Доступные ссылки

В утренние часы 7 мая в Загатала произощло землетрясение силой в 7 баллов, затем были повторные толчки. Погибших нет, около 3 000 домов и более 100 социальных объектов или разрушены, или в аварийном состоянии. Гюльнара Гезалова из села Гымыр Загатальского района – одна из тех, чей дом стал аварийным. Она говорит, что не может войти в дом со дня землетрясения, ночевали той ночью во дворе под открытым небом, никто ими не интересовался.

«Все мои вещи вынесены из дома, а в дом зайти невозможно. Что делать? Как жить? Вчера обещали, что помогут. Не только я, сотни семей в таком же положении, их дома разрушены. Ночью пошел дождь, все вещи намокли. Мебель, которую смогли вынести, тюфяки и одеяла в воде и грязи. Вот такое положение».

Только после выступления по телевидению, говорит она, смогла провести очередную ночь в палатке вместе с шестью членами своей семьи. Их дом зарегистрировали и взяли на учет сотрудники штаба, созданного в райцентре Министерством чрезвычайных ситуаций. Семья Гюльнары пока не знает, сколько им предстоит жить в палатке, вообще, что будет с их домом.

«НИКТО НЕ ИНТЕРЕСУЕТСЯ»

Соседка Гюльнары Гезаловой Геренфил Рамазанова говорит, что ее дом с обрушившейся стеной пока осмотрел только представитель исполнительной власти:

«Приходили из сельсовета, осмотрели, взяли на учет, в дом не вошли. Приходили после первого толчка, после второго, более сильного, никто нами не интересовался».

Толчки Загатальского землетрясения все еще продолжаются. По словам жителей района, даже толчки силой в 3-4 балла стали уже опасными, потому что этого будет достаточно, чтобы обрушились дома с треснувшими от первого, сильного толчка стенами.

Министр чрезвычайных ситуаций Кямаледдин Гейдаров также не исключает, что ущерб, нанесенный землетрясением, может вырасти со временем. Продолжается работа оперативных штабов, созданных министерством в Загатальском, Балакенском и Гахском районах, уточняется размер ущерба.

БУДУТ И ДОПОЛНИТЕЛЬНЫЕ СРЕДСТВА

Кямаледдин Гейдаров заявил журналистам, что всем жителям домов, которые разрушены, розданы палатки и что представители МЧС стремятся максимально обеспечить удобство людей:

«Женщинам и детям оказана первая помощь, роздано детское питание. По поручению главы государства Кабинет министров выделил для ликвидации последствий землетрясения первичную сумму в 20 миллионов манатов. Эта дает нам возможность проанализировать ситуацию и оказывать первую помощь. Наверное, для строительства домов и социальных объектов будут выделены и дополнительные средства» - это сказал министр.

«Не можем заснуть днем от жары, а ночью от влажности. Ночью шел дождь, посмотрите, вымокли все».

Это говорит Адалет Алиева, которая вместе с двумя малолетними внуками нашли приют в одной из палаток, поставленных МЧС в селе Гымыр. По ее словам, в палатке, рассчитанной на 24 человека, ночует 30. Ее слова подтверждают и другие обитатели палатки:

«Нас здесь 30 человек, спим чуть ли не на друг-друге».

«Днем невозможно из-за жары, а ночью дождь, влажность. Не можем заснуть. У кого болит голова, у кого почки, ноги. Ежеминутный страх, тревога. Уже сердце не выдерживает».

Загатальское землетрясение – не единственная чрезычайная ситуация, в которой работает МЧС за последние годы. 2 года назад, весной 2010 года в результате подъема уровня воды в реках Кура и Араз наводнением затопило более 20 000 жилых домов и 110 000 гектаров пахотных и пастбищных земель в примерно 30 районах. В то время была создана комиссия по ликвидации последствий наводнения, состоящая из представителей Кабмина, МЧС и местной исполнительной власти.

ПЕЧАЛЬНЫЙ ОПЫТ

В 2010 году президент дал указание, чтобы в течение нескольких месяцев пострадавшие жители были обеспечены новыми домами. По официальным данным, над реками Кура и Араз были проведены работы очистке дельты, строительству дамб и шлюзов, построены дома. На работы, связанные с ликвидацией последсвий наводнения было выделено в целом более 300 миллионов манатов. 252 млн из них были переданы МЧС для реализации строительных и восстановительных работ.

С тех прошло около 2 лет, однако далеко не все пострадавшие смогли переехать в срок в теплые дома. У кого-то дом не был построен вообще, у кого-то запоздал на много месяцев. В настоящее время в суде рассматриваются жалобы более 100 пострадавших семей. Один из них, житель села Уладжалы Сабирабадского района Гусейнага Ширинов говорит:

«Деньги, выданные пострадавшим, не составляют даже половины стоимости подсобных строений. Наибольшая выданная сумма это 2 600 манатов. Для потерявших дом они строят дома, но непригодные. В распоряжении президента было сказано, что дома должны быть построены за 3 месяца. А строительство продолжается до сих пор... Ремонтные работы не ведутся, потому что на ремонт выделяется на каждый дом по 1 000 манатов, а на 1 000 манатов что можно отремонтировать? А восстановительно-укрепительные работы вообще не велись. Я сам потратил на восстановительно-укрепительные работы своего участка, дома 8 500 манатов, а выплатили мне всего 1000».

БОЛЬШАЯ ПРОБЛЕМА - ОТСУТСТВИЕ ПРОЗРАЧНОСТИ

Руководитель гражданского штаба «Кура» Мехман Алиев говорит, что ответственные организации в стране, во главе с МЧС, не только не принимают необходимых мер по предотвращению могущих произойти естественных катастроф, но и даже пользуются ими, когда они произошли, в своих корыстных личных целях.

«Самая большая проблема – отсутствие прозрачности. В связи с Загаталой снова неясно, каков реальный ущерб, сколько домов рухнуло, а сколько в аварийном состоянии? Сегодня выделили 20 млн, а завтра выделят еще 20. Неучастие в этом общественности, ученых, специалистов создает очень серьезные проблемы. Это особенно показало себя во время наводнения на Куре. Отсутствие прозрачности привело к хищениям в колоссальных размерах. Государственные средства использовались в личных интересах, даже при строительстве домов разворовывались материалы. Эти проблемы остаются и сегодня».

ЕСЛИ НЕ БУДЕТ ОБЩЕСТВЕННОГО КОНТРОЛЯ

Мехман Алиев говорит, что ожидается повторение негативных явлений, которые были после наводнения 2010 года, и при Загатальском землетрясении, особенно, если не будет общественного контроля над работами, которые ведут официальные структуры.

Житель села Гымыр Загатальского района Гурбет Годжаев тоже не питает особых надежд. Он говорит, что не видел ни одного реального дела официальных структур, которое могло бы вселять хоть какие-то надежды на них:

«В нашем селе живет 1 800 человек, а палаток всего на 100-120 человек. Остальные спят в машинах, под машинами. Нет никакой помощи, а 90-95% домов в непригодном состоянии. Пойдем посмотрим любой дом, увидите, что там присесть нельзя. 90% людей даже имущество не могут вынести из домов. А дождь идет каждый день. И никто из начальства не поинтересутеся, где вы ночуете, что делаете?».

Статья проекта «Кавказский перекресток»

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG