Доступные ссылки

Хочу коснуться двух событий недавнего месяца (середина марта – середина апреля). Эти события не из тех, о которых широко сообщают информационные агентства. Локальные события, которые на общем фоне долгой спячки, возможно, мало заметны. Но главное симптомы, тенденции. Ледокол ещё впереди, но как говорится в одном знаменитом романе, «лёд тронулся, господа присяжные заседатели». Итак, по порядку.

СЛУЧАЙ ПЕРВЫЙ

Группа граждан (и я в их числе) по собственной инициативе решила обратиться к мэру... извините, оговорился, у нас ведь мэра нет, не доросли... Уточняю, решили обратиться к главе Исполнительной власти Баку. Не знаю, как на других языках, но на русском это звучит весьма двусмысленно: «исполнительная», иначе, по основному смыслу, послушная, подобострастная. Тем не менее, группа граждан – а Обращение к «главе» подписало более 100 граждан, в основном, представителей интеллигенции - решила обратиться к этому «главе», обеспокоенная массовым разрушением исторических зданий, бесконтрольным строительством, отсутствием органов городского самоуправления и прочим.

Ведь большой мегаполис, каковым является город Баку, включает в себя здания и ансамбли различных исторических эпох. И их необходимо сохранять не только из-за их эстетической ценности - также очень важно, поэтому и существует реестр памятников архитектуры, ответственность за сохранение которых, берёт на себя государство, - но и по той причине, что благодаря этим зданиям и ансамблям зданий, гражданин может ощутить свою сопричастность истории города. Иначе говоря, осознать, что у него есть предки, которые жили в этом городе, и оставили память о себе в зданиях города, в соответствии со своим эстетическим вкусом и своими представлениями о жизни. После них можно строить в согласии с традициями, или вопреки традициям, в соответствии с новым эстетическим вкусом, новыми индустриальными возможностями, но он, гражданин, должен понимать, что не с неба свалился, и не в приюте вырос. Город ведь можно перелистывать как интересную книгу, путешествовать по разным временам, останавливаться перед памятными местами, которые, возможно памятны не для всех, для каждого в отдельности, и это один из способов сохранять в себе человеческое.

Оставляю эту специальную, и скажем прямо, больную для нас коренных бакинцев, тему. Возвращаюсь к гражданской акции, главной теме моих заметок.

Группа граждан, в количестве более 100 человек, решила обратиться к «главе», чтобы соблюсти необходимую субординацию. Мы решили - не получим внятного ответа, обратимся к премьер-министру страны (не знаю как вы, но я стал забывать о его существовании), не получим и от него внятного ответа, обратимся к президенту страны. Наконец, в случае, если не получим внятного ответа и от президента страны, будем думать о митингах и пикетах.

Мы решили, в своём Обращении ограничиться только одним зданием, которому, по нашим сведениям, грозит разрушение. Речь идёт о памятнике архитектуры – историческом жилом доме братьев Исабека и Казимбека Гаджинских, который построен в 1908 году и включен в «Список охраняемых государством памятников культуры и архитектуры Азербайджанской Республики («Azərbaycan Respublikası ərazisində dövlət mühafizəsinə götürülmüş daşınmaz tarix və mədəniyyət abidələrinin əhəmiyyət dərəcələrinə görə bölgüsü») под номером 2918 (стр.121).

Скажу честно, многие из нас (я в том числе) скептически относились к обращению к «главе», понимали, несмотря на высокую должность, реальными полномочиями он не обладает. Но произошло невероятное. Хотя не только внятного, но и вообще никакого официального ответа мы не получили, из неофициальных источников мы узнали, что наше Обращение обсуждалось (на каком уровне, любопытный вопрос?!), принято решение сохранить это здание, с этой целью передвинуть его от предполагаемой магистрали, и даже дано распоряжение найти за рубежом организации, которые специализируются в подобной деятельностью.

Мы не обольщались. Мы понимали, что многие исторические здания и не только здания, целые кварталы, уже разрушены, (стараюсь не проходить мимо уродливого здания, которое построено на месте столь любимого бакинцами старого Интуриста, вопиющий факт откровенного варварства, иначе не скажешь), исторический облик города стремительно теряет (если уже не потерял) свою неповторимость. Давно следовало принять генеральный план города, который публично обсуждался бы городскими жителями и строго его придерживаться. Мы не надеялись, что после одного Обращения, подписанного сотней граждан, наша власть начнёт с нами считаться, а наши нувориши вдруг преобразятся в ангелов. Но факт остаётся фактом, Обращение сыграло свою роль. И невольно задумаешься, не лучше ли тратить силы на гражданские акции протеста, чем на бесконечные жалобы и стенания (в основном, не в публичной сфере).

Ведь общеизвестно, свободу не дают, свободу берут.

СЛУЧАЙ ВТОРОЙ

Группа молодежных организаций Азербайджана, представителей творческой интеллигенции, обратилась к президенту Грузии Михеилу Саакашвили, с просьбой установить в Тбилиси памятник одному из основателей АДР Мамед Эмину Расулзаде.

Подтекст этого Обращения достаточно прозрачен. Совсем недавно, президент Грузии, своё выступление в Милли Меджлисе Азербайджана, закончил известными словами М.Э. Расулзаде «однажды поднятый флаг, никогда не опустится». С другой стороны, нынешняя азербайджанская власть ревниво относится к имени М.Э. Расулзаде, поскольку всеми правдами и неправдами пытается водрузить на исторический пьедестал другого нашего известного политика.

Время, рано или поздно развенчивает ложных кумиров. И дело не в том, чтобы поменять фигуры на пьедестале, и начать поклоняться новому идолу. Дело в том, чтобы в полной мере оценить масштаб того, что сделали отцы-основатели АДР, и, в значительной мере, сам М.Э. Расулзаде. Они создали страну, которая не успела окрепнуть, не смогла устоять, прошла через годы советской экспансии, сильно трансформировалась под влиянием советской идеологии, в таком искорёженном виде получила независимость, но, тем не менее, признана во всём мире, её невозможно больше отменить, какие бы язвы не существовали сегодня в её политической системе.

Возвращение М.Э. Расулзаде на пьедестал, это не просто дань памяти великому политику, но, прежде всего, понимание того, что преемственность с АДР, есть преемственность демократических принципов, преемственность с парламентарной республикой, которая по определению исключала одного лидера, которого остальные должны воспевать и слепо подчиняться. И преемственность – пока ещё недостижимая, когда сравниваешь с Милли Меджлисом – с парламентариями того времени, многие из которых остаются олицетворением чести и совести.

Обращение молодежных организаций Азербайджана и представителей творческой интеллигенции, конечно, во-многом является парадоксальным. Не будем строить иллюзий, предложение практически неосуществимо - у сегодняшней независимой Грузии есть свои политические интересы, и она вряд ли ими пожертвует. В политике существуют свои резоны, с этим приходится считаться. Важно другое, появилась очередная солидарная группа граждан, которая выражает собственную позицию, которая отличается от официальной.

Возникает естественный вопрос,

ЧТО ЖЕ ДАЛЬШЕ?

Станет больше подобных солидарных групп и общество пробудится от глубокой спячки, начнётся настоящий ледокол, который невозможно будет остановить, и всё изменится к лучшему? Увы, увы.

Как бы высоко не оценивать эти акции, как бы не радоваться тому, что люди проявляют солидарность, что они оказались способны выражать свою волю, должны признаться, что это только самое начало долгой и трудной работы.

Может быть, самое катастрофическое из советского наследия, то, что мы получили социально однородное общество. Это была осознанная идеология, это была осознанная программа действий, в советское время даже защищались диссертации, обосновывавшие значение этой «социальной однородности». «Массы», «массовое», советская идеология рассматривала в позитивном смысле, хотя сегодня мы прекрасно понимаем, что эта «однородность» и эта «массовость», сама по себе уродливая, не распространялась на советских «избранных», на советскую номенклатуру.

Для нас, азербайджанцев, это оказалось вдвойне опасным. Дело в том, что в досоветское время у нас, только начали складываться урбанистические принципы жизни: промышленный бум в Баку не сразу вовлёк в свою орбиту тех, кого, в те годы, привычно, без капли уничижения, называли «туземцами», и которые сохраняли традиционный патриархальный уклад жизни (не сохранили ли мы традиционный патриархальный уклад жизни и сегодня, в большом мегаполисе?). По-настоящему не оформились страты по происхождению (условно, аристократы), наши «беки» (зачастую «аристократы» в первом поколении?!) так и не стали носителями чести и достоинства, нередко над ними откровенно потешались.
Промышленный бум, стимулировал появление богатых людей, из тех же «туземцев», но они так и не успели стать социальной силой, и практически были уничтожены новой, советской властью. А ведь матрица перехода от правления «знатных людей» к правлению «богатых людей» для многих стран и народов приобрела цивилизационное значение.

Советский каток основательно прошёлся по азербайджанскому обществу и окончательно выкорчевал всё, что, так или иначе, выходило за рамки советско-пролетарского взгляда на социальную структуру общества. Массовое образование, которым мы так гордимся, на мой взгляд, только углубило эту опасную социальную однородность. Хотя известно, - свято место пусто не бывает – по крайней мере, в поздние советские годы, идеология «социальной однородности» не помешала обогащению азербайджанской советской номенклатуры. «Нелегитимный богатый» стал с тех пор горьким символом социальной организации нашего общества. А организация «задяганов», новых «аристократов», первым номером которой определили главу номенклатуры(!), только подчеркнула уродство этой идеи.

В постсоветское время, место советской номенклатуры заняли нелегитимные олигархи, алчные чиновники, подобострастные парламентарии, и иже с ними, которые создали новую «номенклатуру» вокруг правящей власти. Они окончательно отгородились от остальных граждан и даже возомнили себя «меритократами», «новыми избранными», по-существу извратив идеи, которые возникли в иной политической и общественной системе.

Как выбираться из этой ямы социальной однородности общества, нелегитимности наших олигархов, слабости НПО и других общественных движений, как создать живое, нормально функционирующее общество с подвижной динамикой социальных стратов и социальных групп, никто не возьмётся предсказать. Ясно одно, это произойдёт не раньше, чем будет построена демократическая политическая система, с соответствующими социальными институтами и правовыми принципами жизни. Только потом, постепенно, шаг за шагом, можно будет добиваться социального многообразия, за счёт формирования т.н. независимых референтных групп, от творческих союзов до экологических организаций, от благотворительных организаций до национальных фондов, от организаций любителей искусства до организаций футбольных фанатов, от молодёжных организаций до организаций пенсионеров, и т.д., и т.п.

В какой мере солидарные группы граждан, выступающие с теми или иными инициативами, окажутся прообразом социальной структуры будущего общества, покажет будущее.

Статья отражает точку зрения автора

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG