Доступные ссылки

Профессор Нусрет Акъюрек, который руководил лечением экс-президента Абульфаза Эльчибея, рассказал Азербайджанской службе ВВС о последних днях политического лидера в больнице и прокомментировал утверждения об его отравлении.

Профессор Акъюрек был в 1999 году главным врачом Образовательно-исследовательской больницы Анкары в Турции.


«ОТНОШЕНИЕ К ЭЛЬЧИБЕЮ ПОТРЯСЛО МЕНЯ»

"Из Министерства здравоохранения мне позвонили и сказали, что Эльчибея привезут в нашу больницу. Естественно, мы провели особую подготовку, так как очень важная персона и привезли его. С первых же часов было решено общественность широко не информировать, потому что появился большой интерес к больнице из-за Эльчибея".

По словам бывшего главврача, из-за Эльчибея в больницу приходило много людей, поэтому они сделали заявление для общественности, что экс-президент содержится не в Анкарской исследовательской больнице, а другой, а в Анкарскую сюда его привозили для общего обследования.

«Когда Эльчибей приехал в нашу больницу, его состояние было очень тяжелым. Информация, которую мне сообщили, в каких условиях он жил в Азербайджане и какое было отношение к нему, потрясла меня. Эльчибей был президентом страны, политиком мирового уровня. Отношение к нему в его больном состоянии противоречило и правам человека, и требованиям медицины. Представьте, такой человек с серьезными проблемами в мочеиспускательных путях жил в Баку в доме с туалетом во дворе».

ЭЛЬЧИБЕЙ ОТКАЗАЛСЯ ОТ ЛЕКАРСТВ И ПРОЦЕДУР

«После обследований Эльчибею был поставлен диагноз - рак простаты. Близким об этом прямо не сказали. Просто проводилось лечение, о котором были проинформированы Министерство здравоохранения и высокопоставленные лица государства.

Эльчибей решительно отказался от большинства назначенных ему процедур и лечений. Было два пути – один хирургический, а другой медикаментозный. Он сказал, что лечение имеет побочные следствия».

«Со своей болезнью буду бороться я сам», - сказал он.

Хотя его болезнь не была неизлечимой для современной медицины.

«Мы дали ему время подумать, решить. Он находился под наблюдением в больнице около 45 дней. Все это время общественность подробной информации не получала. Честно говоря, это был чувствительный период турецко-азербайджанских отношений».

ГЕЙДАР АЛИЕВ НИ РАЗУ НЕ ПОИНТЕРЕСОВАЛСЯ

Нусрет Акъюрек рассказывает о невнимании азербайджанских официальных лиц к экс-президенту:

«Несмотря на проявленный массовый интерес к Эльчибею, ни президент Гейдар Алиев, ни его посол в Анкаре ни разу не поинтересовались состоянием Эльчибея».

СЛЕЗЫ ВРАЧА

Эльчибей вернулся в Азербайджан. Однако спустя некоторое время Акъюрек получил известие об ухудшении его здоровья:

«После этого известия сформировали группу врачей и послали в Азербайджан. Под контролем Министерства здравоохранения Эльчибей был повторно доставлен в Турцию. До сих пор помню, как рыдал посланный в Азербайджан врач. Он говорил, что люди в аэропорту, пришедшие провожать Эльчибея, устроили у самолета такую давку, что покойного пришлось доставить в салон, расталкивая всех по пути».

ИЗВЕСТИЕ О КОНЧИНЕ

«Он очень сожалел о своей болезни. Я навещал его каждый день, проводя с ним по 16-17 часов в сутки... Каждую новую информацию, связанную с его здоровьем и подготовленную мной, я посылал высокопоставленным лицам системы здравоохранения. Мы подготовили программу интенсивной терапии, но Эльчибей снова не принял ее».

По словам Нусрета Акъюрека, из-за нарушений в работе пищеварительного тракта Эльчибей был заражен и тяжелой инфекцией. Он попросил, чтобы его лечили в Медицинской академии «Гюльхане» Вооруженных сил Турции.

«Потом мы узнали о резком ухудшении его состояния и наступившей примерно в 6.00-6.30 утра кончине. Больше всего на меня подействовало то, что в период его болезни никто из руководства Азербайджана не поинтересовался состоянием его здоровья. Он был замечательной личностью. Он был настоящим тюрком-огузом».

«ЕСЛИ БЫ Я ЗАХОТЕЛ...»

Врач также рассказал и про некоторые беседы с экс-президентом.

«Меня сверг Сурет Гусейнов. Если бы я захотел, мог его уничтожить в течение часа. Но я не хотел кровопролития, братской крови. Для меня даже должность главы государства не была столь важной», - говорил Эльчибей.

Эльчибей рассказывал, что когда русские рыбаки нарушили водную границу и вошли в территориальные воды Азербайджана, их арестовали. Тогдашний президент России Борис Ельцин позвонил ему и в категоричной форме потребовал освобождения рыбаков. Эльчибей ответил ему, что рыбаки нарушили государственную границу Азербайджана и положил трубку.

Ельцин снова позвонил Эльчибею и снова в приказной форме потребовал освободить рыбаков. Эльчибей ответил ему, что вы являетесь главой одного государства, а я – другого и независимого. Вы не можете говорить со мной в таком тоне:

«Если бы Вы позвонили мне не как президент Ельцин президенту Эльчибею, а как обычный человек Ельцин обычному человеку Эльчибею, и попросили бы освободить рыбаков, то мы могли бы это обсудить», - сказал Эльчибей и снова повесил трубку.

Ельцин позвонил снова и на этот раз говорил уже не в приказном тоне, а вежливо, обратился с просьбой. Я хотел дать ему понять, что Азербайджан – не колония, а независимое государство и добился этого», - говорил Эльчибей .

Я так и не понял, почему к такому человеку, который жил и трудился ради независимости Азербайджана, государство, его представители относились столь пренебрежительно, говорит турецкий врач.

О ВОЗМОЖНОМ ОТРАВЛЕНИИ ЭЛЬЧИБЕЯ

«Врач, которого я посылал в Баку, рассказал мне, что туалет в доме Эльчибея находится во дворе, а катетер для мочи он снимал и устанавливал себе сам. Он пользовался одним одноразовым катетером много раз в течении дней! Это факт, показывающий, что система здравоохранения Азербайджана ничего не делала для него!» - сказал Нусрет Акъюрек.

Он также коснулся и возможного отравления Абульфаза Эльчибея.

«Я не могу сказать, что с ним могло случиться в тех условиях, в которых он жил в Азербайджане, потому что условий не было никаких. Не могу ничего сказать о тайной, связанной со спецслужбами, стороне этого вопроса. Но в нашей больнице он содержался в стерильных и безопасных условиях. Пока он лежал у нас, никаких, даже мелких проблем с его безопасностью не возникло. Здесь у него была самая высококлассная охрана. А что и как было в Азербайджане, не знаю.

Он поступил к нам с диагнозом рака простаты, диабета и заражения вирусной инфекцией. Для надлежащего ухода за ним был выделен специальный персонал. В отделении, где он лечился, вход и выход были под особым контролем. К нему допускались только те люди, кому разрешил я лично. Уверен, что и в «Гюльхане» никаких проблем с безопасностью не было».

РАСХОДЫ НА ЛЕЧЕНИЕ

«Все расходы на его лечение были покрыты за счет Турецкой Республики и Анкарской больницы. Посол Азербайджана в Анкаре абсолютно не интересовался состоянием Эльчибея. Только раз он сделал запрос в Медицинскую академию «Гюльхане». Я как свидетель, могу заявить, что за исключеним этого, я не видел никакой финансовой и моральной поддержки со стороны азербайджанских официальных лиц».

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG