Доступные ссылки

Приговор Андерсу Брейвику не будет обжаловаться ни осужденным, ни стороной обвинения

Окружной суд Осло признал вменяемым ультраправого террориста Андерса Беринга Брейвика, взорвавшего восемь человек в правительственном квартале норвежской столицы и расстрелявшего ещё 69 человек в молодежном лагере на острове Утойя 22 июля 2011 года.

Самого массового убийцу в истории Норвегии отправили в тюрьму на 21 год с перспективой бессрочного продления заключения, если он будет признан опасным для общества. Таким образом, суд удовлетворил пожелания и Брейвика, и родственников его жертв.

Согласно результатам общенационального опроса, проведенного аналитической службой Norstat, абсолютное большинство норвежцев – 74 процента, выразили уверенность, в том что Брейвик психически вполне здоров, для того, чтобы отбывать срок наказания в тюрьме, и лишь 10% сочли "норвежского стрелка" душевнобольным, которого следует поместить в закрытую лечебницу тюремного типа. Неудивительно поэтому, что приговор Брейвику в виде лишения свободы сроком 21 год был встречен в норвежском обществе вздохом облегчения. Особенно важным решение суда стало для потерпевших и родственников жертв двойного теракта.

– После того, как я услышал приговор, у меня словно камень упал с души. Меня самого поразило столь сильное чувство облегчения – возможно, всё это время я неосознанно желал преступнику именно такого наказания, даже не подозревая об этом, – говорит один из пострадавших от взрыва в правительственном квартале Осло Эйвинд Даль Тёррисен. После теракта Тёрриссен был вынужден провести целый год на психологических реабилитационных курсах, и сейчас понемногу возвращается к нормальной жизни.

– Приговор по делу Брейвика поставил окончательную точку – теперь я могу, наконец, видеть светлую, а не тёмную сторону жизни. Этот день является настоящим лучом света не только для меня, но и для всех пострадавших в результате теракта – для них очень важно было узнать, что преступник совершил злодеяние в здравом уме. В любом случае, нам больше никогда не придётся услышать об Андерсе Брейвике, – надеется один из тех, кому удалось выжить во время бойни в лагере на Утойе, 19-летний датчанин Патрик Пискот.

Своё удовлетворение выразил и премьер-министр Норвегии Йенс Столтенберг, заявивший, что норвежская судебная система и норвежское общество с честью выдержали испытание "делом Брейвика", заслужив уважение со стороны мирового сообщества:

– Все могли видеть, что судебный процесс проходил с соблюдением принципов правового государства. Нам пришлось иметь дело с наиболее отвратительным актом насилия, совершённым в мирное время в Норвегии, и мы сделали все законным и надлежащим образом. Это стало возможным благодаря независимости норвежской судебной системы, а также потому, что политики не вмешиваются в её работу и не комментируют решения судей, – сказал Йенс Столтенберг.

Фактически, остался доволен решением суда и сам осуждённый. Андерс Брейвик не намерен обжаловать вынесенный ему приговор – такое заявление сделал адвокат террориста во время перерыва в судебном заседании. Сам Брейвик ранее неоднократно утверждал, что предпочтёт пожизненное заключение принудительному лечению и не станет подавать апелляцию, если суд признает, что преступления он совершал в здравом уме, осуществляя таким образом свой "крестовый поход" против исламизации Норвегии и политики мультикультурализма. К этому следует добавить, что своё согласие с решением судей выразила и сторона обвинения, просившая признать Брейвика невменяемым: прокурор Свейн Холден заявил журналистам, что обжалование приговора не планируется.

Однако, несмотря на то, что потерпевшие и родственники жертв теракта удовлетворены вынесенным Брейвику приговором, решение о признании террориста вменяемым вызвало критику ряда экспертов в области правоведения. Причиной этого стали противоречивые результаты двух психиатрических экспертиз Андерса Брейвика, предоставленные в распоряжение судей. Обследование, проведённое в 2011 году психиатрами Сюнне Сёрьхейм и Торгейром Хусбю, выявило у подсудимого параноидальную шизофрению. По результатам же второй экспертизы, проведённой психиатрами Агнаром Аспосом и Терье Tёрриссеном в этом году, "норвежский стрелок" был признан, в целом, здоровым. Обе группы психиатров внимательно следили за ходом процесса, однако своих позиций так и не изменили. В итоге, стороне обвинения пришлось самостоятельно решить, какому из двух психиатрических рапортов отдать предпочтение, и в соответствии с этим сформулировать обвинительное заключение

"Дело Брейвика показывает, что невозможно обеспечить достоверное качество психиатрической экспертизы" – утверждает норвежский профессор права Aнне Робестад. И она не единственная, кто подвергает критике роль судебной психиатрии в деле о терактах 22 июля. Мнение Робестад разделяет её коллега, профессор Кристиан Aнденес. По его мнению, суть проблемы заключается в том, что эксперты в своей работе используют настолько различные подходы, что очевидным образом приходят к разнящимся, а порой и взаимоисключающим результатам. "Психиатры Сёрьхейм и Хусбю решили совместно наблюдать за поведением Брейвика – при том, что рутинной в таких случаях является методика независимого наблюдения. Это и послужило изначально неверной отправной точкой их экспертизы", – говорит профессор Анденес, по мнению которого в судебной психиатрии необходимо более жёстко регламентировать вопросы процедурного порядка.

Норвегии, в конечном итоге, придётся коренным образом пересмотреть своё отношение к судебной психиатрии, – считает другой норвежский эксперт, политолог Хокон Харкет. По мнению Харкета, норвежцы не были готовы к общественной дискуссии на эту тему до и во время судебного разбирательства по делу Брейвика:

– Общество ещё не имело достаточно ясной картины происходящего в нашей судебной психиатрии. Но теперь этому настало время, – считает норвежский политолог.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG