Доступные ссылки

Второго января группа из 54 человек из Азербайджана и Германии подписала обращение в связи с убийством писателя Рафика Таги, адресованное в Совет Европы, ООН и в международные правозащитные организации. В обращении представителей гражданского общества Азербайджана, ученых, преподавателей и журналистов, приуроченному к сороковине Рафика Таги, вина за смерть писателя возлагается на одного из иранских аятолл и выражается призыв спасти Азербайджан от исламской опасности, исходящей от Ирана. Впоследствии от своей подписи отказались несколько человек, зато присоединилось несколько десятков. Пятым в списке подписантов значится известный публицист, преподаватель и ученый, доктор философских наук Али Аббасов.

- Али муаллим, есть ли хоть какие-то доказательства причастности Ирана к убийству, если не считать «доказательством» фетву Лянкарани и выражение радости его сына по поводу убийства?

- Нет. Я не обладаю такими данными. И думаю, мало кто обладает.

- В таком случае насколько корректно утверждать, что Рафик Таги убит именно в исполнение смертного приговора, вынесенного в Иране?

- Думаю, что это, конечно, не вполне корректно. И когда я выражал сомнение, - не знаю, стоит ли об этом говорить, - по поводу некоторых пунктов обращения...

- Наоборот, поскольку это проясняет ситуацию. В самом заявлении этого нет.

- ... я считал, что в сложившейся обстановке, не подписав это обращение, можно можно попасть в худшую ситуацию, чем сложившуюся. Я специально подчеркнул, когда подписывал, что с некоторыми пунктами я не согласен.

- А какими, можно узнать?

- Там есть некоторые голословные, скажем, бездоказательные пункты, не могу сейчас назвать их точно, не имея перед глазами текста… Даже думаю, что те кто подписывал, или организовывал, тоже сейчас в некоторых сомнениях, достаточно ли была проверена эта информация.

- …Даже если вы, считая, что некоторые пункты обращения неточны и некорректны, сочли, что вам необходимо было присоединиться к обращению, напрашивается вопрос - разве Азербайджан исламское государство и здесь правят исламисты?

- Нет. Там скорее общий тон как бы выражал опасения сворачивания с пути демократизации. Думаю, что это так.

- Но тогда, что страшнее для гражданского общества и европейских ценностей в Азербайджане – эта гипотетическая исламская угроза или сегодняшнее авторитарное правление?

- Мы не можем фиксировать угрозы по количеству - какие более, какие менее. В принципе, о том, что существует такая угроза, много говорилось. Это как бы предупреждение, это как бы выступление, что это возможно, насколько я это представляю себе. Естественно, что те угрозы, которые существуют со стороны, как вы говорите, авторитарного правления, действительно очень существенны.

- Хотелось бы уточнить - как вы считаете, что главная проблема для Азербайджана сегодня? Ортодоксальный ислам и угроза построения исламской республики, наподобие Ирана, или «семейственность» власти, наподобие Сирии?

- В силу того, что организованные оппозиционные силы Азербайджана были разгромлены, главной оппозиционной силой являются более-менее организованной исламские организации, которые достаточно представлены сегодня в Азербайджане. И как мне представляется, многие опасаются их, во власти считают что угроза исходит от них. частично это соответствует дейсвительности, поскольку это взаимосвязанные процессы. Поскольку главные оппозиционные силы оказались в незавидном положении, то в силу этого другие организованные силы могут представлять угрозу. Но эта угроза исходит из того, что мы должны говорить о двух или трех существующих исламских течениях в Азербайджане. Есть ислам, который развивается, скажем так, в самом Азербайджане и он, естественно, не представляет угрозы, о которой говорилось. Но есть и привнесенный, и с умыслом распространяемый здесь ислам, и он, как мне кажется, представляет угрозу и естественно, существуют опасения в связи с ним. Но, несмотря на это, я уже говорил несколько раз, что нужен диалог между теми силами, которые считают, что они за ислам и за исламское правление в Азербайджане, и другими силами. И я собираюсь принять участие в этом, при наличии малейшей возможности, и даже подумываю о вариантах проведения такого диалога с привлечением к участию значительного числа людей.

- Несет ли руководство Азербайджана ответственность за то, что не защитило и не сделало все для сохранения жизни Рафика Таги, даже если допустить, что писателя действительно убил исламист в соответствии с фетвой?

- Мне трудно судить о том, что сделало, потому что я не знаю, что сделало. Вопрос в том, что будет ли проведено на достаточном уровне расследование и будет ли определено, кто причастен к этому? Вот это, как мне представляется, достаточно важная проблема.

- Конкретизирую тогда. Кто, по-Вашему, несет конкретную ответственность за смерть после выхода Рафика Таги из реанимации спустя несколько дней после покушения, выжив после столь тяжелых ран – все-таки аятолла Лянкярани, врачи этого отделения и больницы или силовые структуры Азербайджана, не защитив своего гражданина, который находился под угрозой фетвы о смерти?

- Естественно, что те, кто несли ответственность за сохранение его жизни. Они конечно, несут какую-то ответственность. Но до сих пор эти обстоятельства того, что произошло, как это произошло - достаточно туманны. Поэтому трудно сказать, что произошло и кто несет ответственность. К сожалению, нет информации о том, как проходит следствие, нет каких-либо данных. Создается впечатление, что данный вопрос хотят спустить на тормозах, как и многие другие. Если это так, то можно будет точно сказать – структуры, которые должны этим заниматься, они и несут ответственность.

- Продолжает ли убийство Рафика Таги ряд похищений, избиений независимых и оппозиционных журналистов, авторов и нераскрытого убийства Эльмара Гусейнова?

- Вообще, любое нераскрытое убийство - это повод для тех, кто это убийства совершает и пример, что они могут тоже таким образом не быть зависимыми и могут совершать преступления. Конечно, если бы все эти преступления были раскрыты, - а здесь можно говорить не только об этом преступлении, но и о многих других, в том числе тех, которые не кончались столь печально, - то естественно, все, кто хотел бы, или только, подумывал бы о таком преступлении, были бы настороже.

- Не льет ли ваше обращение, как и вся эта кампания развернутая вокруг, воду на мельницу, цитирую, «властей, которые оправдывают свои перед демократической общественностью свое авторитарное правление, коррупцию и нарушения закона тем, что противостоят исламской угрозе в Азербайджане»?

- Ну, по большому счету, наверное, любое обращение истолковывается. Оно может быть быть так или иначе воспринято. Используется не та мысль, которую хотели довести в обращении, а то, как это интерпретируется. Вопрос в том, что было ли у организаторов обращения такое желание, как вы говорите, «лить воду на мельницу». Я думаю, скорее всего нет.

- А разве нельзя было принять такое обращение, с такими формулировками, которое не допускало бы такого другого, как вы говорите, истолкования?

- Я могу согласиться, что это как бы не совсем продуманное заявление. Но опять же хочу сказать, что оно было принято в таких несколько чрезвычайных обстоятельствах и в общем-то, наверное, составители несколько поторопились.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG