Доступные ссылки

Потерял ли режим Башара Асада поддержку Москвы? Смирилась ли Россия с тем, что пришло время делать ставку на новые силы?

Подобные вопросы задаются многими американскими комментаторами после российского решения поддержать заявление Совета Безопасности ООН с осуждением насилия в Сирии и одобрением плана Кофи Аннана, который посланник ООН обсуждает в эти выходные в Москве и Пекине.

21 марта Россия поддержала заявление Совета безопасности ООН, с требованием к сирийским властям, среди прочего, немедленно прекратить переброску войск, использование тяжелого вооружения в населенных пунктах и начать процесс политического урегулирования.

Для Совета безопасности это был самый мелкий шажок из диапазона мер, принимаемых в подобных случаях, для России – гигантский скачок. Согласившись с подобной мерой, Москва отступилась от своего принципиального постулата: равной ответственности обеих сторон за происходящее. Лишь несколько дней назад этот вопрос вызвал резкий обмен мнениями в ООН между госсекретарем США и министром иностранных дел России.

Неприкосновенным пока остался еще один постулат российской дипломатии: неприемлемость, так сказать, насильственного отстранения от власти Башара Асада, но неожиданные интервью министра иностранных дел Лаврова российским средствам информации с критикой действий сирийских властей дают поводы американским наблюдателям для определенных выводов.

Вот что говорит известный американский военный эксперт Стивен Бланк:

– Формально, Россия продолжает говорить, что происходящее в Сирии – это внутрисирийское дело, оно не может быть разрешено через постороннее вмешательство, сами сирийцы должны решить свои проблемы. Но чего, возможно, Москва и не ожидала, это то, что под ее дипломатическим прикрытием Асад устроит, по сути, резню в стране. Тысячи убитых, артиллерийские обстрелы городов. И это, скорее всего, все сильнее беспокоит русских, потому что их разведслужбы не могут не доносить, что такими действиями Асад лишает себя перспективы выживания в качестве легитимного лидера страны. Единственное, что он делает – уничтожает людей. В такой ситуации рассчитывать на то, что он может быть участником процесса политического урегулирования не приходится, дело идет к гражданской войне, а это едва ли в российских интересах. Поэтому, я думаю, Россия и пытается маневрировать, но главный заряд ее политики остается прежним – не допустить Соединенные Штаты и НАТО в Сирию.

– Официальная позиция России состоит в том, что поддержка союзнического сирийского режима – в ее национальных интересах. Вы с этим согласны?

– Если потеря имиджа важного игрока на Ближнем Востоке в результате падения одного из двух остающихся союзных режимов подорвет национальные интересы России, то тогда да. Но самое главное, что вызывает ночные кошмары в Москве и в столицах ее центрально-азиатских партнеров по СНГ, события в нескольких арабских странах – это наглядный пример победы демократических восстаний против авторитарных режимов, пример успешного участия людей в важных политических процессах. Есть и еще одно соображение – беспокойство по поводу прихода на смену диктаторам радикальных исламистов, в результате чего Россия пострадает. Но, по большому счету, сирийская тактика России отражает не национальные интересы страны, а глубинные интересы российской элиты, которая правит и владеет страной.

– Некоторые американские эксперты уже давно говорят, что лучшее, что могла бы сделать Россия в данной ситуации – убедить Асада отправиться в изгнание. Интересно, что российский министр иностранных дел Лавров не отмел, как абсурдный, вопрос журналистов о добровольном изгнании Асада.

– Я думаю, что это почти все, что Москва способна сейчас сделать. Через год после начала кровопролития расчеты на выживание режима, открыто уничтожающего своих граждан, несерьезны. Башар Асад – не Хафез Асад, сумевший утопить в крови подобное восстание тридцать лет назад. Времена изменились. Режим не сможет устоять на фундаменте репрессий. Вашингтон, западные столицы объявили о его нелегитимности. Если план Аннана не сработает, то будут нарастать требования о некоем стороннем вмешательстве в конфликт. Будет ли это Турция, или операция НАТО сказать очень трудно. Но уход Асада, на мой взгляд, неизбежен. Ему не удастся сохранить власть, потому что никто с ним не пойдет на переговоры.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG