Доступные ссылки

С 1 июля председательство в Европейском Союзе занял Кипр, что, как полагают эксперты, может сказаться на отношениях ЕС с Турцией. В самой Турции полагают, что отношения с Евросоюзом теперь уже точно заморожены на полгода. Опросы показывают, что отношение к Европе в турецком обществе становится все более прохладным.

Еще пять лет назад каждый раунд переговоров с Евросоюзом заканчивался народным гулянием, которое выливалось на стамбульские улицы: молодежь всю ночь запускала петарды, размахивала транспарантами, национальными флагами. Все надеялись, что вот-вот наступит тот самый счастливый момент, когда Евросоюз распахнет свои двери для Турции. О настроениях горожан говорят интервью, которые я брала в 2003 году на стамбульских улицах:

Женщина: Я очень счастлива и волнуюсь. Я думаю, что очень скоро буду жить в свободной стране, Европа станет нашим общим домом.

Мужчина: Я ожидаю, что ситуация в стране улучшится, что мои друзья наконец-то найдут работу, что станет легче жить, страна измениться к лучшему.

Вступление в Евросоюз - возможно, воплощение самой заветной турецкой мечты, которая лежала у основания самого турецкого государства: жить по-европейски. Основателя страны Кемаля Ататюрка называют первым европейцем Турции. Он принес в страну светские традиции, европейское законодательство и моду. В знак уважения к Европе, несмотря на протесты имамов, превратил в музей главную мечеть страны - Ая Софью, бывшую некогда символом христианского мира. Государственным служащим запретил появляться в присутственных местах в исламских одеждах. Вместо фески, головного убора, который традиционно носили религиозные граждане, мужчины надели шляпы, а женщины сняли чадру и нарядились в европейские манто. Новое светское государство приняло европейское законодательство, которое принесло с собой новую жизнь и отошли в прошлое такие понятия, как многоженство, кровная месть, религиозная вражда. Остатки прежнего преклонения перед Европой до сих пор можно встретить на стамбульских улицах. В районе Бейогду есть книжная лавка «Европейской мысли», открытая в двадцатых годах по указанию Ататюрка. Однако сегодня от того обожания не осталось и следа. Тот восторг, что испытывала отсталая некогда страна к своему сильному развитому соседу, прошел. Надежды погасли, ожидание сменилось разочарованием. В то, что Турция когда-нибудь станет европейской страной, не верят даже самые простые, далекие от политики граждане. Если пять лет назад идею вступления в ЕС поддерживали более 70 процентов турок, то теперь только половина. Сорокалетний бухгалтер Ахмет Корай:

"Идея вступления в Евросоюз превратилась в национальный комплекс. Много лет мы доказывали, что достойны Европы, что готовы измениться и стать, как они. Европейцы вели себя как богатые родственники, которые держат свою дальнюю бедную родню в коридоре и не подпускают ее к парадному столу. Они ставили все новые условия, говорили, что мы недостойны, а тем временем принимали соседние страны в Евросоюз. Турция просто устала от этого".

Около 30-ти лет назад Турция впервые постучала в двери Европейского сообщества. Прошло много лет, переговоры зашли в тупик. Главным камнем преткновения остается ситуация на Кипре, который был разделен на части после того, как турецкие войска заняли часть острова.

«Чтобы защитить турецкое население острова, которое притеснялось греками-киприотами, - пишет популярное турецкое издание Milliyet, - военные заняли северную часть острова. На этом месте была образована Турецкая Республика Северного Кипра, которую так и не признало международное сообщество. В ответ Турция до сих пор игнорирует все требования Евросоюза открыть свои аэропорты и порты для торговых кипрских судов".

Говорит журналист международного интернет сайта Айдын Алтынкек:

"В этом году Кипр председательствует в Евросоюзе. Очевидно, что греки-киприоты усложнят наши отношения с Европой. Конечно, отношение между греческой и турецкой частями острова наладились. Люди свободно перемещаются, общаются, даже торгуют. Однако европейцы не хотят признавать факт существования Турецкой республики Северного Кипра, мы отвечаем им взаимностью. На острове все еще остаются турецкие войска. Хотя для других стран подобная ситуация не является критичной. Например, Сербия и некоторые члены ЕС не собираются признавать независимость Косово".

Не продвинулись стороны в отношении "армянского геноцида", который признан многими европейскими странами. Турция не признает гибель миллиона армян в Османской империи "геноцидом", этот факт остается краеугольным камнем государственной политики. И в этом вопросе население довольно единодушно. Турки считают, что армянское население пострадало во время военных действий в ходе Первой мировой войны. Об этом написаны сотни монографий, школьных и университетских учебников. Признание "насильственного уничтожения" армян толкуется как угроза национальным интересам страны, как нечто, что может привести к распаду государства. Все шаги по признанию "геноцида", которые, по мнению турок, Европа предпринимает под давлением «армянского лобби», создают ненужную напряженность и заранее обречены на провал. Подобный инцидент произошел в минувшем году, когда французские власти утвердили законопроект, предусматривающий уголовное наказание за отрицание "геноцида армян". В ответ Анкара заморозила военные контракты и ввела ряд экономических санкций. Представитель организации по правам женщин в Стамбуле Айше Петек:

"Есть еще курдский вопрос в Турции, который так до сих пор не решен. Все движется со скрипом. Власти разрешили вещание на курдском языке, но в определенные часы, преподавание на курдском языке разрешено всего в нескольких школах. Конечно, общество изменилось, стало более открытым. Появились новые законы, отменили смертную казнь, смягчили наказания за участие в демонстрациях. Мы можем митинговать и не бояться, что за это отправят в тюрьму".

Эксперты считают, что на пути в Евросоюз Турция прошла длинный путь развития. Укрепилась экономика, налоговая система стала более прозрачной, уменьшилась коррупция. Были приняты законы, защищающие частную собственность. Чтобы положить конец государственной монополии, были приватизированы десятки госкомпаний.

Сегодня экономика страны - одна из самых быстро развивающихся в Европе. Менее, чем за 10 лет ВВП увеличился в 3 раза, по этому показателю страна занимает 16-ое место в ​мире.

В международных средствах информации Турцию называют «звездой мировой финансовой сцены». Товары с маркой «Сделано в Турции» можно увидеть на всех континентах мира. Автомобильная, химическая промышленность, производство текстиля, меха, ювелирные изделия, продукция сельского хозяйства.

Стратегически важная отрасль - энергетика. Независимый экономический обозреватель Мехмет Корай, например, считает, что на фоне слабеющей Европы экономическая ситуация в Турции кажется довольно стабильной:

"Турция – центр торговли энергоресурсами. Страна торгует в этой области с сорока европейскими странами. Переговоры о вступлении в ЕС стали дополнительным стимулом для иностранных инвесторов. Однако сегодня Европа нуждается гораздо больше в Турции и может быть сильной только в содружестве с ней. Турция закупает газ и нефть в Иране и России, а весь российский газ, который поступает в Европу, идет через Турцию по анатолийскому коридору. Сегодня Турция гораздо меньше нуждается в Европе".

Ситуация изменилась. В скорое вступление Турции в Евросоюз мало верят и многие иностранцы, живущие в Турции.

«Когда-то членство в Европе было очень престижно для Турции, которая была бедной, малоразвитой страной», - говорит американка Молли Грант, которая работает экономическим аналитиком в одной из крупных европейских компаний.

Молли переехала в Турцию 5 лет назад из Техаса и была уверена, что очень скоро Турция станет членом Евросоюза.

Ее поддерживает коллега Елена Архипова, которая переехала Турцию из Москвы в конце 1990-ых. Она уверяет, что на фоне экономического кризиса Турция может стать спасителем Европы, которая нуждается в демографическом динамизме самой молодой и развивающейся в Европе страны:

"По потенциалу экономики Турция в настоящее время пятая страна Европы. Если раньше вопрос стоял так: Нужна ли Турция Европе, то теперь вопрос повернулся обратной стороной - а нужна ли Европа Турции? Европа не может управиться со своим хозяйством. Многие страны разорены или находятся на гране банкротства. Еврозоне грозит полный крах, евро может закончить свое существование вообще".

