Доступные ссылки

Знаменитый перуанский романист, Нобелевский лауреат Марио Варгас Льоса принадлежит к малочисленному созвездию литературных светил, которые не отделяют свою жизнь и творчество от политики, вроде Гюнтера Грасса в наше время и Виктора Гюго полтора столетия тому назад.

Марио Варгас уделяет немало времени и энергии публицистике, которая имеет не меньший успех, чем его романы. Предлагаемое читателям РадиоАзадлыг эссе, написанное достаточно давно, анализирует, по какой причине так любимая писателем Латинская Америка не может избавиться от нищеты, экономического застоя, коррупции и чехарды диктаторов, сменяющих друг друга. Легко убедиться, что проблемы, о которых говорит писатель, характерны не только для стран Латинской Америки, но и постсоветского пространства.


ЧАСТЬ 2


Плохо проведенные реформы часто оказываются хуже полного отсутствия преобразований, и Перу является наглядным примером такой ситуации. Во время диктаторского правления Фухимори и Монтесиноса в период с 1990 по 2001 год мы, казалось, наблюдали проведение радикальных либеральных реформ. В Перу было приватизировано больше государственных предприятий, чем в любой другой латиноамериканской стране.

А что получилось в результате приватизации?

Государственные монополии превратились в монополии частные. Почему власти проводили приватизацию? Отнюдь не по тем причинам, по которым это необходимо делать. Мы, либералы, поддерживаем приватизацию, потому что она обеспечивает конкуренцию, а конкуренция способна улучшить качество продукции и услуг, снизить цены и дать возможность иметь частную собственность тем, у кого ее никогда не было, как это было сделано в развитых странах западной демократии. Именно к этому привел процесс приватизации, например, в Великобритании, где в результате реформ частная собственность была широко распределена между акционерами и работниками приватизированных компаний. В Перу же преобразования служили интересам определенной группы людей и позволили обогатиться кучке промышленников, владельцев компаний и тем, кто находится у власти.

Почему перуанцы должны верить нашим утверждениям о том, что приватизация необходима для развития нации, если для них этот процесс означал, что министры правительства президента Фухимори чудовищно обогатились, а компании, принадлежавшие министрам или связанным с ними людям, были единственными, получившими огромные льготы в годы его диктатуры? Именно по этой причине, когда политические демагоги говорят, что «приход к власти неолибералов является катастрофой для Перу и других стран Латинской Америки», обманутые и эксплуатируемые люди им верят. Дело в том, что этим людям нужен козел отпущения, кто-то, кого можно обвинить в том, что все так плохо, и поэтому они ненавидят нас, «неолибералов».

Марио Варгас Льоса

Марио Варгас Льоса

Правительство Алехандро Толедо попыталось приватизировать несколько компаний, находящихся в Арекипе, городе, где я родился. Толпы местных жителей вышли на улицы, вытащили все булыжники из мостовых, построили баррикады и остановили приватизацию. Если посмотреть на эту проблему, вооружившись цифрам, карандашом и бумагой, ситуация выглядит глупостью, даже полнейшим безумием. Компании, подготовленные для приватизации, не служили никакой цели, просто не выполняли тех функций, которые им доверили. Они были настоящими паразитами на теле общества и государства, т.е. простых перуанцев, а бельгийские фирмы, выигравшие тендер на приобретение этих фирм, собирались вложить в них свои капиталы и обосноваться в Арекипе. Более того, они были готовы сделать дополнительные инвестиции в другие городские проекты и принести тем самым пользу всему городу, однако люди, которых в течение десяти лет правления Фухимори, якобы проводившего либеральные реформы, постоянно обманывали, не поверили ни одному из этих обещаний.

Именно такие процессы происходят в большинстве латиноамериканских стран. Предпринятые в этих государствах преобразования по своей сути вовсе не были либеральными, они представляли собой карикатуру на либеральные реформы. Мы с вами понимаем это, однако этого не знает плохо информированная общественность: многие люди заняты лишь суровой борьбой за выживание, так как страны Латинской Америки стали гораздо беднее за последние три десятилетия, что для меня очень грустно констатировать. Некоторые из этих стран в своей бедности опустились до чудовищного уровня, буквально дошли до полной нищеты.

В конце 2001 года мне довелось посетить место под названием Трапеция Анд в районе Айякучо. Эта область, традиционно очень бедная, сильно пострадала в годы террора. Я много раз проезжал через нее в период между 1987 и 1990 годами, и меня искренне ужасала нищета ее жителей. Уж каким бедным и нуждающимся я помнил этот район, но ситуация во время моего последнего визита оказалась намного хуже. Как и все остальные регионы Перу, этот раон был доведен до нищеты — в то самое время, когда группа настоящих бандитов, окопавшихся у власти, обогатилась сверх всякой меры. Поэтому, когда мы говорим о развитии, мы не должны сосредотачиваться только на серии экономических реформ, которые позволят запустить производительные силы рассматриваемой нами страны, увеличить ее экспорт и обеспечить вхождение этого государства в процесс модернизации.

(Продолжение следует)

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG