Доступные ссылки

В американских блогах в связи с короткой передышкой в битве за республиканскую номинацию (следующее голосование пройдет во вторник в Огайо) подводят предварительные итоги кампании. Блог American Democracy на сайте британского еженедельника The Economist указывает на любопытную деталь: битва демократов и республиканцев в США всегда была культурной войной – если демократы выступали за либерализацию всех сторон жизни, то республиканцы поднимали на флаг христианские ценности, чтобы оградить Америку от потоков порнографии, растущего числа абортов и равных прав для геев и лесбиянок. Культурная война никуда не делась, отмечает блог, - напротив, форму войны культур приобрели все без исключения дискуссии:

На одном из митингов сторонники Ньюта Гингрича стояли с плакатами, изображающими заправку, на которой значится "$2.50 – за Ньюта". Именно до такого уровня он пообещал опустить цены на бензин, если станет президентом. А почему сейчас цены на бензин такие высокие? Потому что министр "антиэнергетики", как называет Гингрич Стивена Чу, желает, чтобы мы платили, как европейцы. Почему? Ну, это как-то связано с преклонением Обамы перед саудовскими королями и извинениями за солдат, сжегших Коран. Призыв Гингрича добывать больше нефти и газа был встречен бурными аплодисментами. И кто знает: может, нам действительно стоит добывать больше нефти и газа. Может, кое-где и стоило бы поступиться идеалами защиты окружающей среды. Но собравшиеся на митинг аплодировали совсем не этому, и Гингрич тоже не об этом говорил. Добывать нефть и газ – это по-американски, точка. Выступать против добычи – по-европейски. Споры о реформе здравоохранения тоже никак не связаны с попыткой предоставить как можно большему числу американцев доступ к медицинским услугам. Предложенная Обамой реформа – "европейский социализм", противостоять ей значит вести себя по-американски. А задавать едкие вопросы о конкретных мерах реализации той или иной цели – значит перейти на сторону врага.

Отчасти поэтому шансы Митта Ромни, лидирующего на данный момент в республиканской гонке, блогер портала The Spectator Алекс Масси оценивает как сомнительные:

Ромни не может создать себе убедительного культурного образа. И дело даже не в том, что он, по сегодняшним вкусам, слишком богат или слишком технократичен там. Дело в религии. По понятным причинам ему не хотелось бы превращать вопрос о своей номинации в референдум о мормонстве. Но объяснить, кто он такой, не упоминая об этом, тоже невозможно. Поэтому Ромни обречен на роль Человека Ниоткуда, кандидата без основы – все, что он нем можно сказать, это послужной список, размер его состояния и название его инвестиционного фонда. В другой предвыборной кампании этого было бы достаточно – но только не в нынешней. Один пример: при обсуждении проблемы иммиграции Ромни упомянул, что его отец родился в Мексике. Это же интересно! Его семья вынуждена была покинуть Мексику после революции 1912 года. Они потеряли все, что у них там было, и в США им пришлось начинать с нуля, но они достигли успеха. Однако бедный Ромни не может извлечь из этой необычной и во многих отношениях блестящей истории ровным счетом ничего, потому что прадед Ромни с тремя женами и двенадцатью детьми бежал в Мексику из США после запрещения полигамии в 1882 году. Семья до последнего следовала своим принципам, но и на этом Ромни сыграть не может. Точно так же, как не может рассказать, как был епископом-мирянином, потому что это тоже может привести к разговорам о мормонстве. И этот человек претендует на то, чтобы стать кандидатом от партии, для которой культура и личная позиция значат больше, чем политика или реалистичность обещаний!
XS
SM
MD
LG