Тем временем антиглобалисты проводят массовые митинги протеста в Стамбуле. Обывателя пугают страшными последствиями проживания в «европейском доме». Говорят, что объединение с Евросоюзом станет трагедией для страны, которая расположена на двух континентах и имеет богатейшую историю цивилизаций. Подобного мнения придерживаются и многие известные деятели культуры. Вот слова из книги Ильбера Ортайлы, историка, профессора, директора музея Топкапы:

«Мы читаем книги европейских писателей, носим европейскую одежду, смотрим европейское кино, слушаем музыку европейских композиторов. Современная турецкая молодежь морщится, когда слышит свою национальную музыку, предпочитая турецким «арабески» какой-нибудь западный рок. Все турецкое нашей культуры молодежи кажется несовременным, старомодным, скучным».

А вот что заявил Ильбер Ортайлы в интервью Радио Свобода:

"Почему мы так настойчиво хотим объединиться с Европой? Таким вопросом сегодня задаются в Турции многие эксперты. Любое объединение подобного рода сотрет национальную идентичность. Зачем нам это надо? У нас своя культура, которая не имеет отношения к Европе и больше направлена на Восток. Я говорил об этом много лет назад и повторяю снова: Турция гораздо ближе по традициям к Востоку, чем к Европе, и нужно помнить об этом".

Реджеп Эрдоган

Реджеп Эрдоган

На Восток призывает смотреть и правящая в Турции Партия справедливости и развития, которая вот уже третий срок умело лавирует светской частью общества и религиозными людьми. Лидера партии Реджепа Эрдогана называют самым популярным человекам исламского мира. Он желанный гость в странах арабского Востока. В новую эру, наступившую после арабской весны, Эрдоган предлагает своим восточным соседям турецкую модель экономики. Он уверяет, что Турция не имеет претензий на роль старшего брата, но готова поделиться опытом. Позицию Эрдогана поддерживает даже светская часть турецкого общества, те, кто когда-то голосовал за оппозицию. Независимый экономический обозреватель Мехмет Корай говорит, что партия Эрдогана хорошо усвоила уроки Евросоюза - провела демократизацию общества и ограничила роль военных, которые раньше фактически контролировали всю внутреннюю жизнь страны:

"Европейцы бояться Турции и вот уже 30 лет не пускают нас к себе в дом, опасаясь ислама. В случае вступления в ЕС это будет вторая по представительству в Европарламенте страна. Количество мест там определяется численностью населения. У нас, однако, есть и восточные соседи, которые хотят быть с нами близки, имеют близкую нам культуру, смотрят на нас, как на просвещенных людей, хотят подражать нам и учиться у нас".

На соседней стамбульской улице долгое время был «Европейский донер», разновидность турецкого фаст-фуда, который хозяин заведения, 40-летний Ахмет, назвал «европейским» в целях улучшения продаж. Заведение не бедствовало, но пару дней назад Ахмет переименовал заведение во «Всемирно известный турецкий донер», потому что вывеска стала не соответствовать реалиям сегодняшнего дня. Ахмет сказал мне, что сделал это по просьбе посетителей, которые уверены, что Турция стала сильной страной, которая больше не нуждается в Европе.

Этот пример из жизни, возможно, отражает позицию многих, но не всех. Издание Cumhuriyet, например, считает, что переговоры Турции с Евросоюзом должны продолжаться, потому что страна еще очень далека от стандартов Европы:

«Во многих отраслях старые технологии, на предприятиях используется детский труд, высококвалифицированные специалисты уезжают в Америку и Европу, низкий образовательный уровень населения, гигантский разрыв между уровнем жизни города и села».

То, что перечислила газета, - это, конечно, только часть проблем.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG