Доступные ссылки

Рустам Ибрагимбеков: «Наша власть развращена безмолвием и покорностью народа»


Интервью РадиоАзадлыг с известным писателем, драматургом, сценаристом, режиссером и продюсером Рустамом Ибрагимбековым.

- Рустам бей, в интервью РадиоАзадлыг почти 2 года назад вы сказали, что не видите альтернативы в качестве президента Ильхаму Алиеву и разъяснили свою точку зрения. В другом интервью, спустя некоторые время вы сказали, что Мехрибан Алиева могла бы стать реальной альтернативой. С тех пор тоже прошло достаточно много времени. Что вы скажете по этому вопросу исходя из реалий сегодняшнего дня?

- Дело в том, что я отношусь к категории людей, которые если что-то говорят, то отстаивают это до конца жизни. Когда я говорил, что «не вижу альтернативы Ильхаму Алиеву в качестве президента», то имел в виду тот общественно-политический контекст, в котором мы существуем. То есть, есть реальные игроки, которые могут принимать участие - и то мы понимаем -, и выборы проходят так, что результатами распоряжается какая-то группа людей так, как хочет. Но даже в этом варианте среди тех людей, которые будет выдвигать власть в качестве альтернативы Ильхаму Алиеву, я не вижу людей его уровня, потому что та команда, что вокруг него, это люди, несомненно, так сказать, ничего особенного собой не представляют. Других политически серьезных фигур они не подпустят под разными предлогами, поэтому, как говорится, из всех зол надо выбирать наименьшее. Я исходил из этих соображений.

- Меньшее из зол?..

- Да. С другой стороны, я был очень огорчен этими изменениями в конституцию, когда путем референдума и разного рода других, - я подробностей не знаю, - ухищрений появилась возможность избираться президентом в третий раз. Вот тогда я сказал, что это наносит серьезный удар по международному престижу Азербайджана. Мы подписываемся уже официально, что мы недемократическая страна. Что здесь, можно сказать, авторитарный режим начинает перерастать в диктатуру. Почти шутливо сказал, вот придумали же в России эту историю с Медведевым, когда власть, не желая отдавать позиции, придумала некую альтернативу, которую все понимали и сейчас в этом убедились, была абсолютно игрой. И что нечто подобное можно было бы сделать и здесь, - я очень симпатизирую Мехрибан ханым, - и что они могли бы сделать такую же, так сказать, «декоративную» перестановку. И это хоть как-то прикрыло бы суть того, что происходит в стране, которая по сути приватизирована узким кругом людей. Вот что я имел в виду. Сегодня ситуация не изменилась, потому что действующая оппозиция не представляет серьезной конкуреции власти, и поэтому я не называю никого из них, хотя там есть и уважаемые люди и я к ним хорошо отношусь. Но я понимаю, что у них нет никаких реальных шансов победить в выборах. Особенно понимая, как они проходят. Так что, с огорчением должен сказать, что и сегодня не вижу альтенативы. Если же это были нормальные честные выборы, то кандидатов очень много - серьезных, глубоких, умных, с которыми как бы считался и мир, и они бы повели бы себя очень достойно и ответственно. Но я исхожу из реалий.

- В последние полгода-год Форум интеллигенции активизировал свою деятельность, а Вы – свое участие в Форуме. Сказывается ли как-то участие в Форуме на вашей творческой деятельности?

- Нисколько не увеличилась моя активность. Дело в том, что я достаточно в меру для себя активно участвую в общественной жизни лет 7-8, и это нашло отражение на страницах печати здесь и в Москве. Было огромное количество дискуссий, где я поднимал, как мне кажется, самые острые проблемы нашего существования.

А лет 20 тому назад я был одним из тех, кто защищал Народный фронт и подписывал первым обращение интеллигенции в адрес Багирова и Муталибова, когда после январских событий их очень сильно притесняли. Таким образом, в меру своих сил и возможностей я всегда не был равнодушным к общественным процессам, происходящим в Азербайджане.

Что касается Форума... То это такое естественное, как бы вам сказать, естественное создание. По сути говоря, группа моих друзей, как бы образовала костяк Форума интеллигенции, то есть для этого не нужно было заниматься какими-то оргвопросами, мы просто собирались, встречались, говорили. И образовали естественным путем ядро Форума интеллигенции.

