Доступные ссылки

Роль Польши в судьбе Азербайджана


На вопросы РадиоАзадлыг отвечает известный исследователь истории мусульманских народов России начала ХХ века, автор книг «Российские мусульмане и революция» (1917-1918), «Первая русская революция и мусульмане Российской империи», «Из истории азербайджанской эмиграции», «А.М.Топчубаши и М.Э.Расулзаде. Переписка. 1923-1926» и множества публикаций на темы межэтнических и межконфессиональных отношений в России, истории мусульманской, в том числе азербайджанской эмиграции, доктор исторических наук Салават Исхаков.

- Хотелось бы узнать точно, кем, когда, при каких обcтоятельствах была основана организация «Прометей»? Понятно, что было совпадение интересов, но это была инициатива эмигрантских организаций, которую поддержали французские и польские спецcлужбы или это была инициатива польского лидера Юзефа Пилсудского?


- О том, как и кем создавалась в 1920-х годах международная организация «Прометей», до сих пор точно трудно определенно и уверенно говорить, так как многие важные обстоятельства не установлены исследователями. Идет научный поиск в разных странах, который со временем, надеюсь, позволит правдиво ответить на этот вопрос. Пока лишь можно в общих чертах отметить ряд моментов, которые имели важное значение при создании этой организации, обусловили ее появление.

Чтобы понимать суть прометеевского движения, надо вернуться к событиям начала ХХ века. После подавления первой русской революции некоторым мусульманским лидерам, активно участвовавшим в политической жизни Российской империи, пришлось уехать за рубеж, чтобы избежать репрессий со стороны царской власти. Очень многие политические эмигранты из монархической России нашли себе убежище в республиканской Франции. Разразившаяся вскоре Первая мировая война поставила перед мусульманскими политиками, оказавшимися в вынужденной эмиграции, ряд общих вопросов. Прежде всего, на каких основах строить в послевоенном периоде сосуществование их народов с европейской цивилизацией? Находившиеся в эмиграции мусульманские деятели решили, что крайне необходимо и очень своевременно прояснить возможные перспективы послевоенного статуса своих народов уже в ходе непосредственных встреч, переговоров как с официальными лицами, так и с представителями различных политических течений в Европе.

С этой целью несколько известных в мусульманском мире деятелей - азербайджанцы Ахмед Агаоглу, Алибек Гусейн-заде и татары Юсуф Акчура (Акчурин) и Абдрашед Ибрагимов организовали в 1915 г. в Стамбуле специальный Комитет по защите прав мусульманских тюрко-татарских народов в России (Comité pour la Defense des Droits des Peuples Turco-Tatar Musulmans de Russie). Цель этого комитета состояла в том, чтобы представить европейской общественности требования этих народов, испытывавших дискриминацию в гражданских правах и в религиозной сфере.

После того как в сентябре 1915 г. был создан австро-болгаро-германо-турецкий Четверной союз, четыре делегата этого комитета (в том числе А. Гусейн-заде) совершили поездку в конце 1915 г. по Европе и были приняты премьер-министрами Австрии, Венгрии и Болгарии, а также министром иностранных дел Германии. Правительствам этих стран был представлен ряд материалов, в том числе меморандум под названием “Denkscrift des Komitees zum Schutze der Rechte der mohammedanischen turkish-tatarischen Völker Russlands” («Меморандум Комитета по защите прав мусульманских тюрко-татарских народов в России»). В этом документе содержались требования восстановить государственность этих народов. Кроме того, европейцам был представлен документ под названием “Die gegenwärtige Lage der mohammedanischen Turko-Tataren Russlands und ihre Bestrebungen” («Настоящее положение мусульман тюрко-татар в России и их усилия»). В ходе всех этих визитов делегаты получили заверения, что как Германия, так и Австро-Венгрия окажут им всяческую помощь.

В марте 1916 г. по инициативе некоторых литовских, украинских, балтийских немцев и других эмигрантских политиков и с помощью германского Министерства иностранных дел в нейтральной Швейцарии была создана “Ligue des peuples allogènes de Russie” (“Die Liga der Fremdvölker Russlands”, «Лига инородческих народов России»). Первой крупной акцией этой организации стала публикация в либеральной стокгольмской газете “Dagens Neheter” 10 мая 1916 г. текста посланной 9 мая телеграммы-обращения на имя президента США В. Вильсона от имени населяющих Россию многих нерусских народов. Послание характеризовало политику русского государства в отношении нерусских, в том числе азербайджанского, народов в крайне неприглядном свете.

В начале мая 1916 года в Лозанну для участия в III конгрессе «Союза народов» прибыла небольшая делегация российских мусульман, в которую входили и А. Гусейн-заде и А. Агаоглу. Важнейшим документом этого конгресса являлась декларация, в которой провозглашалось право любого народа на свободное волеизъявление, на признание юридическим лицом, являющимся субъектом международного права; подчеркивалось, что ни завоевание, ни мирное присоединение не дают кому-либо права решать судьбы народов или их территорий. Что касается народов, занимающих определенную территорию, то они имели право на автономию, в регионах же со смешанным населением представители того или иного этноса имели право на культурно-национальную автономию. Кроме территории, суверенные народы имели право на подобающие условия жизни и на развитие по пути цивилизованных народов.

После падения самодержавия в Российской империи в 1917 г. на практике стало воплощаться то, о чем было сказано в этой декларации. Даже в условиях гражданской войны лидеры мусульманских народов продолжали борьбу за право устройства той или иной формы самостоятельности своих народов, надеясь при этом на признание ее со стороны европейских государств, а также США. С этой целью некоторым мусульманским политикам удалось добраться до Франции, чтобы принять участие в работе Парижской мирной конференции (1919–1920 гг.) с целью получить поддержку со стороны победивших держав.

После гражданской войны на территории бывшей империи, когда большевики разгромили все несоветские правительства мусульманских народов, их сопротивление, в том числе азербайджанского, не прекратилось. Этот протест народов, в том числе азербайджанского, против проводимой Кремлем «национальной» политики давал веское основание их лидерам, вынужденным эмигрировать в Европу, выступать с острой критикой действий большевистских лидеров на страницах различных периодических изданий.

Франция в 1920-е годы стала политическим и культурным центром не только русского зарубежья, но и мусульманской, в том числе азербайджанской, эмиграции. В Париже существовал Комитет «Франция — Восток» при поддержке Министерства иностранных дел Франции. В руководство комитета входили французские генералы, министры, дипломаты, известные политики, представители парижской прессы, видные ученые. С этим комитетом были связаны многие эмигрантские лидеры из бывшей Российской империи, в частности, азербайджанцы. Конечно, первостепенное значение имела Франция, позиция французского правительства и влиятельных кругов Западной Европы. Разумеется, демократические традиции Французской республики, доброжелательное отношение французов к выходцам из многонациональной России также сыграли свою роль.

Таким образом, все эти обстоятельства как внутреннего, так и внешнего характера стали фундаментом для создания новой международной организации, которая была призвана защищать интересы нерусских народов Советского Союза. «Прометей» фактически явился продолжением «Союза народов», который существовал до 1917 г. в Европе.

- Что сегодня известно про польского военного атташе в Турции полковника Щетцеля, который налаживал контакты с политэмигрантами кавказских и других народов, автором термина «прометеизм»? Кто он, где родился, учился, где и как служил, кроме Турции? Где и как умер, как сложилась его карьера, жизнь? Если можно, поподробнее, ведь это выдающийся, особо важный для Азербайджана человек, если он помогал М.Э.Расулзаде, его организации...

- О нем много написано в польской историографии, для этого нужно обратиться к работам современных польских историков.

Если кратко, то Тадеуш Щетцель (1891-1971) – польский полковник, политик, военный атташе в Анкаре (1924-1926), руководитель 2-го отдела (разведка) Генерального штаба Польши (1926-1929), затем советник посольства Республики Польша, чрезвычайный посланник и полномочный министр в Париже (1929-1930), глава кабинета премьер-министра, начальник Восточного отдела МИД (1930-1935), в 1939-1944 интернирован в Румынии, с 1947 в эмиграции в Великобритании.
В польской историографии считается, что автором термина «прометеизм» был полковник Т. Шетцель, который, будучи польским военным атташе в Турции, налаживал контакты с политической эмиграцией кавказских народов.

- Какие цели ставил, как и кем поддерживался «Прометей», только Польшей и Францией? Или были и другие источники, страны?

Кроме Франции, не менее важную роль в возникновении и деятельности «Прометея» сыграла Польша. Маршал Юзеф Пилсудский был глубоко убежден в необходимости всеми силами поддерживать стремления к независимости нерусских народов Советского Союза. В 1923 - 1926 гг. происходит формирование первых организационных структур — будущих участников движения «Прометей». С осени 1924 г. сторонники Пилсудского, занимавшие ответственные посты в МИДе и Генштабе Польши, приступили к практическому осуществлению проекта по объединению кавказских эмигрантов в единую, консолидированную на платформе идеи Кавказской Конфедерации политическую организацию. Поляки считали необходимым создать в Париже центр политической работы кавказских активистов, так как дипломатические миссии Азербайджана, Грузии и Северного Кавказа функционировали именно там.

Наряду с этим сторонники Пилсудского находили не менее важным создание находящегося поблизости от Кавказа оперативного центра для ведения разведывательных операций и пропаганды. С этой целью в октябре 1924 г. по инициативе посланника Польши в Турции Романа Кнолля было принято решение о создании в Стамбуле Объединенного комитета конфедератов Кавказа. По плану поляков, формируемый в Стамбуле комитет являлся первым этапом в деле создания более обширной кавказской организации. Стамбул рассматривался Кноллем в качестве идеального места для проведения тайных разведывательных операций, а также пропагандистской работы на Кавказе.

В период создания в Стамбуле Комитета конфедератов Кавказа представители МИД Польши Роман Кнолль и Тадеуш Голувко принимают меры для создания параллельных структур и во Франции и в результате в ноябре 1924 г. с целью координации дипломатической работы за рубежом и руководства национально-освободительным движением в целом в Париже формируется Кавказский комитет.

С лета 1926 г. политический курс Варшавы в отношении «Прометея» изменился в результате того, что в Польше в мае того же года произошел военный переворот и к власти в стране пришел Юзеф Пилсудский, который поддержал идею создания подобного антибольшевистского движения. Проводившиеся под контролем Варшавы переговоры между кавказскими эмигрантами завершились созданием в Стамбуле 15 июля 1926 г. объединенной центральной кавказской организации — Комитета независимости Кавказа (КНК), который отныне должен был координировать всю деятельность представителей Азербайджана, Грузии и Северного Кавказа.

С основанием КНК встал вопрос об учреждении печатного органа данной организации. Первоначально планировалось издавать соответствующий журнал в Турции, где до 1928 г. находилась резиденция самого КНК. Сначала планировалось начать издание в Стамбуле на русском языке, понятном всему населению Кавказа, журнала «Независимый Кавказ». Но затем было решено издавать в Париже журнал «Prométhée» («Прометей»), который стал выходить с осени 1926 г. на французском языке, чтобы европейцы могли читать материалы прометеевцев.

С учреждением журнала «Прометей» оформилось и само прометеевское движение, которое состояло из ряда нерусских эмигрантских антибольшевистских организаций. Программа и цель издания были изложены в первом номере журнала. Журнал ставил цель защиты всех «порабощенных российским империализмом народов, стремящихся к государственной независимости». Основные задачи журнала сводились к следующему: показать общественному мнению Европы, что Российская империя, вне зависимости от общественно-политического строя последней, по процессу своего образования и по характеру состава своего населения исторически обречена на распад; что культурное развитие и политическая зрелость народов, после октябрьского переворота 1917 г. отделившихся от России, но затем вновь подпавших под ее господство, в целом не подлежит сомнению; что существование Советского Союза, как новой формы русской экспансии, представляет опасность как для международного мира, так и для судеб европейской цивилизации; что освобождение Кавказа в форме единого конфедеративного государства может положить конец русской экспансии. В Париже лидерами разных народов бывшей Российской империи в 1926 г. был основан первый клуб «Прометея».

Параллельно с основанием Комитета независимости Кавказа в Стамбуле и журнала «Прометей» в Париже в Польше были созданы специальные структуры, в функции которых входило сотрудничество по линии спецслужб с национальными организациями нерусских народов, входящими в движение «Прометей». В 1926 г. отделение U 2-го отдела Генерального штаба Польской армии было реорганизовано в экспозитуру-2, начальником которой был назначен майор Эдмунд Харашкевич. Секция «Восток» экспозитуры занималась исключительно прометеевским движением.

В Варшаве была в 1928 г. создана «Лига угнетенных Россией народов» (общество «Прометей»), в которую входили представители Азербайджана, Грузии, Дона, Ингрии, Карелии, Коми, Крыма, Кубани, Поволжья, Северного Кавказа, Туркестана, Украины и Урала. Подобные прометеевские клубы основывались и в других городах Европы для заседаний, лекций, собраний, диспутов, семинаров прометеевских лидеров и европейцев. Этот антибольшевистский союз представлял серьезную угрозу для советской пропаганды. Задачами прометеевцев, во-первых, являлись пробуждение политического сознания своих народов того, чтобы они сами могли решать свою судьбу, во-вторых, раскрытие перед европейской и мировой общественностью серьезных проблем нерусских народов при советской власти, разоблачения большевистской диктатуры, пренебрегавшей в действительности самобытностью, культурой, историей, традициями нерусских народов Советского Союза. Главное внимание в первые годы «Прометеем» уделялось пропаганде идеи объединения усилий разных народов в борьбе с большевизмом, за национальную независимость. Прометеевские издания распространялись по всему миру, в том числе нелегальным образом в Советском Союзе, оказались сильным противодействием советской пропаганде сталинской национальной политики, раскрывая при этом острейшие проблемы между Кремлем и нерусскими, в том числе азербайджанским, народами Советского Союза.

По условиям советско-польского договора, заключенного в 1932 г., Варшава и Москва обязались воздерживаться от каких бы то ни было подрывных актов друг против друга. По этой причине поляки решили перенести основные структуры прометеевского движения во Францию, надеясь, что деятельность прометеевских организаций будет более незаметной в Париже.

Общество «Прометей» прекратило свое существование с началом Второй мировой войны.

- Почему стали инициаторами именно Польша, или Франция, допустим, а не Турция? Только ли антироссийский настрой сыграл свою роль, или были какие-то другие факторы?

- О роли Франции и Польши уже достаточно сказано выше. Что касается Турции, то в силу договора о дружбе и братстве, который был подписан 16 марта 1921 г. в Москве между правительством Турции и правительством РСФСР, кемалистское руководство не могло оказывать серьезную помощь прометеевскому движению, подчас противодействовало деятельности его лидерам, в том числе М.Э. Расулзаде, выслав его из страны.

- Что из задуманного «Прометей» успел реализовать, а что осталось на бумаге?

- Конечно, не все планы и конкретные дела «Прометея» известны, поэтому дать точную оценку его работы сейчас нельзя. Сделано, однако, было много. Отметим лишь некоторые важные события из прометеевской жизни. 14 июля 1934 г. в Варшаве представителями входящих в Комитет независимости Кавказа национальных центров Грузии, Азербайджана и Северного Кавказа был подписан Пакт Кавказской Конфедерации, создать которую стороны обязались сразу же после освобождения Кавказа от большевиков. Для того чтобы не дать Кремлю возможности обвинить Варшаву в нарушении условий советско-польского договора 1932 г., местом подписания этого документа было решено объявить Брюссель.
В тексте пакта, получившего впоследствии название Брюссельского, в частности, отмечалось:

«1) Кавказская Конфедерация, полностью гарантируя во внутреннем отношении национальный характер и суверенитет каждой из республик, во внешнеполитической сфере будет действовать от имени всех республик в качестве международного объединения высшего порядка. Конфедерация будет обладать общей политической и таможенной границей.
2) Внешней политикой конфедеративных республик будут руководить компетентные органы конфедерации.
3) Защита границ конфедерации будет поручена армии конфедерации, включающей в себя армии конфедеративных республик под единым командованием, подчиненным руководящим органам конфедерации.
4) Все разногласия, которые могут возникнуть между конфедеративными республиками и которые не будут урегулированы прямыми переговорами, должны быть переданы обязательному арбитражу или высшему суду конфедерации. Конфедеративные республики обязуются принять без ограничения и исполнять все их решения.
5) Комиссия экспертов приступит в самое короткое время к выработке проекта конституции Конфедерации Кавказа, принимая во внимание сформулированные выше принципы. Этот проект будет служить основой работ первого учредительного собрания каждой республики.
6) Место в этом пакте зарезервировано для Республики Армения».
Документ был подписан от имени Грузии Ноем Жордания и Акакием Чхенкели, от имени Азербайджана Мамед Эмином Расулзаде и Али Марданом Топчибаши и от имени Северного Кавказа Мамедом Гиреем Суншем, Ибрагимом Чуликом и Таусултаном Шакманом.

14–16 января и 23 февраля 1935 г. в Брюсселе была созвана конференция кавказских организаций прометеевского фронта. Со времени своего создания КНК обладал лишь координационными и совещательными функциями, в то время как все решения принимались национальными центрами Азербайджана, Грузии и Северного Кавказа, рассматриваемыми Варшавой в качестве правительств в изгнании кавказских народов. На основе тщательного анализа недостатков, присущих упраздняемому комитету, участники конференции пришли к выводу о необходимости создания более централизованного органа в лице Совета Кавказской Конфедерации, которому придавались полномочия общекавказского правительства в изгнании. Его решения носили обязательный характер для всех входящих в него национальных центров. Делегаты конференции приняли во внимание и тот факт, что деятельность Комитета независимости в значительной степени тормозилась отсутствием у него собственных структур и технического персонала. С целью не повторить этой ошибки для Совета Кавказской Конфедерации создавались специальные органы, делающие его, в техническом отношении, независимым от национальных центров. Отныне лишь Совет Конфедерации обладал правом ведения дипломатических, пропагандистских и разведывательных акций.

17–26 апреля 1936 г. в Париже состоялся съезд представителей мусульманских народов Азербайджана, Поволжья, Урала, Крыма, Северного Кавказа, Туркестана. Его участниками была создана организация под названием «Союз тюркских стран, угнетенных Россией» (другое название «Тюркский союз стран, угнетенных Россией»). 26 апреля лидерами тюркско-мусульманских народов Крыма (Дж. Сейдамет), Азербайджана (М.Э. Расулзаде, М.-Я. Мехтиев, М. Векилли), Северного Кавказа (М.-Г. Сунш), Поволжья и Урала (Г. Исхаки) и Туркестана (М. Чокай) был подписан протокол о намерении осуществить принятие проекта общей организации в течение нескольких месяцев, чтобы в итоге выбрать постоянный совет на созванном в этом же году съезде. Для выполнения этих задач генеральным секретарем союза был выбран Дж. Сейдамет, секретарем — М. Чокай. По своему характеру предполагалось, что, по крайней мере в течение года, организация должна быть тайной. Только польская сторона была извещена о факте ее возникновения.

В июне 1938 г. в Варшаве состоялась конференции национальных организаций, входящих в движение «Прометей», основное внимание было сосредоточено на усилении координации и сотрудничества между ними. Прометеевское движение сумело организовать, сплотить разные эмигрантские организации, направить их работу.

- Что известно из отношения польского руководства к «Прометею»?

Отношение польского руководства к «Прометею» было самым благожелательным, но это вовсе не означает, что участники движения «Прометей» являлись марионетками, простыми исполнителями воли финансирующего их польского правительства. Напротив, как свидетельствуют опубликованные в последние годы документы, руководители организаций прометеевского фронта имели свою позицию по многим вопросам и отстаивали ее перед представителями Варшавы.

Подводя итог, можно уверенно сказать, что настоящую историю прометеевского движения еще предстоит написать, а это возможно только при тесном и всестороннем сотрудничестве историков из разных стран, прежде всего Азербайджана, Польши, Турции, Франции. Для этого нужны многие важные документы, находящиеся в европейских и иных архивах. Только тщательное, скрупулезное изучение и бесстрастный анализ всего комплекса документов могут дать подлинную историю этого движения, смогут показать истинную роль многих его участников, а также тех, кто помогал им, оставаясь до сих в тени, и тех кто, пытался, будучи агентами чекистов, изнутри разрушить прометеевскую борьбу. В итоге все имена действительных героев и антигероев, а о последних уже есть определенные представления, обязательно станут достоянием общественности, а нынешние мифы и легенды, которые проникли, к сожалению, во многие публикации, исчезнут.
XS
SM
MD
LG