Доступные ссылки

Неизвестная переписка Расулзаде и Топчибашева


Мамедэмин Расулзаде

Мамедэмин Расулзаде

На вопросы РадиоАзадлыг отвечает известный исследователь истории мусульманских народов России начала ХХ века, доктор исторических наук Салават Исхаков.

Автор книг «Российские мусульмане и революция» (1917-1918), «Первая русская революция и мусульмане Российской империи»,
«Из истории азербайджанской эмиграии», последней, недавно изданной «А.М.Топчубаши и М.Э.Расулзаде. Переписка. 1923-1926 гг» и множества публикаций на темы межэтнических и межконфессиональных отношений в России, революции 17 года, гражданской войны, например, участия тюрок-мусульман в российской армии, истории мусульманской, в том числе азербайджанской эмиграции, а также о М.Э.Расулзаде, Мустафе Чокаеве, Ахмет-Закки Валидове и других. .

- Салават Мидхатович, откуда у Вас интерес к истории Азербайджана?

- После гражданской войны на территории бывшей империи, когда большевики разгромили все несоветские правительства мусульманских народов, их сопротивление, в том числе азербайджанского, не прекратилось. В частности, в Азербайджане нарастала внутренняя напряженность.
Этот протест народов, в том числе азербайджанского, против проводимой Кремлем «национальной» политики давал веское основание их лидерам, вынужденным эмигрировать в Европу, выступать с острой критикой действий большевистских лидеров на страницах различных периодических изданий. Так, в октябре 1922 г. Лубянка сообщила Сталину, что в Париже существует центр, в который входили мусаватисты и северокавказские горцы и который тесно был связан с французским правительством, русской эмиграцией и белыми генералами.

- А почему именно в Париже?

- Франция в 1920-е годы стала политическим и культурным центром не только русского зарубежья, но и мусульманской, в том числе азербайджанской, эмиграции.

Именно в Париже лидерами разных народов бывшей Российской империи в 1926 г. был основан клуб «Прометей», который действовал как международная организация. С этой целью в Париже с 1926 г. выходил на французском языке журнал «Prométhée» («Прометей»), который издавался Комитетом независимости Кавказа (Азербайджан, Грузия, Северный Кавказ) — эмигрантской организацией, созданной в середине 1920-х годов. Затем появились другие журналы и газеты, в том числе на языках народов СССР.

Подобные прометеевские клубы основывались и в других городах Европы, в том числе в Варшаве (1928 г.), для заседаний, лекций, собраний, диспутов, семинаров прометеевских лидеров и европейцев.

- Интересное, «говорящееe» название для антибольшевистского журнала и клубов...

- И целого движения. Автором термина «прометеизм» был полковник Т. Шетцель, который будучи польским военным атташе в Турции (1924–1926 гг.), налаживал контакты с политической эмиграцией кавказских народов.. Идея создания подобного антибольшевистского движения была поддержана главой польского государства Ю.Пилсудским. Не случайно именно в Варшаве была в 1928 г. создана «Лига угнетенных Россией народов» (общество «Прометей»), в которую входили представители Азербайджана, Грузии, Дона, Ингрии, Карелии, Коми, Крыма, Кубани, Поволжья, Северного Кавказа, Туркестана, Украины и Урала.

Этот антибольшевистский союз представлял серьезную угрозу для советской пропаганды. Задачами прометеевцев, во-первых, являлись пробуждение политического сознания своих народов того, чтобы они сами могли решать свою судьбу, во-вторых, раскрытие перед европейской и мировой общественностью серьезных проблем нерусских народов при советской власти, разоблачения большевистской диктатуры, пренебрегавшей в действительности самобытностью, культурой, историей, традициями нерусских народов Советского Союза. Главное внимание в первые годы «Прометей» уделял пропаганде идеи объединения усилий разных народов в борьбе с большевизмом, за национальную независимость.

Прометеевские издания распространялись по всему миру, в том числе нелегальным образом в Советском Союзе, оказались сильным противодействием советской пропаганде сталинской национальной политики, раскрывая при этом острейшие проблемы между Кремлем и нерусскими, в том числе азербайджанским, народами Советского Союза.

Самыми авторитетными критиками национальной политики ВКП(б) в отношении Азербайджана и его народа являлись А.М. Топчибашев и М.Э. Расулзаде, который, будучи лидером мусаватистов, был в 1931 г. по этой причине даже депортирован из Турции под давлением Кремля. После этого шага кемалистского правительства Расулзаде приехал в Польшу и вместе с А.М. Топчибашевым, который жил в Париже, представлял азербайджанскую эмиграцию как перед европейским общественным мнением, так и в других эмигрантских центрах и организациях.

Кстати, переписка Топчубашева и Расулзаде, охватывающая 1923-1926 годы, была обнаружена в личном фонде Центра исследований Высшей школы социальных исследований России, Кавказа и Центральной Азии в Париже сотрудником центра, Георгием Мамулиа. Именно благодаря ему я узнал о существовании этих писем.

- А как это произошло?

- Первая научная конференция, посвященная прометеевскому движению, состоялась в апреле 2008 г. в Париже. В ней приняли участие исследователи из Италии, Казахстана, Польши. Россию представлял я, а Францию - Георгий Гурамович Мамулиа. Ученые отметили чрезвычайную сложность изучения этого явления, причины которого коренились прежде всего во внутренних проблемах Советского Союза, в проводимой «национальной» политике большевиков.

После парижской конференции состоялись еще две прометеевские конференции в Варшаве, где я выступал по истории мусульманской эмиграции, прометеевским деятелям, в том числе из Азербайджана.

- Теперь понятно, почему он обратился именно к Вам для обнародования переписки...

- Мамулиа обратился ко мне, учитывая мой научный «капитал» (свыше 200 публикаций, в том числе по Азербайджану, Расулзаде), диапазон исследовательских интересов (все мусульманские народы конца 19 в. – первая треть 20 в.), академическую подготовку, а главное – я во время перестройки нашел в Москве архивные документы по прометеевскому движению и стал их публиковать.

- Салават Мидхатович, что, по Вашему мнению, помешало азербайджанским историкам первыми разузнать об этой переписке и вообще находить подобные документы? Плохо ищут, не там ищут или что-то иное?

- Чтобы находить первыми такие документы, бакинским коллегам нужно поучиться у Рамиза Абуталыбова, который, несмотря на сложности советского времени, собрал бесценный для азербайджанской истории архив из эмигрантских личных коллекций и передал его в государственные архивы республики. Чтобы сегодня, когда имеются совсем иные возможности для такого поиска, успешно продолжать эту работу, нужно, прежде всего, иметь научную и человеческую репутацию, доверие со стороны коллег, их понимание, помощь. Нужны, коротко говоря, общие усилия, сотрудничество.

- В чем значение этой книги для российских историков, особенно описывающих Расулзаде, Топчубашева предателями и подручными англичан, или турок, или еще кого-то?

- Когда российские авторы пишут нечто подобное, то они показывают либо собственное незнание исторических фактов, либо пытаются дискредитировать этих крупных политиков. Могу предположить, что их переписка со временем будет востребована исследователями в разных странах, в том числе в России. Знаю, что коллеги в Турции высоко оценили эти уникальные документы.

- Кто первым откликнулся на Вашу публикацию?

- Рамиз Абуталыбов. Он поздравил меня.
XS
SM
MD
LG