Доступные ссылки

Тележурналист Азер Гариб - о ситуации вокруг ареста в Иране азербайджанских поэтов Фарида Гусейна и Шахрияра Гаджизаде

Мне как то рассказывали, что из себя представляет иранская тюрьма.

Это самый настоящий зиндан, далекий от стандартов Совета Европы, там не сидят в цивильных и чистых костюмах, и к заключенным не приезжают на свидание дипломаты и омбудсманы.

Это ад, с пытками и истязаниями, издевательствами охранников, и унижениями со стороны рецидивистов.

Двое наших поэтов попали в этот ад. Люди, единственной виной которых стало их гражданство, люди, которые стали жертвой иранских политиков, настроенных враждебно к нашей стране.

И грозит им смертная казнь. Именно, так. И я не знаю, что я могу сделать для их освобождения.

Но я знаю людей, которые могут привлечь внимание мировой общественности к этому факту.

Это те самые люди, которые имеют хорошие связи с зарубежными правозащитными организациями, это журналисты, получающие зарплату от влиятельных западных центров, это борцы за права человека, за демократию, за верховенство закона, находящиеся в постоянном контакте с донорами.

Но я не вижу их активности, не вижу митингов, пикетов, не вижу бурного негодования в сети, не вижу публикаций, памфлетов, воззваний, не вижу аппелирования к западным СМИ, к руководителям иностранных государств.

Я помню, какая буря возмущения поднялась в мировых СМИ, когда снесли дом уважаемой правозащитницы.

Пожалуй, не осталось в мире ни одного солидного телеканала, ни одного печатного органа, который, не возмутился бы сносом дома гражданки, и не побывал бы по ее приглашению на месте, где дома сносились на протяжении года до этого события.

А потом уезжали, не заглянув в городки беженцев, лишенных права вернуться в свои дома вот уже 20 лет, потому что, туда их не приглашали.

Я помню и другие факты, когда аресты одних немедленно доводились со сведения многочисленных организаций, а отсидка второго человека оппозиционной партии никого не интересовала, потому что, он был не в тренде.

Помню, как зарубежным певицам рассказывали не о попранных правах миллиона изгнанных из своих жилищ, а приглашали в кондиционированные офисы, где демонстрировали им кадры выселения из сносимых в Баку домов, и охотно фотографировались с поп-дивой.

Не знаю, помогла ли певица жильцам получить желаемые компенсации, но то, что из выделенных грантов на борьбу за их права им не досталось ни цента, могу утверждать стопроцентно.

Помню, как раздавались интервью иностранным газетам во время Eurovision, помню, как люди, призывающие на баррикады из уютного далека, взывали к миру с просьбами бойкотировать конкурс, и защитить права соотечественников.

Помню, как старались использовать Eurovision для привлечения внимания мировой общественности не к общенациональной трагедии Ходжалы, а к судьбе отдельных людей.

Помню и многое другое.

Так почему же молчат они сейчас? Что стоит за этим молчанием?

Азер Гариб, Баку, 4 июля 2011

Азер Гариб, Баку, 4 июля 2011

Почему не задействованы все их связи, все их возможности, чтобы обратить внимание мира к этой трагедии?

Что это, пресловутые двойные стандарты? Или, все дело в том, что защита прав этих поэтов не сулит хорошего пиара? Может, просто нет команды?

Я не знаю, в чем причина. Да и не столь это важно. Я просто хочу призвать каждого, кто хоть что-то может сделать, использовать все свои связи, все свои контакты, все свои возможности, чтобы привлечь внимание международной общественности к этой трагедии.

Вы, которые имеете доступ к госсекретарям и президентам, к различным структурам, радеющим за права человека, к боссам мировой демократии, пожалуйста, помогите вызволить Фарида Гусейна и Шахрияра Гаджизаде!

Помните, их ждет не устроенное политическое будущее, им реально грозит казнь!


Статья отражает точку зрения автора и опубликована на его Facebook-профайле

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG