Доступные ссылки

Кризис Европы и война против женщин


Демонстрация неонацистов в Москве

Демонстрация неонацистов в Москве

Западная пресса пишет о росте крайне правых и крайне левых настроений, а также об отношении к женщинам в мусульманском обществе

«Кризис Европы» продолжается; теперь, по мнению экспертов, он из стадии финансовой и экономической переходит в социально-политическую и даже идеологическую. Свидетельство тому – рост как крайне правых, так и крайне левых настроений в странах ЕС, раздражение срочными правительственными мерами экономии, волна ксенофобии и исламофобии, которую некоторые называют даже заменой антисемитизма крайне правых в 20-30-х годах прошлого века. Результаты первого тура президентских выборов во Франции отчасти подтверждают это мнение; почти 20 процентов голосов, отданных за правого националиста Марин Ле Пен и около 10 процентов – за троцкиста Меланшана; все вместе это составляет почти треть от количества французов, пришедших в воскресенье к избирательным участкам. Треть активных избирателей, находящихся на крайних крыльях политического спектра – многовато для ведущей европейской страны, оплота ЕС, одной из самых старых демократий в мире. Обозреватель Пьер Аски в газете The Guardian пытается ответить на вопрос «Почему крайне правые так успешно выступили на французских выборах» - и среди его ответов есть даже неожиданный: этому успеху Марин Ле Пен помог сам президент Николя Саркози:

«”Марин”, как называют ее сторонники, смогла собрать под свое крыло самые разные (и даже противоречащие друг другу) группы избирателей, кто не выносит все “иностранное“, идет ли речь об иммигрантах, которые занимают рабочие места и получают социальные пособия, или о глобализации, открытых границах, или о евро, приведшем к перемещению производства в далекие страны, без каких бы то ни было выгод для простых людей. Голосование за Ле Пен остается актом протеста против партий мейнстрима, которые не смогли предложить убедительного разрешения французских бед – но, в то же время, получают все преимущества от нахождения у власти. Французские бедные – маргинализированные, “невидимые“, как Марин Ле Пен называет тех, кто исключен кризисом из функционирования экономической системы – решили массово голосовать скорее за крайне правых, нежели за левых, которые традиционно говорили от их имени».

Нельзя не согласиться с тем, что перед нами опосредованный результат политики президента Николя Саркози, однако Аски считает, что последний и прямо ответственен за опасный успех крайне правых:

«Но за успех Ле Пен также – как предположил Олланд в своем первом выступлении после закрытия избирательных участков – ответственен Николя Саркози, играя с огнем, пытаясь привлечь на свою сторону сторонников Национального Фронта. Он бесстыдно вторгся в их поле риторики, разжигая страхи по поводу иммиграции и ислама. Один из его ближайших соратников, министр внутренних дел Клод Геан даже предположил, что не все цивилизации равны».

Ксенофобия и антиисламизм нынешних правых не имеет ничего общего с жесткой критикой конкретных обычаев, принятых в некоторых обществах, в том числе и мусульманских. Отличный пример такой критики – и горького непонимания – статья египетской писательницы и журналистки Моны Элтахави в американском журнале Foreign Policy. Текст называется «Почему они ненавидят нас?» и посвящен отношению к женщинам в ряде арабских стран. Подзаголовок статьи «Настоящая война против женщин на Ближнем Востоке». Сама Элтахави не понаслышке знает, что такое «ближневосточная война против женщин»: в ноябре 2011 года египетские полицейские избили ее, сломали обе руки, угрожали сексуальным насилием. Ее текст включает несколько примеров чудовищного отношения к женщинам на сегодняшнем Ближнем Востоке:

«Назовите мне любую арабскую страну и я начну перечислять факты натурального надругательства, подпитываемого ядовитой смесью религии и культуры, на которую немногие могут покуситься, не будучи обвинены в богохульстве или преступлении. Но когда более 90 процентов замужних женщин Египта – включая мою мать и пять из ее шести сестер – были подвергнуты так называемому “женскому обрезанию” во имя скромности, тогда все мы должны стать богохульниками. Когда египетские женщины подвергаются унизительному “тесту на девственность” только за то, что имели мужество высказаться, тогда нельзя молчать. Когда положение египетского закона гласит: если женщина была побита собственным мужем “из добрых побуждений”, никакого наказания он не понесет – тогда к чертям политкорректность. Что же это такое, “добрые намерения”? Согласно закону, это положение предусматривает нетяжелые побои».

От Египта Элтахави переходит к странам с еще более возмутительным отношением к женщинам: Саудовской Аравии, Йемену и прочим. Статистика и факты, которые она приводит, ужасающи. Остается только понять, что же со всем этим делать. Писательница предлагает, прежде всего, перестать прикидываться. «Ненависть» следует назвать «ненавистью». Во-вторых, женщинам в мире, полном ненависти к ним, нужно начать борьбу, как бы это страшно и сложно ни было. В-третьих, считает Элтахави, не следует переоценивать так называемую «арабскую весну». Революцию политическую должна сопровождать революция сознания, образа мысли, как выражается автор, «надо изгнать мубараков как из нашего сознания, так и из нашей спальни».
XS
SM
MD
LG