Доступные ссылки

В середине марта 1995 года в Азербайджане произошли события, отраженные в многочисленных публикациях как «мятеж ОМОН». С этим было закончено 17 марта, когда в Баку на своей базе, блокированной другими военными частями и соединениями, был убит командир республиканского ОМОН, замминистра внутренних дел Ровшан Джавадов. В связи с этими событиями мы публикуем воспоминания участника событий, полковника Исы Садыгова, в то время - замминистра обороны. .

Можно было только догадываться, что какие конкретные цели ставил перед собой Гейдар Алиев, приезжая в Азербайджане в конце 1980-х, начале 90-х годов. Хорошо знающие его люди понимали, что в эти смутные времена сидеть и просто наблюдать со стороны на все происходящее в стране он не намерен. Оставаться вне власти, то есть согласиться с вынесенным ему приговором на политическую смерть? Для Гейдара Алиева это означало смерть физическую. Им двигала жажда власти, и наконец, сведения счетов с теми, кто пытался отнять у него власть и влияние на Азербайджан, кто пренебрегал им. В этом противостоянии он использовал весь свой богатый политический опыт, в котором важнейшее место занимали опыт и навыки КГБ. Это были те навыки, о которых мы не имели представления и представить себе не могли сути этих «навыков».

ДАЛЕКО ИДУЩИЕ ПЛАНЫ

Деятельность его уже говорила о его амбициях вернуться к большой политике и это он делал практически открыто, пренебрегая государственной иерархией, например, уже будучи в Нахчыване, вел себя как руководитель страны. Более того, делал все, чтобы раскачать национальную, законно избранную власть в те трудные для страны времена. Вместо того чтобы использовать свой управленческий и политический опыт, знания и связи, поддержать руководство, сделать все необходимое для успешного завершения войны – он, наоборот пытался максимум воспользоваться трудностями добиться своих целей. О возможных последствиях таких планов и целей он не знать не мог, но дальнейшие события показали, что несмотря на все это, на эти угрозы молодой государственности ничто его становило. Сразу по возвращению он умело стал пользоватся знаниями и методами, приобретенными в КГБ, создавая неблагоприятную, даже враждебную для нормальной деятельности руководства Азербайджана того времени обстановку. Это, например, доказывает масса слухов, которые наводняли Баку и Азербайджан до, во время и после важных, судьбоносных для страны и Гейдара Алиева событий в позитивном для самого Алиева и негативном для его противников ключе. Вроде Гянджинских событий в июне 1993 года, или октябрьских 94 года, или событий с ОМОН в марте 95 и так далее. Чьих рук это было дело? Стихийные слухи, центры и источники аппарата распространения слухов МНБ (КГБ), или кого-то и чего-то еще?

Ему надо было расшатать эту власть, свергнуть ее и вернуться в Баку как спаситель. Дальнейшие события показали, что этот план ему удалось реализовать полностью руками многих, в том числе, к сожалению, и руководства ОМОН.

НЕОБХОДИМОСТЬ СОЗДАТЬ ПАРТИЮ

В первый раз Гейдару Алиеву было предложено создать свою партию в Азербайджане в конце июня 1992 года, когда к власти пришел президент Абульфас Эльчибей. Он выслушал Сируса Табризли, но успокоил его тем, что "в Баку - Этибар, и нет необходимости в создании какой-то своей партии". Он имел в виду Этибара Мамедова.

Во второй раз поездка состоялась в октябре – опять-таки с предложением о создании алиевской партии. То, что все это происходило именно так, а не иначе, я знаю совершенно точно от самого Сируса Табризли. На этот раз Алиев дал согласие.

Почему? Что изменилось всего за пять месяцев, с июня по октябрь?

На мой взгляд, на принятие такого решения повлияла военно-политическая ситуация, и даже больше военная, чем политическая. Объясню свою мысль. Гейдар Алиев отказался от предложения Табризли создать свою партию в первый раз потому, что был уверен в скором неминуемом крахе национального правительства. В создании партии в таком случае не было нужды. Вести войну в тех условиях, было, как считал Алиев, невозможно и тем более, невозможно остаться у власти, проиграв войну армянам. Но летняя кампания 1992 года, когда практически война была на завершающей стадии, обеспокоила его, поэтому он решил создать свою партию.

Что же его так обеспокоило? И почему именно в этот период?

УСПЕХ ЛЕТНЕЙ КАМПАНИИ

В октябре 1992 года война шла к завершению в пользу Азербайджана и это было ясно уже всем. Армянская сторона готова была на все условия, в том числе на статус автономной республики в составе Азербайджана, как и было до начала конфликта! Они призывали и просили прекращения огня и войны. Фактически была переломлена вся ситуация с 1988 года по Нагорному Карабаху, когда Азербайджан, независимо от того, кто был в руководстве, все время проигрывал борьбу, отставал в действиях, действуя неадекватно обстановке, принимая неправильные решения, а если и принимал верные, то не мог реализовать их, или принимал слишком поздно, и таким образом терял непрерывно контроль над своими же землями, терял людей и населенные пункты один за другим!

Тогда как только за летнюю кампанию 1992 года изменилась сама динамика событий и военная победа перешла на нашу сторону!

Помню, тогда в западную зону прислали миротворцев - наблюдателей к нам и в Армению. И даже была достигнута договоренность о прекращении огня. Эти наблюдатели выставлялись по обе стороны линии соприкосновения, прокладывалась между ними связь и выставлялись совместные посты. Что могло быть для нас лучше? Я с большими усилиями добился этой связи, постов и таким образом, мы добились полного контроля над ситуацией.

С моей точки зрения это было очень важно и потому, что в этих условиях Азербайджан мог бы вывести с передовой 60% личного состава. Это надо было сделать для усиленной подготовки и обучения, так как боевая подготовка не соответствовала требованиям момента. Мы тогда построили даже несколько полигонов, чего невозможно было сделать во время боевых действий. Все эти действия могли в значительной мере повысить эффективность ведения боевых действий Национальной армией Азербайджана и снизить наши потери, не говоря уже о других факторах.

ПОЗИЦИЯ СУРЕТА ГУСЕЙНОВА

Эти посты мы выставили в полосе обороны нашего объединения. Но как дело дошло до полосы другого объединения - где командовал Сурет Гусейнов - он категорически отверг это. Он сам неоднократно признавался в своих выступлениях - что он не мог позволить, чтобы на азербайджанской территории оставался хоть один армянин. Да, к сожалению это горькая правда. Сегодня трудно судить – это была позиция азербайджанского патриота, перед глазами которого стояли творимые врагом зверства, убийства, пытки и изнасилования? Или позиция простого до примитивности националиста? Или опьяненного военными успехами до головокружения невоенного человека? Или это он делал специально для того, чтобы сорвать прекращение огня?

В тех условиях не было необходимости в продолжении войны - это я говорю с полной ответственностью. Понятно сегодня и то, что Сурет Гусейнов не был единоличен в своих решениях - вокруг него уже тогда были советчики, ставленники и провокаторы Алиева.

Конец войны в тот период означал становление и укрепление правительства Абульфаса Элчибея, что категорически не устраивало в первую очередь Алиева, так как нарушало его планы.

И уже тогда началось формирование коалиции как вооруженной, так и политической, поддерживаемой медиа-ресурсами, целью которой было свержение законной власти.

ПЕШКА В ЧУЖОЙ ИГРЕ

Всем представителям коалиции были отведены определенные роли. Главная ставка, была конечно же, сделана на Сурета Гусейнова - он был в наиболее благоприятных условиях - контроль над вторым по величине в стране городом Гянджа, достаточно техники и вооружения, хотя среди личного состава было больше людей с криминальными наклонностями, бывших дезертиров и наркоманов. Но в этом случае Сурет сам не знал, кто главный в этой игре и до последнего момента он думал, что он сам. Он, видимо, верил, что он и будет президентом и не мог понять, что всего лишь пешка в этой игре, не догадываясь, что разыгрывающим был невидимый для него Алиев.

Сурет Гусейнов понял, что его обманули, обвели вокруг пальца, как простачка, только в августе-сентябре 1993 года - когда ему было сказано, что он еще молод и пусть пару лет поучится государственным делам у Гейдара Алиева. Но об этом попозже, это будет рассказано по июньским событиям 1993 года.

Политическая оппозиция - это несколько партий в лице партии Национальной независимости Азербайджана (ПННА) Этибара Мамедова, еще нескольких депутатов, члена ПННА Шадмана Гусейнова, беспартийных Рагима Газиева (в свое время министра обороны), Тахира Алиева (в свое время министра внутренних дел). Здесь к слову - эта партия принимала самое непосредственное участие в вооруженном свержении законного правительства, получая оружие как у Сурета Гусейнова, так и в комендатурах районов. Об этом тоже несколько позже.

УЧАСТИЕ В ЗАГОВОРЕ

А главное – командир ОМОН, заместитель министра внутренних дел Ровшан Джавадов тоже был в этом заговоре, к сожалению. И ему в тот период отводилась если не главная роль в свержении, то роль нейтрального наблюдателя, который не вмешивается во все происходящее. За это, то есть за участие в заговоре в такой форме, такую позицию невмешательства, командир ОМОН должен был разделить власть, получить свою долю.

Я остановлюсь на 2 моментах этой доли власти - это охрана государственных лиц и конечно же, пост министра внутренних дел, который был обещан. Это мне сказал не Ровшан, это я узнал от доверенных лиц из его окружения.

Скажу со всей ответственностью - если бы ОМОН выполнил свои конституционные обязанности, выполнил свои функции - государственного переворота не было. Я убежден в этом. Да, у Сурета Гусейнова были более многочисленные подразделения, техника, вооружение – зато у него не было таких обученных и отважных подразделений, обладающих заработанных в боях именем, как в ОМОН. ОМОН вполне мог бы совместно с другими силами предотвратить кровавые события июня 1993 года и без участия армии. Но командование ОМОН не сделало это, оставаясь верным той самой коалиции, в надежде получит свою долю власти в новом правительстве...

(Продолжение следует)

Статья отражает точку зрения автора

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG