Доступные ссылки

В Китае, стране с более чем миллиардным населением, уже почти 30 лет действует политика «одна семья – один ребенок». Впрочем, не столько эта политика, сколько невероятно быстрое экономическое развитие в последние десятилетия, существенно изменили структуру китайского общества, подорвав во многом те социальные основы, которые позволяли старикам в Китае быть уверенными, что они не будут брошены на произвол судьбы.

Свое мнение по этой проблеме высказывает директор Центра Стратегических исследований Китая Алексей Маслов.


- Я думаю, средний обыватель полагает, что китаец в старости рассчитывает на помощь младшего поколения. Насколько такое представление верно?

-Такое представление было верным еще 5-6 лет тому назад. Оно верно только для очень небольшой категории населения, которая проживает в глухих деревнях. Дело в том, что в Китае около 5 лет назад началась реформа пенсионного обеспечения, и она базируется на следующих принципах:

Под пенсионные выплаты подпадают граждане, которые работают в городах. Если раньше это было не так важно, поскольку, к примеру, в 80-х годах в городах жило только 20 процентов населения, соответственно 80 процентов жителей Китая вообще не получали никакой пенсии, сейчас городское население уже более сорока процентов. Китай из страны агарной превращается в страну урбанизированную.

Вся система пенсионного обеспечения в Китае государственная, и частных пенсионных фондов ( в чистом виде) не существует. Хотя предприятия, если вы проработали там достаточно долго, по собственной инициативе готовы делать вам пенсионные выплаты.

Государственная пенсия может составлять 10-15 долларов – это, конечно, не та сумма, которая может обеспечить старость. Правда, люди преклонного возраста имеют в Китае огромные льготы, льготы реальные, которые помогают жить: частичное или даже полное освобождение от оплаты коммунальных услуг, бесплатный проезд в общественном транспорте, бесплатный вход в целый ряд общественных мест – в музеи, парки, сады, где, собственно, и можно чаще всего встретить пенсионеров. Существуют специальные столовые для пожилых людей, магазины, то есть китайская старость, даже несмотря на неравномерность развития Китая, обеспечена неплохо.

Но сейчас появляется новая категория людей – это молодые люди 20-25 лет, которые только начали работать, но уже знакомы с европейской пенсионной системой, они читают интернет, обсуждают все это в блогах, и их нынешняя система, конечно, не устраивает. Они хотят много работать, много зарабатывать и, в конце концов, получать солидную пенсию. В южных провинциях Фуцзянь и Гуандун уже даже имели место выступления, одним из требований которых была реформа пенсионной системы. Участники этих выступлений заявляли о готовности платить в пенсионный фонд больше с условием, что на пенсии и получать они будут больше.

- А как же 60 процентов сельского населения?

- Сельские жители пока могут опираться только на заботу родственников и детей. И, в общем-то, дети всегда содержат родителей.

- Но ведь уже много лет действует политика «одна семья – один ребенок», получается, что китайская нация стареет. На кого тогда смогут рассчитывать старики уже в ближайшем, по-видимому, будущем?

- Официальная статистика и реальность, все-таки, разные вещи. Такая политика действует, но в деревнях рожают часто и по два, и по три ребенка. А ежегодный прирост населения – 0,6 процента в год. Следует понимать также, что стариков содержат не дети, точнее – не только дети. Их содержит семья, клан. Поэтому брошенных стариков, даже если у них вообще нет собственных детей, практически не бывает. Но ситуация стремительно меняется. Молодые люди уезжают в город, кланы разрушаются. И китайские средства массовой информации сейчас пишут о том, что уже есть категория стариков, опасающихся, что их некому будет содержать. Все это связано не столько с политикой «одна семья – один ребенок», сколько с реструктуризацией китайского общества.

- А с какого возраста китайцы начинают задумываться о старости?

- Раньше об этом практически не думали. Китайское общество было стабильно, все знали, что родственники их будут содержать. Сейчас общество заметно изменилось, я встречаю людей, которым 25-30 лет, которые работают в китайских корпорациях или совместных предприятиях, и они очень серьезно обсуждают со мной, сколько будут получать, выйдя на пенсию. Есть, кстати, и частная инициатива – на некоторых предприятиях люди сами создают что-то вроде пенсионного фонда, куда откладывают часть заработанных денег.

- А сбережения хранятся в местной валюте – юанях- или, из опасений инфляции, выбираются какие-то другие активы?

- 85 процентов сбережений китайцев хранятся именно в юанях. В целом, никакого страха за стабильность юаня нет. И это обеспечивается не только растущей экономикой. В общем-то рядовой китаец слабо разбирается в таких понятиях, как волатильность рынка и так далее. Юань обеспечен товарами, он не является официально свободно конвертируемой валютой, но его легко можно обменять в разных странах, в том числе – в Канаде, США, европейских государствах. Вторым по популярности способом сбережения и накопления капиталов является вложение в недвижимость.
XS
SM
MD
LG