Доступные ссылки

Почему страну преследуют неудачи? Часть 4


Марио Варгас Льоса на церемонии получения Нобелевской премии по литературе, Стокгольм, 10 декабря 2010

Марио Варгас Льоса на церемонии получения Нобелевской премии по литературе, Стокгольм, 10 декабря 2010

Знаменитый перуанский романист, Нобелевский лауреат Марио Варгас Льоса принадлежит к малочисленному созвездию литературных светил, которые не отделяют свою жизнь и творчество от политики, вроде Гюнтера Грасса в наше время и Виктора Гюго полтора столетия тому назад.

Марио Варгас уделяет немало времени и энергии публицистике, которая имеет не меньший успех, чем его романы. Предлагаемое читателям РадиоАзадлыг эссе, написанное достаточно давно, анализирует, по какой причине так любимая писателем Латинская Америка не может избавиться от нищеты, экономического застоя, коррупции и чехарды диктаторов, сменяющих друг друга. Легко убедиться, что проблемы, о которых говорит писатель, характерны не только для стран Латинской Америки, но и постсоветского пространства.


ОКОНЧАНИЕ


Культура рассматривается теми, кто знает о ее существовании, как отдельный мир, какое-то увлечение, некое возвышенное подобие занятия, которому предаются на досуге, а совсем не то, чем она является на самом деле, т.е. основным инструментом развития способностей принимать трезвые решения в личной и семейной жизни, профессиональной деятельности и, в первую очередь, в сфере политики, когда настанет момент, требующий моментальной реакции.

Культура представляет собой защиту от демагогии, защиту от ужасных ошибок, заключенных в неправильном выборе. К сожалению, на этом фронте не делается практически ничего. Будучи в более самокритичном настроении, я бы мог сказать, что это мы почти ничего не делаем в этой сфере, понимая под «нами» либералов. Для наших либеральных институтов, весьма полезных для общества и основанных на идеалах, и научно-исследовательских центров, культура до сих пор не числится среди приоритетов. Такой подход является ошибкой, причем очень серьезной. Культура — это фундаментальное понятие, потому что она позволяет прийти к единому мнению, к консенсусу. Именно это обусловило появление таких, часто приводящихся в пример феноменов, как Испания и Чили.

ПРОГРЕСС И ЦИВИЛИЗАЦИЯ

Сейчас я хотел бы остановиться на феномене Чили в связи с некоторыми высказываниями Эрнана Бучи, моего друга, умного человека и политического деятеля, который, работая в качестве министра в чилийском правительстве, смог провести несколько эффективных и достойных восхищения реформ. Чили — это уникальная для истории Латинской Америки страна, ее уникальность заключается в том, что военная диктатура в лице режима генерала Пиночета сумела добиться там некоторых успехов в экономике.

Для громадного большинства политика — это искусство обогащаться, искусство грабежа. Люди верят в это, потому что на протяжении большей части своей истории они жили именно в таких условиях, и в этом виноваты диктатуры. Они сделали коррупцию естественной формой правления и, таким образом, создали то циничное отношение к политике
Пиночет позволил либеральным экономистам провести хорошо продуманные функциональные реформы. Я был рад за Чили, и я всегда упоминаю эту страну, однако она не является достойным подражания примером: подлиный либерал никогда не сможет оправдать диктатуру. Это понимать очень важно. Феномен Чили — это счастливый случай, очень благотворный для страны. Однако многие латиноамериканцы желают сделать этот счастливый случай моделью для собственной страны. Они не устают повторять, что для успешного развития им необходим новый Пиночет. Своей популярностью Фухимори в огромной степени был обязан тому, что многие перуанцы увидели в нем подобие Пиночета. Это является заблуждением — история, конечно, знала счастливые случаи, однако фундаментальная истина заключается в том, что диктатура никогда не была подходящим решением для тех проблем, которые существуют в странах Латинской Америки. Все диктаторы, с одним исключением, представленным Чили, только усугубляли проблемы, которые, по их словам, они собирались разрешить — застой, истощение экономики или крах институтов государственной власти. Диктатуры внесли самый большой вклад в формирование политического цинизма, который, возможно, представляет собой самую заметную характеристику латиноамериканских стран. Для громадного большинства местных жителей политика — это искусство обогащаться, искусство грабежа. Люди верят в это, потому что на протяжении большей части своей истории они жили именно в таких условиях, и в этом виноваты диктатуры. Они сделали коррупцию естественной формой правления и, таким образом, создали то циничное отношение к политике, которое мешает странам Латинской Америки успешно развиваться сегодня.

Я думаю, что для нас, для либералов, каковыми, с моей точки зрения, все мы и являемся, очень важно координировать наши усилия и обмениваться информацией, ведь на данном этапе истории либерализм подвергается нападкам со стороны многих людей, понимающих его неправильно. Многие, иногда очень добропорядочные, граждане рассматривают его, как идеологию, враждебную прогрессу и справедливости. Для них либерализм стал синонимом эксплуатации, стремления к наживе и безразличного, даже циничного отношения к нищете и дискриминации. Мы знаем, что такой взгляд является не только неточным, но и чудовищно несправедливым по отношению к философской доктрине, которая лежит в основе любого прогресса в политической, экономической или культурной области, когда-либо достигнутого человечеством. Либерализм является традицией, которая нуждается в защите не только потому, что мы должны уважать истину. Ведь мы живем в очень сложный момент истории, когда прогресс и цивилизация находятся под угрозой.
XS
SM
MD
LG