Доступные ссылки

Турецкий ответ Парижу


Эрдоган выступает перед членами парламентской фракции правящей Партии справедливости и развития , Анкара, 24 января 2012

Эрдоган выступает перед членами парламентской фракции правящей Партии справедливости и развития , Анкара, 24 января 2012

Одобрение французским Сенатом закона, предусматривающего уголовное наказание за публичное отрицание геноцида, вызвало резкую реакцию со стороны официальной Анкары, которая угрожает самыми жесткими ответными мерами – вплоть до полного разрыва дипломатических отношений

В Турции отрицают "геноцид армян" в Османской империи и считают принятие закона частью предвыборной кампании Николя Саркози, пытающегося привлечь голоса полумиллиона французских избирателей армянского происхождения на предстоящих в этом году президентских выборах.

Обсуждение экономических санкций против Франции уже внесено в повестку дня турецкого парламента. Анкара обещает заморозить экономическое сотрудничество, в частности, запретить французским компаниям участвовать в государственных тендерах, закрыть турецкое воздушное и морское пространство для французских военных самолетов и кораблей. Уровень дипломатических отношений с Францией будет сведен до минимума, из Парижа уже отозван посол, а премьер-министр Турции Реджеп Эрдоган уже заявил, что, в случае окончательного вступления закона в силу, он никогда не приедет в Париж:

- Французский законопроект противоречит свободе слова. Нельзя использовать непроверенные исторические факты в своих политических целях.

Французского президента Николя Саркози турецкие средства массовой информации обвиняют в разжигании вражды между Францией и Турцией и безответственных действиях в погоне за политической выгодой.

"Во время алжирской войны,- пишет газета Milliyet, - французские легионеры уничтожили около пятнадцати процентов населения Алжира, однако власти Франции не стали называть этот факт "геноцидом".

Одобрение закона может слишком дорого обойтись экономике Франции, считает преподаватель экономики Айдын Петек.

- Сегодняшний товарооборот между странами превышает 13 миллиардов евро, инвестиции французской стороны в турецкие проекты достигают 7 миллиардов. В разгар экономического кризиса в Европе французские компании потеряют гораздо больше, чем турецкие. Мы закупаем во Франции предметы быта, тарелки, лампы, мебель. Турция уже рассматривает возможность отмены соглашения о приобретении семидесяти самолетов у компании Airbus.

На улицах турецких городов уже появились группы волонтеров и студентов, призывающих турецких граждан отказаться от покупки французских товаров. У входа во французские супермаркеты Carefure в Стамбуле возникают стихийные митинги протеста. Как сообщают средства массовой информации, под вопросом оказалось проведение нескольких концертов французских исполнителей, в частности - актрисы Джейн Биркин, которая собиралась исполнить в Стамбуле в конце января песни Сержа Гинзбура.

Бизнесмен Рашид Неккяз создал фонд в миллион евро, средства которого пойдут на оплату штрафов лицам, нарушившим во Франции закон об отрицании геноцида.

Заведующая сектором Турции Центра изучения стран Ближнего и Среднего Востока Института востоковедения Наталья Ульченко в интервью Радио Свобода предположила, что ответной реакцией будет рост политической сплоченности турецкого общества.

- Политический истеблишмент Турции един в своем отношении к этому вопросу, и возможна даже некая консолидация, поскольку вопрос о геноциде опять поставлен в повестку дня.

- В Турции этот вопрос является предметом общественной дискуссии? Например, нобелевский лауреат по литературе Орхан Памук выступал против традиционного взгляда турецких властей на эту проблему.

- Когда мы говорим о дискуссии, то имеем в виду заявившие о себе общественные силы, которые придерживаются разных позиций по этому вопросу. В Турции же это, скорее, это голоса отдельных личностей, имеющих определенный статус. Но я бы не сказала, что за ними стоят какие-то общественные силы. Позиция турецкого общества по данному вопросу достаточно едина.

- Турция пытается стать членом Евросоюза. Франция - важный член Евросоюза. Как далеко, на ваш взгляд, Анкара может пойти в своем противостоянии Франции?

- Вопрос о торговом эмбарго или о введении экономических санкций в отношении французских компаний уже ставился турецкой стороной, когда возможность принятия подобного закона еще только обсуждалась во Франции. Франция - один из ведущих игроков ЕС, куда Турция долгое время стремится. Но в данном случае, мне кажется, это обстоятельство не слишком затормозит развитие конфликта. В турецком общественном мнении значимость двух вопросов - вопроса об армянском геноциде и о вступлении в ЕС, как это ни покажется странным, в какой-то степени сопоставима. Раздражение Турции может оказаться весьма значимым. И есть второй очень важный вопрос. Все мы ждали в последнее время новых тенденций в турецкой внешней политике, связанных с усилением региональных позиций. Оно сопровождались определенным повышением самостоятельности в отношении ее традиционных партнеров, в первую очередь, конечно, США, но в какой-то степени и Евросоюз. Настало время подтвердить свои новые амбиции, и я думаю, что логика развития этого нового политического имиджа Турции заставит ее достаточно бурно и негативно реагировать на подобный шаг Франции. Несмотря даже на сохраняющуюся линию на развитие отношений с Евросоюзом.

- Верно я понимаю, что можно это свести к такой психологической максиме: национальная гордость, как ее понимают турки, важнее экономической выгоды?

- Конечно, как только мы от обтекаемых формулировок переходим к категоричным, мы одновременно допускаем погрешности, но в какой-то момент времени такая ситуация может сложиться. Хотя нужно сказать, что Турция всегда была очень прагматичной, и после периода такого обострения отношений, видимо, видимо, Анкара будет искать какую-то новую схему отношений с Францией.

- Эта непростая тема является препятствием и для развития турецко-армянских отношений. Складывается впечатление, что решение французского Сената ставит крест на оживлении турецко-армянского диалога.

- Я разделяю ваше мнение. Действительно, по этому поводу были достигнуты определенные договоренности. Весьма важно, что Армения и Турция обоюдно согласились передать вопрос о геноциде на дополнительное изучение историков и дождаться неких выводов, которые обе стороны были готовы признать как окончательные, объективные. Этот жест Франции, во многом, видимо, спровоцированный тем, чтобы не дать слишком развиться региональным амбициям Турции, прежде всего в арабском регионе, в какой-то степени нарушил этот пусть робкий, но все-таки начавшийся процесс.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG