Доступные ссылки

Ингрид Дельтенре возглавляет Европейский вещательный союз (EBU) - организатора конкурса Eurovision. В этом году он проходит в Азербайджане - стране, которую много критикуют за нарушения прав человека. В интервью Стефану Ниггемайэру (журнал SPIEGEL) она защищает выбор «противоречивой» страны и предупреждает, что «политизация конкурса может убить его».

- В 2010 году Генассамблея EBU приняла резолюцию, которая осуждает аресты и запугивание журналистов в Азербайджане и призывает власти принять меры против данных фактов. Выполнены ли эти требования два года спустя?

- Сегодня, как и прежде, наблюдается давление на журналистов. Это показывает, что предстоит еще долгий путь.

- Возымела хоть какое-либо воздействие данная резолюция?

- А как измерить положительный эффект? Мы провели конференцию в Женеве в отношении свободы СМИ в Азербайджане. В ней принял участие и завотделом Администрации президента Азербайджана Али Гасанов. Азербайджанские и международные неправительственные организации были готовы обсуждать каждый важный вопрос. Это показывает большую готовность к диалогу. Диалог - первый хороший шаг в правильном направлении.

- Участники конференции видят это иначе. Например, Human Rights Watch высказывает, что Вы представили власти Азербайджана в лучшем свете: «ЕВU недетально, неясно и неоткрыто прокомментировал ухудшение ситуации со свободой СМИ в Азербайджане». HRW утверждает, что «EBU ставит под сомнение приверженность своим же принципам». Азербайджанский правозащитник Расул Джафаров же говорит об ощущении, что «EBU работает на власти в Баку».

- Для меня было важно, чтобы представители властей Азербайджана были там. Это придает событию совсем другой уровень серьезности и авторитетности. Правительство Азербайджана заявило, что история с журналисткой Хадиджей Исмаиловой - клеветническая кампания, и что чиновники делают все возможное, чтобы очиститься от этой клеветы. Мы договорились о конкретных мероприятиях с общественным вещателем Азербадйжана провести семинары с целью показать, как можно увеличить плюрализм мнений в эфирной политике Ictimai TV.

- Но эти семинары уже были включены в резолюцию EBU в 2010 году. Речь идет о минимальных стандартах и о рутинно повторяющихся заявлениях азербайджанского правительства...

- Нет-нет, семинары будут проведены. В EBU входят 56 стран. Мы очень активно работаем с 2010 года. Но нужно заметить, что наше внимание нацелено не только на Азербайджан. Другие ресурсы были выделены для стран «арабской весны» (Египет, Ливия и Тунис также являются членами EBUприм. SPIEGEL).

- Критики говорят, что эфирная политика Ictimai, которое является вещателем конкурса Eurovision в этом году, односторонняя и близка к точке зрения властей, и что телеканал нарушает правила ЕВU. Вы просматриваете телепрограммы каналов-членов EBU?

- Несистематически, но мы это делаем, когда получаем конкретную информацию. Мы изучили египетскую эфирную политику, и то же самое сделали в случае Ictimai.

- И каков результат?

- Для нас стало ясно, что Ictimai нуждается в большей журналистской подготовке.

- Так это значит, что результат оставляет желать лучшего?

- Да, но то же самое относится и к другим странам.

- Вы говорите, что выступаете за свободу слова, но EBU не вводит санкции против своих членов, когда они не следуют правилам...

- Когда речь идет о свободе выражения мнений и свободе прессы, часто проблемой являются власти, а не какой-либо телеканал. Я сейчас говорю не только об Азербайджане, но также имею в виду Беларусь, где государство не имеет абсолютно никакого интереса к развитию реальной журналистики. Основной идеей ЕВU является солидарность, а не выдворение из рядов. EBU считает, что в долгосрочной перспективе, непрерывная работа и постоянный диалог приводят к улучшению ситуации.

- Йорген Франк, телережиссер конкурса, говорит, что "мы выступаем за перемены к лучшему и в защиту демократических прав Это то, за что мы боремся в Европе, но мы неактивно участвовствуем в процессе и оставляем это другим...». Можете ли вы объяснить это высказывание?

- Франк отвечает за Eurovision. Он говорит о конкурсе, а не EBU. Eurovision Song Contest - это событие, с давними традициями и четкими правилами: кто бы ни победил, тот и является организатором следующего года. Пока я здесь, мы не изменим это правило. Если мы будем политизировать Eurovision, а также некоторых членов относить ко второму сорту, обуславливая это тем, что происходящее в их стране не подходит нашим страндартам, то Eurovision погибнет. Это событие, которое строит мосты. Но это не значит, что как учреждение мы не можем иметь четкое представление о том, что функционирующая демократия должна охватывать независимой и разнообразной информации.

- Значит Eurovision может проходить в любой стране, независимо от его политической системы?

- Да. В любой стране-члене.

- Даже в Беларуси?

- Безусловно, сегодня это позиция Союза.

- EBU недавно отметил, что Eurovision состоялся еще в 1969 году в Испании при Франко. Что же несет в себе это сообщение?..

- Eurovision является телесобытием, которое объединяет людей, а не исключает из своих рядов кого-то. Это событие по интеграции всех без исключения.

- EBU получил гарантии со стороны властей Азербайджана, что страна будет соблюдать Конвенцию по правам человека в рамках конкурса и обеспечит свободу и безопасность всех участников и журналистов. Разве это не цинично? Создание искусственного мини-закона в стране, где законы не соблюдаются?

- Я могу понять критику, если бы это было правдой. Азербайджан, как страна-член Совета Европы (организации по правам человека, которая имеет 47 государств-членов, обязанных соблюдать постановления Европейского Судаприм. SPIEGEL), подписала Европейскую конвенцию по правам человека, которая относится ко всей стране в целом.

- Почему же тогда Вы должны просить дополнительные конкретные гарантии?

- Я не могу по закону требовать безопасность для населения всей страны, которая имеет 9 миллионов жителей. Я могу только просить, чтобы Eurovision проходил в безопасной обстановке. И что безопасность всех тех, кто участвует, гарантирована.

- Получается, что если протестующие против властей в Баку будут в ближайшие несколько недель подвергаться арестам, пока не начнется конкурс, это не касается Eurovision?

- Я предполагаю, что те, кто соблюдают законы будут допущены к мирным протестам.

- Поддерживаете ли вы музыкальный фестиваль под названием "Спой для демократии" параллельно организованный критиками режима?

- Ни в коем случае. Мы здесь нейтральны.

- В то же время, Eurovision берет на себя роль пресс-секретаря властей Азербайджана, утверждая, что люди, чьи дома были разрушены, потому что стояли возле недавно построенного Crystal Hall – где и пройдет конкурс – получили справедливую компенсацию...

- Я не знаю, было ли выдворение жильцов из своих домов адекватным, я не могу что-либо прокомментировать. Это сфера неправительственных организаций, которые должны прояснять ситуацию с властями.

- Есть ли угроза удара по репутации EBU?

- Я отнюдь не верю, что репутация EBU пострадает лишь потому, что в этом году Eurovision проводится в Азербайджане. Данное мероприятие - возможность для многих стран привлечь к себе внимание. Не только Азербайджан, но и все те, кто участвуют, могут использовать этот шанс, чтобы показать себя в лучшем свете. И это законно. Благодаря этому музыкальному конкорсу, я даю это интервью, а Вы заинтересовались правами человека в Азербайджане и в EBU.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG