Доступные ссылки

В июне 2012 года исполняется 19 лет событиям, который вошли в историю Азербайджана, как «Гянджинские события». События 1993 года имели исключительно важное значение в истории страны, обусловив направление векторов политического, экономического, общественного и нравственного развития недавно тогда обретшей независимость Азербайджанской Республики вплоть до нашего времени.

РадиоАзадлыг публикует цикл воспоминаний активного участника Гянджинских событий, командующего корпусом полковника Исы Садыгова, хорошо знакомого читателям по предыдущим публикациям.


ЧАСТЬ 5


Меня принял лично министр Дадаш Рзаев, проинформировал о ситуации Гяндже, довел требования приказа о расформировании. Военные городки, где была расположена часть после расформирования 709-ой бригады должны были быть переданы в мое распоряжение, и мы согласовывали, какие именно части и соединения будут дислоцированы в этих городках. Конкретных задач не было. Он также сообщил, что на завтра, то есть 2 июня, со своим штабом будет в Товузе. В тот же день я вылетел обратно в Товуз.

СОВЕЩАНИЕ У МИНИСТРА

На следующий день прилетели министр обороны Азербайджана генерал-майор Дадаш Рзаев и начальник штаба – генерал-майор Нураддин Садыхов. В Товузе министр пригласил командиров частей на совещение, там были и несколько районных начальников полиции. Рзаев много говорил, но не поставил конкретных задач, были его предположения и планы, честно говоря, выглядевшие смешно.

Один начальник полиции после совещания выразил недоумение по поводу подобных планов - просидев в кабинете, или так сказать, на «совещании» 2 часа, он так и не понял, в чем все же заключается цель министра? Что же он хочет сделать? Мы все оказались в такой же ситуации. Но Дадаш Рзаев был министром, к тому же краснобаем, который очень не любил, когда его перебивали и тем более поправляли. Он считал себя довольно-таки соответствующим занимаемому положению, хотя мы, офицеры, прослужившие с ним, знали этого человека. Но об этом как-нибудь попозже, хотя многие и сами определят суть такого рода горе-руководителей.

МИНИСТР, НЕ ОТВЕЧАЮЩИЙ НА ЗВОНКИ

Дадаш Рзаев, Баку, февраль 2009

Дадаш Рзаев, Баку, февраль 2009

Пока министр Рзаев проводил совещание, несколько раз по правительственному телефону звонили из Баку. Звонили как из президентского аппарата, так и из Кабинета министров. Но министр каждый раз отказывался отвечать на звонки, явно скрывал свое местонахождение. Мы не знали, с чем это связано и недоумевали, как это можно, будучи министром обороны, не отвечать на звонки президента? В ту ночь он так и не ответил на телефонные звонки из Баку. Из всего сказанного Дадашем Рзаевым мы поняли одно - на следующий день, то есть 3 июня, мы все должны быть в Шамкирском районе, у населенного пункта Кюр (Kür). Я выделил необходимое количество личного состава и на следующий день выехал в Шамкирский район. Мы знали, что следующее совещание должно состоятся в 18.00 в назначенном месте, и что на совещании должны будут присутствовать все представители силовых структур, а именно МНБ, МВД, президентской гвардии.

БЕЗ МНБ И МВД

В назначенное время представителей МНБ и МВД на совещении не оказалось. Были только представители президентской гвардии, которые и приняли участие в совещании. В этих условиях Дадаш Рзаев не имел права проводить совещание и тем более, ставить какие-то задачи. А если уж министр обороны ставил эти задачи, то обязан был принять меры, организовать, обеспечить не присутствие, а участие там и других силовиков, иначе без их помощи и организации взаимодействия с ними никаких задач выполнить было невозможно. Такие задачи не решаются силами только армии, есть вопросы, связанные действиями в городе и безопасностью в первую очередь населения - а это уже как раз функции других структур.

Есть и другой момент. Планируя любое мероприятие, особенно такого рода, любой, а тем более военный человек обязан предвидеть не только мирный исход выполнения приказа, и учесть мероприятия на случай оказания сопротивления отдельных групп расформируемой части, или самой части полностью. В данном случае, с 709 бригадой, генерал-майор Рзаев, естественно, должен был учесть и этот вариант развития событий, где, еще раз повторяю, без взаимодействия и помощи других силовых ведомств выполнить подобную задачу было невозможно.

ПЛАН МИНИСТРА

Учитывая обстоятельства развития событий в Гяндже, было явно видно, что избежать вооруженного конфликта будет невозможно. А мер и действий для именно такого развития событий не было предусмотрено. Таков был план генерал-майора Дадаша Рзаева...

Дадаш Рзаев начал совещание так и не дождавшись представителей других силовых ведомств и закончил его без них. Его планы были рассчитаны на то, что все пройдет без эксцессов, без оказания сопротивления. В чем он допустил роковую ошибку? И была ли это ошибка? Это произошло из-за недостатка профессионализма военного, или из-за личной недальновидности, или трусости? Или же это было не ошибкой, а сознательным предательством, преступлением, или были какие-то другие причины, в том числе, связанные с его словами Сурету в приемной? Обо всем этом судить читателю.

Основная задача в плане возлагалась на командира соседней с 709 бригадой части, полковника Рамазана Магомедова. Он должен был доставить приказ и приступить к расформированию бригады. Его я не знал лично, но знал, что он в свое время служил с генерал-майором Щербаком и был в довольно-таки близких отношениях с Суретом. И поручение именно ему этой задачи со стороны Дадаша Рзаева было тоже очень странным - он не мог не знать об отношениях Магомедова и Сурета Гусейнова. Но тогда я подумал, что это такая хитрая игра министра – его слова в приемной, чтобы усыпить бдительность Сурета; поручение расформирования Рамазану Магомедову, другу Сурета, чтобы смягчить удар по самолюбию и обезоружить психологически. И помню, даже подумал, что это прямо не министр обороны, а начальник контрразведки, а то и Талейран какой-нибудь!

МОЯ ЗАДАЧА

Мне же было поручено взять под контроль и охранять учебный центр Сейфалли и все, что находилось там. Магомедов попросил выделить ему 20-25 человек из моего личного состава. Было странным, зачем ему эти 20-25 человек, когда у него была целая часть? Вопросы были неуместны, и я выделил ему людей. Он вернулся сразу после совещания в свою часть и с утра 4 июня 1993 года обязан был приступить к выполнению задачи по расформированию 709 бригады, то есть довести до них приказ и принять меры для выполнения задачи. Но полковник Рамазан Магомедов не сделал этого. Об этом всем я узнал только на следуюший день, уже 4 июня рано утром. Но обо всем по порядку.

ДЕЙСТВИЯ ПОЛКОВНИКА МАГОМЕДОВА

Сурет Гусейнов, 2004 год

Сурет Гусейнов, 2004 год

После совещания я поставил задачу подразделения и задача была практически решена без всяких эксцессов, все что было в Сейфалли взято на учет, все приказы доведены до личного состава и у всех собрано оружие. Уже к 2 часам ночи задачи все были выполнены, и я был уверен в том, что и в Гяндже все идет так же, выполняют приказ и план министра. Моя уверенность основывалась на том, что эту задачу необходимо было выполнять именно ночью или ранним утром, это было самое подходящее время, когда на территории расположения 709 бригады было мало личного состава. Известно было, что личный состав почти весь ночевал дома, народу поблизости не было или было очень мало. Это и есть идеальные условия для проведения подобных мероприятий с минимальными затратами. И уверяю, если бы именно так проводились запланированные мероприятия, в этой именно последовательности, всего случившегося и пролития крови можно было избежать. Но без предательства здесь не обошлось.

Полковник Рамазан Магомедов, которому было поручено разоружение 709 бригады, поступил не только не по-офицерски, а более того, предательски. Как оказалось, сразу после совещания в поселке Кюр он поехал прямо к Сурету и выложил ему все планы, все, о чем говорилось на совещании в Кюр, а затем исчез. Также практически исчезли все его офицеры, личный состав части…

ОБЪЯСНЕНИЕ НА СУДЕ ЧЕРЕЗ ГОД

Уже в ноябре 1994 года, на судебном процессе о гянджинских событиях, я еще раз встретился с Рамазаном Магомедовым - он проходил свидетелем по этому делу - и спросил у него, почему он сбежал, оставил на произвол судьбы подчиненных ему людей, почему не выполнил приказ? На что полковник Магомедов ответил, что не имел морального права выполнять этот приказ потому, что он... лезгин.

Да, это говорил полковник, который долгое время прослужил в советской армии, и который знал положения уставов! Магомедов забыл об офицерском долге и чести, но почему-то вспомнил о никак не относящихся к делу национальных моментах, межнациональных отношениях и о морали в весьма странном понимании всего этого. Думаю, многие, если не все участники судебного процесса по гянджинским событиям, помнят этот эпизод.

СНАЙПЕРЫ НА КРЫШАХ

Выполнив поставленные задачи в Сейфалли, мы ждали таких же вестей из Гянджи. Я неоднократно звонил оперативному дежурному и пытался выяснить для себя ситуацию в Гяндже. Но у него никакой информации не было. Утром же, примерно к 6 часам утра, мне позвонил оперативный дежурный и сообщил, что у них нет никакой информации о Гяндже и попросил меня поехать и выяснить ситуацию. Они пытались несколько раз выяснить ситуацию, но так и не смогли этого сделать. Я попросил дежурного связать меня с министром Рзаевым. Но дежурный сказал, что не знает где он... Мне ничего не оставалось, как поехать в Гянджу, чтобы выяснить обстановку.

Приехав в Гянджу, а именно, в расположение 123-ей, по-моему, части, - это часть находилась по соседству с 709-ой бригадой - я не нашел никого, в том числе и полковника Магомедова. Все попытки найти его не увенчались успехом - командир части исчез, как в воду канул, и никто не знал где он?! Личного состава было очень мало, и многие покинули пределы части, в том числе и офицеры. Но это было ничего по сравнению с тем, что творилось в расположении 709-ой бригады!

Это описать невозможно. С утра уже люди были вооружены, на крышах соседних домов были люди с оружием, снайпера, более того, в городе открыто раздавали населению оружие! В военном городке, где расположена 709-ая бригада, была слышна беспорядочная стрельба. Видно было явно, что люди с утра возбуждены, поддатые, и естественно, все это вызывало тревогу. Я срочно связался с оперативным дежурным и потребовал соединить меня с министром. И снова его не могли найти...

НА ТЕРРИТОРИИ 709-ОЙ

Я попросил оперативного дежурного немедленно прислать мне помощь, прислать людей, которые могли оцепить воинскую часть, не допускать во внутрь вооруженных людей: меня беспокоило, что эти вооруженные до зубов люди и техника могут выйти за пределы части, и тогда положение усугубиться. Я также попросил немедленно найти министра и еще раз напомнил о необходимости прислать подмогу, представителей МВД и МНБ. Мне ничего не оставалось, как пойти на территорию соседней 709-ой бригады. Я понимал, какой опасности подвергаю себя, пусть даже пойдя с охраной, но здесь выбора не было, надо было их собрать, успокоить, пока подойдет подмога, помощь.

На территории бригады я вдруг столкнулся с подполковником Эльдаром Алиевым, командиром 709-ой бригады. Он был с пистолетом в руках, очень возбужденный...

Статья отражает точку зрения автора

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG