Доступные ссылки

В англоязычных блогах обсуждают границы сетевой свободы. Дискуссия разгорелась после того, как администрация сервиса микроблогов Twitter сообщила в своем блоге, что имеет возможность блокировать определенный контент в отдельных странах:

Компания растет и начинает работать в странах, имеющих свое понимание свободы слова. Где-то оно настолько отличается от нашего, что мы просто не смогли бы там существовать, а где-то вполне соответствует привычному, однако в силу исторических или культурных причин ограничивает определенный тип контента – например, во Франции и в Германии запрещены высказывания нацистского толка.

На вопрос, цензура ли это, директор программы международного мониторинга свободы слова в Фонде Electronic Frontier Джиллиан Йорк отвечает в своем блоге однозначно:

Давайте признаем очевидное: такие ограничения являются цензурой. Это невозможно отрицать. Но, к сожалению, Твиттер должен подчиняться закону. Любая компания, размещающая пользовательский контент, рано или поздно получает судебное или правительственное постановление о блокировании той или иной информации. Google сообщает об этих постановлениях в специальном отчете. Другие компании не столь откровенны. В любом случае, у Твиттера есть только две возможности: либо не подчиниться, подвергнув себя риску быть полностью блокированным в той или иной стране, или подчиниться, то есть заняться цензурой. А если в этой стране у них есть офисы и сотрудники? Тогда выбора вообще нет.

Доцент университета Северной Каролины Зейнеп Туфекши, напротив, полагает, что разработав технологию блокирования контента в отдельных странах, Twitter сделал огромный подарок защитникам свободы слова во всем мире:

Твиттер предложил очень удачный выход. Раньше, получив судебное предписание удалить какую-то информацию, компания удаляла ее так, что она становилась недоступной во всем мире – теперь она станет недоступной только в стране, выдавшей предписание. Твиттер будет публиковать список удаленных постов со ссылками на исходники, так что любой человек, находящийся вне пределов этой страны, будет иметь возможность ознакомиться с их содержанием – равно как и с постановлением суда, в соответствии с которым тот или иной твит был удален. Кроме того, Твиттер составил полезные инструкции о том, как вручную изменить страну в личных установках, чтобы получить возможность читать заблокированные сообщения. Предложив такой порядок действий, Твиттер сделал все возможное, чтобы помочь защитникам свободы слова – ну разве что не предложил еще утрам доставлять им в постель кофе и булочки. Именно так и должны вести себя все интернет-компании.

О том, как следует вести себя рядовым пользователям, на блог-портале gigaom рассуждает Мэтью Инграм:

Стандартный ответ на критику нововведений от Google, Twitter или Facebook – это совет ими не пользоваться. Дейв Уайнер и другие пропагандисты открытых сетей неустанно повторяют, что использовать в качестве важнейших инструментов коммуникации одну или несколько корпораций значит подвергать себя огромному риску. Но какой у нас выбор? Мы можем либо с еще большим усердием приняться за поиск открытых альтернатив, либо надеяться, что Google, Twitter и Facebook будут блюсти наши интересы, а обнаружив, что они этого не делают, пытаться привлечь их к ответственности.
XS
SM
MD
LG