Доступные ссылки

ФАКТОР 1

В силу этноконфессиональных и социокультурных различий, а также сложных коллизий исторического развития и разнонаправленного, разноуровневого воздействия различных факторов влияния, азербайджанский социум далеко не однороден в своих внешнеполитических симпатиях, предпочтениях и ориентациях:

1) в северных районах страны (Губа, Гусары, Хачмаз, Худат), со смешанным составом населения и преобладанием в ряде мест лезгинов, традиционно сильны пророссийские устремления, и здесь отнюдь не снята угроза роста сепаратистских настроений (особенно при целевом внешнем воздействии);

2) в южных районах страны (Астара, Ярдымлы, Лянкаран, Джалилабад, Лерик) и в отдельных селах вокруг Баку (Нардаран, Маштаги, Сураханы, Зире) достаточно сильны проиранские настроения, которые в немалой степени обусловлены религиозным фактором (влиянием шиизма сугубо иранского толка). В ряде южных районов, где компактно проживает талышское население (с языком персидской группы), и в которых активно работают иранские спецслужбы (здесь же пролегают основные каналы наркотрафика), сохраняется база для провоцирования сепаратистских настроений и религиозного экстремизма.

ФАКТОР 2

На политической карте Азербайджана пророссийски и проирански ориентированные силы представлены пока слабо и предпочитают действовать в завуалированной форме:

1) пророссийский вектор просматривается в деятельности ряда левых партий: Коммунистическая, Социалистическая, Народно-Социалистическая, Социал-Демократическая и т.д. Все эти партии весьма слабо структурированы, не имеют широкой электоральной базы, не оказывают значимого влияния на ход событий и политическое существование некоторых из них обусловлено либо поддержкой извне, либо негласной опекой со стороны лиц во властных структурах;

2) проиранские связи и настроения характерны для целого ряда религиозных организаций. Среди политических же партий эту линию изначально активно претворяла в жизнь Исламская партия Азербайджана. После серии арестов лидеров и функционеров в период Гейдара Алиева, обвиненных в связях с иранскими спецслужбами, потенциал активности и влияния этой партии спал. Но в последнее время партия вновь заметно активизировалась, что вновь привело к серии арестов в ее руководстве.

ФАКТОР 3

Если рассматривать данный вопрос в контексте всего азербайджанского общества, то в нем пока не имеют широкого распространения политически, идеологически мотивированные и осознанно позиционируемые пророссийские или проиранские настроения. Несмотря на деполитизированное, аморфное состояние современного азербайджанского общества и значительную девальвацию в нем прозападных и продемократических ожиданий, тем не менее, есть серьезные факторы, препятствующие активной трансформации общественного мнения в пользу России или Ирана:

1) население страны, в своем большинстве, не доверяет России и хранит обиду на неё, поскольку осознает неприглядную роль Москвы в инспирировании карабахской проблемы, в осуществлении кровавой трагедии 20 января 1990 года, в ходжалинской трагедии, в оккупации 20% территории Азербайджана, в военно-политической, моральной, информационной и финансовой поддержке Армении и т.д. Кроме того, многие граждане, исходя из горьких уроков отечественной истории, когда именно Россия и Иран периодически захватывали и делили Азербайджан, остерегаются чрезмерного сближения с этими соседними странами.

2) за исключением некоторых религиозных слоев населения, исповедующих шиизм сугубо иранского толка, а также отдельных этнорегиональных групп (талыши, таты и т.д.), основная часть общества не питает симпатий к Ирану и не заинтересована в усилении его влияния в стране. Азербайджанцы в своем большинстве не приемлют иранскую религиозную модель государства и его конфронтационную политику. Кроме того, Иран всегда активно сотрудничал с Арменией и Россией, зачастую в ущерб интересам Азербайджана. Наконец, есть важная проблема иранских азербайджанцев, о которой всегда помнят и там, и тут.

ФАКТОР 4

Наблюдаемое в последнее время периодическое усиление пророссийского вектора в основном исходит не из недр самого азербайджанского общества, а является результатом конъюнктурных политико-экономических маневров и заигрываний руководства страны – особенно после событий августа 2008 года в Грузии. Применительно к России эти новые тенденции находят отражение не только в интенсификации политических контактов, не только в направлении наращивания экономического и энергетического сотрудничества, но и в сфере науки, культуры, образования, культурных связей и информационной политики. Усилиями определенной части правящей элиты страны за последнее время российские СМИ, бизнес-структуры, культурно-образовательные учреждения и т.д. стали активно внедряться в Азербайджан.

ФАКТОР 5

В силу задавленного, маргинального и аморфного состояния современное азербайджанское общество в целом довольно безучастно наблюдает за внутриполитическими и внешнеполитическими колебаниями в курсе страны. Пока нет серьезных оснований говорить, что усиление российского присутствия в стране идет за счет адекватного ослабления западного или турецкого присутствия. Но, вместе с тем, процесс интенсификации отношений между Москвой и Баку может постепенно сформировать у определенных социальных слоев в Азербайджане прагматическую заинтересованность в присутствии российского фактора. В основном, это функционально связанные с российским фактором различные бизнес-структуры страны и их персонал, а также огромная армия азербайджанских гастарбайтеров в России (по сведениям, около 2 миллионов) и членов их семей.

ФАКТОР 6

Возможности дальнейшего усиления пророссийского или проиранского вектора в жизни страны зависят, прежде всего, от характера развития внешнеполитических и внутриполитических процессов:

1) от исхода геополитического противостояния Запада (США) и России на постсоветском пространстве (в кавказско-каспийском регионе и странах ГУАМ), а также от перспектив развития турецко-армянского диалога, карабахского урегулирования и решения острейшей иранской проблемы;

2) от коллизий развития внутриполитического курса и, в частности, от сохранения или усиления позиций в высших эшелонах власти сил, заинтересованных в ослаблении западного и турецкого присутствия в Азербайджане и исподволь побуждающих президента и правительство к ситуативным пророссийским или проиранским шагам.

Статья отражает точку зрения автора

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG