Доступные ссылки

До начала июня, когда исполнится 19 лет событиям, который вошли в историю Азербайджана, как «Гянджинские события» остается немного времени. События 1993 года имели исключительно важное значение в истории страны, обусловив направление векторов политического, экономического, общественного и нравственного развития недавно тогда обретшей независимость Азербайджанской Республики вплоть до нашего времени.

РадиоАзадлыг публикует цикл воспоминаний активного участника Гянджинских событий, командующего корпусом полковника Исы Садыгова, хорошо знакомого читателям попредыдущим публикациям.


ЧАСТЬ 2

Отмечу и некоторые моменты, на которые, естественно, надо было обратить внимание в то время, после обретения независимости. Учитывая, что все это происходило в экстремальных условиях - а именно, в условиях войны, я бы хотел выделить некоторые проблемы, трудности, с которыми мы столкнулись в то время, и на которые надо было обратить внимание.

Во-первых, в начале у нас было ограниченное количество военных кадров, специалистов, офицеров. Хотя в Баку было военное училище, о котором так много любят говорить нынешние ура-патриоты - довольно-таки много азербайджанцев заканчивали это училище, но до войск они так и не доходили. Излюбленным местом офицеров по окончанию этого училища, в том числе и азербайджанцев, были военные комиссариаты или части тыла... И это было естественним желанием в годы алиевского процветания – в военкоматах и тыловых частях были «левые» деньги, там можно было жить в достатке, намного лучше чем в боевых частях, которые месяцами находились на полигонах, нарядах. Офицеров с такими представлениями и взглядами было очень много. Не хочу задевать достоинство работников военкоматов, среди них были и есть достойные офицеры, но их было очень мало.

Если привести здесь сравнение по составу офицерских кадров в советской армии, и в этой статистике выделить количество офицеров - выходцев из Кавказа в развернутых, то есть боевых частях Советской армии, увидим интересную картину. Так вот, получится, что по количеству офицеров армяне были всегда на первом месте. Офицеров практически всех родов войск. У них было очень много офицеров высшего командного звена, много генералов. На втором месте были выходцы из Грузии. На третьем были мы, и к сожалению, очень мало было офицеров высшего командного звена, и тем более, генералов. Свыше 80% азербайджанцев, прослуживших в Советской армии, проходили службу в строительних отрядах. Ведь не секрет, что подобные части и соединения - я имею в виду строительние – формировались, как правило, выходцами из Азербайджана и Средней Азии. Понятно, что такова была политика Москвы, не желавшей, чтобы азербайджанцы, узбеки, туркмены, татары, кыргызы, казахи, башкиры и другие тюркские народы СССР имели свои, национальные, сильные и опытные офицерские кадры. Но тогда в чем же заключается «особый успех» Азербайджана в 70-е годы, о котором так много говорят?

Во-вторых, уже к тому времени надо было ужесточить все законы и довести их до требований законов военного времени - это необходимо было сделать обязательно. Здесь отмечаются вопросы как средств массовой информации, политических партий, парламента и других институтов. Ввести жесткие законы военного времени за невыполнение приказов и нарушения уставных положений.

В-третьих, это очень важно, введение единого командования. Проблемы того времени понятны, сроки были весьма ограниченными, «героев», уже «оправдавших себя» в войне к тому времени - времени прихода народной власти - было достаточно. Но несмотря на все эти препятствия, проблему единоначалия силовых структур надо было решать немедленно и объединить всех «героев» под одно командование.

В-четвертых, конечно же, все остальние мероприятия, связанние с обеспечением военных действий. В частности, вопросы мобилизации, организации подготовки резервных частей и соединений. Этот важнейший вопрос всегда ускользал из поля зрения всех министров обороны. А их было много. Складывалось впечатление, что никто из них не хотел утруждат себя этой проблемой. Да и морально-психологический дух народа был очень на высоком уровне - люди приежали со всех концов бывшего СССР, не говоря уже об Азербайджане, считая своим долгом защитить страну, взять в руки оружие. Многие объединялись в добровольческие отряды, батальоны. Многие подобные батальоны формировались на регионалной, районной основе, например, Газахский батальон, Евлахский, Низаминский и другие батальоны. А это нельзя было допускать категорически! Подобные добровольческие батальоны необходимо было немедленно переформировывать и закреплять за регулярными частями и соединениями. И вообще, у нас в корне неправильное понимание понятия «доброволец» - на азербайджанском könüllü. Добровольцем человек может быть до того, как прибыл в военкомат и изъявил желание служить или воевать. А не на протяжении всей войны - куда захотел пошел, где захотел повоевал, а где не захотел – лег отдыхать, и так далее. Такой «доброволец» всю войну оставался практически сам по себе, делая, что хочет. Естественно, это не относится ко многим тем, которые сделали очень многое во время войны - но я говорю о военной дисциплине, об успешных действиях, о том, как должно было быть...

ОПЫТ ГЕРМАНИИ ВО ВТОРОЙ МИРОВОЙ

Иса Садыгов

Иса Садыгов

Из опыта мировых войн знаю, что создавались волны подготовки частей и соединений. Например в Германии во Второй мировой войне было 17 волн подготовки - то есть, мобилизуется и формируется соединение, его отправляют не на передний край, а в учебные центры, полигоны для полной подготовки к войне. Потом второе, третье и так далее. И таких волн целых 17! Пока формируются последние волны, первые уже после основательной подготовки отправлялись непосредственно на передний край, на войну. К сожалению, это упушение не было исправлено на протяжении всей войны.

Я подробно остановился на всех этих моментах, непосредственно связанных и с этими требованиями времени потому, что все эти упущения происходили и в последущие годы.

НЕПОНЯТНОЕ УПОРСТВО ГУСЕЙНОВА

Уже отмечал, что летняя кампания успешно завершилась, появилось какое-то затишье на фронтах и в западной зоне были выставлены совместные посты, которые должны были контролировать режим прекращения огня. Шли разговоры о том, что перемирие возможно при одном условии - Нагорный Карабах останется в своем старом статусе в составе Азербайджана. Но как только дело дошло до полосы ответственности командира объединения Сурета Гусейнова, он категорически отказался выполнять все условия перемирия, заявляя, что ни в коем случае не позволит, чтобы "хотя бы один армянин" остался на территории Азербайджана!

Эти его слова и позиция были понятны, их разделяли многие, и особенно те, кто сами или их родные и близкие пострадали от армянской агрессии, потеряли родных и близких, помнили пролитую кровь, видели армянские зверства. А Сурет настаивал на продолжении войны до победного конца. Я как военный, могу сказать одно - в тех условиях продолжение войны не было необходимостью категорически. В тот период была необходимость в закреплении достигнутых успехов. Только это могло закрепить наши успехи в войне, это могло завершить успешно войну. У нас были все возможности для закрепления успехов - у нас была народная власть, которая стремилась к победе и оперативно решала многие задачи для фронта и армии.

ПРИКАЗ СУРЕТА ГУСЕЙНОВА

Решительно не согласившись с имеющимися успехами, Сурет Гусейнов настоятельно требовал продолжения войны и, как я уже отмечал, отказался выполнять условия перемирия. К сожалению, в тот период возразить ему не смогли, и действительно была надежда на успешном завершении всей войны, а именно, в полном очищении территорий Азербайджана от армянских бандформирований.

В этот период начинается подготовка к зимней кампании уже 1992-1993 годов, ведь до областного центра Ханкенди, «столицы», оставалось всего лишь 10-15 километров. И преодолеть эти 10-15 км в тех условиях было возможно, несмотря даже на суровые зимние условия. Тогда и противник был не в состоянии оказывать сколь-нибудь существенного сопротивления, потому что он практически смирился и понимал безнадежность положения. Со стороны это выглядело как решительность командира, уверенного в своих силах и в победе, патриота своей страны.

Но здесь была и другая сторона, совершенно неизвестная многим, согласным с Суретом.

И вот, в самом начале зимней кампании происходит непоправимое – человек, который требовал продолжения войны, "очистки всех армян", вдруг сам издает приказ Н-108 о выводе частей и соединений 2-го объединения с переднего края, практически оголяя весь фронт!..

Это было невероятно, необъяснимо, если не знать подоплеки тогдашних событий. Дело в том, что уже к тому времени он не был единоличен в своих решениях, вокруг него было много советников, как своих, так и «чужих», «шептунов». В окружении Сурета Гусейнова уже тогда было несколько человек, которые начали, минимум, «играть», «работать на Алиева».

Я читал бездарный, соответствующий его уровню и уровню его советников приказ, где указывается в течении практически суток якобы "передать позиции и вернутся в пункты постоянной дислокации".

Этого никто не мог ожидать. Это было равносильно предательству...

(Продолжение следует)

Статья отражает точку зрения автора

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG