Доступные ссылки

На портале 1news 2 сентября сего года опубликована заметка «Еще раз об освобождении Рамиля Сафарова, или Ошибка профессора Ханлара Алекперова».

В ней автор в саркастической форме стремится не только "учить" меня азам права, но и обвиняет в тяжких грехах, что и побудило меня ответить этому анониму.

Во-первых, я положительно оцениваю сам факт экстрадиции Рамиля Сафарова в Азербайджан и, в принципе, не возражаю против его помилования.

Во-вторых, утверждения автора о том, что, по моим словам, «максимум, что мог сделать глава государства – это заменить Сафарову пожизненное лишение на 25 лет». ЭТО, мягко говоря, КЛЕВЕТА, основанная на принципе софистики - правильные выводы на основе ложной посылки.

Между тем, я на портале Contact писал, что «максимум, что мог сделать глава государства – заменить Рамилю Сафарову пожизненное лишение свободы на лишение свободы сроком ДО 25-и лет».

В-третьих, утверждение автора о том, что «на 25 лет» означает ровно 25 лет, а «до 25 лет» означает всё, что короче этого срока, хоть 1 секунда», в контексте обсуждаемой проблемы не что иное, как публичная демонстрация, мягко говоря, слабых знаний основ права, даже на уровне ликбеза.

Так, в соответствии с пунктом 8.4. «Положения о помиловании», утвержденного Указом президента Азербайджана от 18 июля 2001 года, вопрос о помиловании осужденных, приговоренных к пожизненному лишению свободы, может быть рассмотрен лишь после отбытия этими осужденными не менее 10-и лет срока наказания. Рамиль Сафаров был осужден Будапештским столичным судом Венгрии 13 апреля 2006 года. Следовательно, он к моменту своего помилования отбыл менее 10-и лет наказания.

Еще более строгие правила устанавливает ст. 57 Уголовного кодекса Азербайджана для судебного решения вопроса о помиловании.

Так, она гасит:

«Суд, учитывая действительное отбытие осужденным не менее 25-летней части наказания в виде пожизненного лишения свободы, несовершение осужденным умышленного преступления в период отбывания наказания и придя к выводу об утрате необходимости дальнейшего отбывания наказания, может заменить пожизненное лишение свободы лишением свободы на определенный срок или условно-досрочно освободить его от этого наказания».

В-четвертых, относительно утверждений автора о том, что «с точки зрения духа и буквы закона, указ президента абсолютно безупречен».

Начнем с того, что надо вести речь не об указе, а о РАСПОРЯЖЕНИИ. Автору также напоминаю, что распоряжение президента нельзя рассматривать как приговор, так как глава государства не может выносить кому-то приговор. Это является прерогативой судебной власти.

Что же касается словесной эквилибристики «своим распоряжением президент заменил пожизненное заключение на 8 с лишним лет», то это от лукавого, так как в распоряжении главы государства записано «освободить», а не «заменить».

Согласитесь, мой сердитый оппонент, этимология этих терминов не тождественна.

А теперь по существу. 31 августа на страницах СМИ я писал и вновь повторяю: смысл моей публикации заключается в том, чтобы показать, что те, кто готовит проекты нормативных актов главы нашего государства, то ли сознательно, то ли в силу своей бездарности, но регулярно и демонстративно подставляют нашу страну и его руководителя перед международным сообществом.

Бесспорно, президент Азербайджана имел право помиловать Рамиля Сафарова. И это не только законное, но и глубоко гуманное политическое решение. Но задача юристов, которые готовили распоряжение о помиловании Рамиля Сафарова, заключалась в том, чтобы это политическое решение главы государства трансформировать в легитимную правовую оболочку, не выходящую за рамки конституционного поля. Для этого в их распоряжении были все необходимые юридические средства.

К примеру, достаточно было в словесной композиции распоряжения вместо слова «освободить» вставить короткое предложение в следующей примерной редакции: «…заменить лишением свободы на срок 8 лет 6 месяцев».

Тогда это распоряжение было бы с юридической точки зрения, более или менее приемлемым (хотя, и с натяжкой), и никто в мире не стал бы упрекать нас в незаконности помилования Рамиля Сафарова.

Вот в чем суть моих возражений против распоряжения о его помиловании.

Наконец, в-пятых, я одновременно хотел обратить внимание читателей на плачевное состояние правотворчества в Азербайджане, показать, к чему ведут наша правовая безграмотность и непрофессионализм.

Ведь этот пример с помилованием Рамиля Сафарова наглядно свидетельствует, что мы дошли до того, что не можем правильно (с правовой точки зрения) составить даже элементарное (по форме) распоряжение главы государства и т.д., и.т.п.

А ведь это не первый, и даже не десятый случай, когда от имени президента Азербайджана составляются, мягко говоря, крайне некачественные правовые акты и иные документы, которые противоречат не только Конституции и другим нормативным актам нашей страны, но и международно-правовым стандартам.

Поэтому куда лучше самим признать свои досадные ошибки, чем на это будут указывать зарубежные критики и наши недоброжелатели.

А так, что греха таить, в этом вопросе наши критики и недоброжелатели, увы, правы, так как скрепя душой надо признать, что, действительно, осужденный на пожизненное лишение свободы не может быть освобожден от этого вида наказания на основе акта о помиловании.

Сегодня, как бы этого мы не хотели, надо также признать, что и присвоение Рамилю Сафарову внеочередного воинского звания, а также выплата ему крупной суммы в виде заработной платы за период его нахождения в тюрьме также противоречит закону. Ведь помилование не является обстоятельством, оправдывающим Рамиля Сафарова и устраняющим факт совершения им особо тяжкого преступления…

Статья отражает точку зрения автора

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG