чтобы погрязшие в долгах страны дали возможность наблюдать за их бюджетами. Конечное решение – и я полагаю, что это самое важное для председателя бундестага, как и для председателя парламента любой страны: окончательное решение остается за парламентом той или иной страны. И если какая-нибудь страна не идет на сотрудничество, потому что ее парламент сказал еврокомиссии нет, то это создаст другие проблемы. Тогда против страны возможно применение санкций, например отзыв права голоса или замораживание выплат из общеевропейского бюджета Но это уже политический уровень, а не юридический. Ведь кто ответственен за бюджет той или иной страны? Соответствующий парламент. Так было, так и будет, – уверен Йо Ляйнен.

Путь, который избрали Меркель и Саркози, труден сам по себе, но сложность ситуации в том, что в ней участвуют многие другие игроки, как отнюдь не желающие помочь стабилизации евро, так и занимающие нейтральную позицию наблюдателя. Это, прежде всего, банки и так называемые международные рейтинговые агентства. Суверенные рейтинги кредитоспособности стран – важный элемент ориентации финансовых рынков, и странам, рейтинг которых понижен, кредиты обойдутся дороже. Все это, как и заявление директора международного валютного фонда Кристин Лагард о возможной рецессии в Европе и мире – часть большой игры в борьбе за мировую финансовую власть.
XS
SM
MD
LG