Должен сказать, что он уже давно действует. Я не могу сказать, что он активизировался за последние полгода. Предположим, просто стали более заметными некоторые шаги. Ну, я отказался от ордена французского, на это обратили внимание, хотя никакого отношения к Форуму это не имеет, это мой личный жест. Когда не пустили форум в гостиницу, ни в одну, мы сделали три разные попытки, и ни в одну не пустили, я вынужден был провести заседание Форума у себя дома. И как мне сказали, после Алимардан бек Топчибашева это первый случай, когда общественное собрание было проведено в частном доме, а не в каком-то присутствии.

Сейчас я пошел на митинг, это тоже не имеет никакого отношения к Форуму. Я прилетел в Баку седьмого, утром узнал о митинге и счел своим долгом, так как это первый после семилетнего перерыва разрешенный митинг. Считаю, нанесен очень сильный удар по уровню митинга, потому что его загнали в такое место! Это не просто 20-й участок, это одно из самых плохих мест 20-го участка. Это какая-то автошкола, туда нет дороги, туда было трудно вообще добраться, огромные расстояние приходилось идти пешком и так далее. Несмотря на это, несколько тысяч человек там было. Я счел своим гражданским долгом пойти, причем очень импульсивно. Пошел туда, мои товарищи даже не знали, случайно узнал Эльдар Намазов, и мы пошли вдвоем. Это было такое движение рядового азербайджанского гражданина, если так можно сказать – интеллигента, который решил поддержать, не придавая даже значение содержанию того, что там говорилось. Важно то, что выражалось мнение народа и это было разрешено! И надо было поддержать, чтобы было ясно, что это интересно всем.

- А стоит ли деятельность Форума того времени и энергии, которые вы затрачиваете на него?

- Я не трачу особого времени на дела Форума, я же сказал - это естественное течение моей жизни. Я продолжаю очень активно заниматься творчеством, и это никак на нем не отражается. И как-бы поэтому не так уж я активен в общественной деятельности. И вообще я не сторонник того, чтобы отдавать время и силы борьбе в надежде на то, что это даст какие-то результаты. Я человек не живущий будущим. Я человек, живущий сегодняшним днем, придающий ему огромное и главное значение. Мне не важны абсолютно результаты деятельности этого Форума интеллигенции. Когда мне говорят «Nəticəsi nə olacaq?», «Bir şey eləyə biləcəksinizmi?» («Что будет в результате?», «Вы сможете что-то сделать?» - ред.), я говорю «Elə eliyirik də!» («Так уже делаем!» - ред.). Наши разговоры, наши выступления – это и есть наша победа. Потому что нам очень важно, мне, освободиться от того унизительного ощущения, что меня считают невежественным, глупым, рабом, думают, я не понимаю, что происходит. Так же, как я вел себя в детстве и юности на улице, отстаивая свою точку зрения, точно так же я отстаиваю свою точку зрения, видя ложь, видя грубые попрания гражданских прав. То есть, я высказываюсь! И вот эти высказывания и есть моя победа, потому что другого я и не пытаюсь достигнуть. Но если вдруг это сольется с каким-то количеством голосов других людей, то это может привести к результатам каким-то. То есть, я не организатор этого, но я выполняю свой долг в надежде на то, что и другие это сделают. Вот тогда это приведет к тому явлению, которое называется «резонанс», и это может неожиданно привести к очень серьезным общественным сдвигам в Азербайджане.

Вторая цель, как ни странно, я пытаюсь спасти существующую власть. Что я имею в виду? Я не имею в виду конкретно этих людей. Я боюсь революций. Я пытаюсь, и все наши товарищи пытаются добиться хоть каких-то подвижек в тех безобразиях, которые происходят в Азербайджане с тем, чтобы у нас не повторилось то, что было и повторилось на Ближнем Востоке. Потому что, при любой революции - мы дети революций и хорошо знаем к чему это приведет – дальше процессы становятся неуправляемыми, и гибнут лучшие люди с той и другой стороны.

Вот почему мы пытаемся хоть как-то способствовать формированию гражданского общества в Азербайджане. Потому что только в том случае, если будет сильное гражданское общество, а в демократическом окружении нас могут поддержать эти усилия народа, и если мы перестанем быть особо пассивными, и гражданское общество будет активно выражать свои требования, то власть вынуждена будет с нами считаться, с народом считаться. Это тоже очень важная вещь. Потому что перевоспитать кого-то ни было надежды никакой нет, заменить ее вот сейчас - тоже не очень как-бы реально. А вот заставить ее выполнять хоть какие-то нормы общественно-демократических, нормальных устоев - мне кажется это более-менее реально.

Даже какие-то маленькие подвижки в России, которой во многом мы подражаем, показывают, что да, вот если вышли люди на Болотную площадь, заговорили и так далее, и тот же Путин, человек весьма твердый, уверенный, знающий, что он хочет, сразу стал перестраиваться. Deyir «Ağlamayan uşağa süd verməzlər» (Потому говорят: «Не плачущему ребенку молока не дадут» - азербайджанская пословица – прим. ред.). Если народ сам ничего не требует, ничего не хочет, то это развращает власть. Наша власть развращена безмолвием и покорностью народа. А у нас так – «Ya hırıldamaq, ya zırıldamaq» («Или смех, или слезы» - азерб. посл.– прим. ред.), и снова бросимся все разрушать. Речь идет именно об этом, что нужно как-то надо поднять как-то культуру, культуру общественной жизни.

К сожалению на митинге я увидел очень мало представителей интеллигенции. Я понимаю, что у нас нет среднего класса, потому что он дает подпитку обычно какую-то. Те люди, которые могли бы прийти, педагоги, инженеры, врачи боятся потерять работу, поэтому они не рискуют. Жаль, потому что митинги - это больше дело людей образованных, людей, знающих что они хотят, а не просто толпы.

ТВОРЧЕСТВО

- Рустам муаллим, вы упомянули, что сейчас активно работаете. А над чем, можно узнать?

- Вот только что мне позвонили, что картина, сопродюсером которой являюсь – испано-грузино-российская под названием «Чайка» - отобрана на «Особый взгляд» Каннского фестиваля. Я там соавтор сценария и сопродюсер. Только что закончил пьесу под названием «Убежище», сейчас ее читают в нескольких театрах и здесь, и за рубежом.

Моя творческая деятельность в Азербайджане прекратилась, поскольку во мне нет никакой необходимости здесь. И слава Богу! Потому что я увлекаюсь очень часто, и смещение моих интересов сюда приводит для меня к большим потерям, потому что я это делаю, ощущая какое-то чувство привязанности и долга, в то время как меня не хватает на все, и замораживаются мои дела за рубежом.

В Москве сейчас в двух театрах идут спектакли в моих постановках. Три или четыре проекта рассматриваются, там есть и продолжение «Белого солнца пустыни» в виде сериала. Есть большой социальный сериал. Почему я перешел на сериалы? Потому что проката нет реального, а сериал в виде киноромана очень интересен писателю, когда вот этот большой 16-серийный сериал, в котором поднимаются какие-то очень важные проблемы российской жизни. Так что работы очень много.

- А на какой стадии находится в настоящее время проект Киноцентра – дома, музея и школы кино?

- Вот сегодня я в газете прочитал, что суд признал все мои документы недействительными. Суд первой инстанции. Мы имеем все, все документы, включая кадастр, купчие, утвержденные проекты. Нефтяная компания не имеет ничего! Ни одного документа, кроме заявления, что «Bu elə daimi bizimdi» («Это всегда было наше») с сельским акцентом. Вот суд и принял решение, что «Bu elə daimi onlarındı» («Это всегда было их»). Сейчас мы будем это обжаловать.

- Дочь президента Лейла Алиева заявила журналу Interview Magazine, что «мы сейчас экранизируем роман «Али и Нино». Привлечены ли в этому вы к этому проекту – в качестве сценариста или продюсера, учитывая ваш российский, казахстанский и иной опыт?

- Дело не в опыте, дело в том, что 12 лет назад я написал сценарий «Али и Нино», который должен был быть реализован в совместной азербайджано-голландской постановке. В Голландии есть очень интересный режиссер, который большой поклонник этого романа. И вот они прехали сюда, здесь они соединились с братьями Хумани, которые занимались кинотеатром «Азербайджан» и нефтяными делами. Был написан сценарий, были деньги, но недостаточные, поэтому проект затормозился. Я занимаюсь этой темой уже многие годы, написал несколько вариаций, помимо «Али и Нино». Написал еще один сценарий о том же времени, больше внимания уделив становлению Азербайджанской Демократической Республики. Я тогда не понимал, что это полузапретная тема, и в обращении как раз акцентировал, что я вот считаю, что это надо и тем самым положил конец этому замыслу. В результате что получилось?..

Интерес к тому роману в мире очень велик и ко мне неоднократно обращались. Сейчас этим проектом заинтересовались члены семьи президента, хотят осуществить. Интерес к нему у них тоже уже несколько лет, вот сейчас это реальные шаги. Я очень этому рад. Почему? Дело в том, у нас в республике развивается только то, что приносит личную выгоду, представляет личный интерес для узкого круга людей. 40 лет я борюсь за реконструкцию киностудии. Меняется уже несколько президентов, к каждому мы обращаемся, каждый обещает и ничего не происходило. Теперь я понимаю, что допустим дороги, мосты, гостиницы, дворцы, стройки в сфере интересов людей, определяющих жизнь в нашей стране, что если кино попало в сферу их интересов, то в самое ближайшее время будет произведена реконструкция киностудии, потому что им нужна будет база. И слава Богу!

Если они еще заинтересуются и книгами и библиотеками, то это будет потрясающе! Потому что, из 150 книжных магазинов, которые были в Азербайджане, осталось только 9, и все они в Баку. В районах республики не осталось ни одного книжного магазина. Вчера смотрел большой материал, президент посетил Агстафу. Потрясающий там парк, культурный центр и так далее. То есть, в каждом районе строится некий какой-то такой вот красивый центр. И слава Богу! Это замечательно и потрясающе, но ужасно, что все ограничивается именно этим. Что все остальное, я имею в виду культурную жизнь не очень меняется, только такие показательные парки и дома культуры.

Я очень рад тому, что будет сниматься картина «Али и Нино». Сценарист, которого они привлекли - замечательный английский сценарист, надеюсь, что он напишет очень хороший сценарий. Вообще, они собираются это снимать, используя самых именитых в мировом кино людей, и скорее всего, это даст хорошие результаты. Меня это больше всего радует, в связи с тем, что приведет наконец-то, через 40 лет наших слез, обращений, требований и так далее, это приведет к реконструкции киностудии «Азербайджанфильм».

КНИГИ

- Какова Ваша любимая книга и почему она ваша любимая? Или книги? Что вы читаете в настоящее время?

- Вы задаете мне один из самых сложных вопросов.

- Понимаю.

- Книг, которые я люблю, достаточно много, начиная с «Тома Сойера» Марк Твена, Мериме, очень люблю «84 год» этого...

- Оруэлл?

- Да.

- А Гюго?

- Это само собой. Дело в том, что я встречаю очень большое количество людей, которые очень хорошо ориентируются в современной литературе. Читали Олдоса Хаксли, Дос Пассоса, модерную западную литературу, которая появилась параллельно с Хэмингуеем, Ремарком и так далее. Великую книгу этого ирланда, - у меня такое свойство памяти, что в нужную минуту не могу вспомнить имена...

- Джойса, «Улисс»?

- Да. Француза, который написал знаменитую... Вспомню, неважно. Ту литературу, которая составляла лицо середину и конец прошлого века. Но замечаю, что эти люди не читали Гюго, Марк Твена, Вальтер Скотта и так далее. А без этого, и наших книг, своих авторов Джалиля Мамедкулизаде, Ахундова и других, в результате они как бы люди разбирающиеся, но поскольку нет школы, - вот они не сформировались в нужное время и это такой запоздалый ликбез, - они все равно с моей точки люди, которые не обладают полноценным литературным вкусом. Те авторы, которых вы назвали, это обязательно! Через это должен пройти каждый человек! В том числе конечно и Гюго, и Диккенс, который нас сформировал, Мериме и так далее.

Если говорить о книгах, которые серьезно на меня повлияли, очень люблю «Посторонний» знаменитого француза..

- Камю? В некоторых переводах - «Чужак».

- «Чужой», да. Тот же Оруэлл, Камю, которые оказали определенное влияние, Тургенев, как ни странно. И Мирза Джалил на меня очень сильно повлиял.

Что касается того, что читаю сейчас... Сразу несколько книг. Например, я пропустил книгу под названием «Шатуны», изданную в 60-е годы в России, писателем, которому недавно исполнилось 80 лет... вот читаю его книгу и не могу назвать его... Юрий Мамлеев! Никто из вас его не знает. Он классик, известен во всем мире, в России только-только. Это писатель и философ, что-то потрясающее! Это не означает, что он мне нравится, но это потрясает! Он написал, создал картину ада, причем в России, причем без каких-либо социальных, что ли, адресатов и упреков. Просто картина ада, чудовищные люди. И это было написано в 60-е годы, то есть абсолютно самостоятельно существующий писатель! Я сразу купил с десяток его книг и теперь по очереди читаю.

Читаю несколько интересных философских книг, параллельно, поэтому не буду – что конкретно. Утром одну, вечером другую, но непрерывно, единственно, что могу сказать, каждый день часа по два читаю.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG