Доступные ссылки

Ближневосточный вызов США


Демонстрация у посольства США в Каире. Египет, 13 сентября 2012 г

Демонстрация у посольства США в Каире. Египет, 13 сентября 2012 г

События последних дней: убийство американского посла в Ливии, демонстрации около американских дипломатических представительств, штурм консульства в Бенгази и посольства в Сане спровоцировали в американской прессе заголовки о том, "арабскую весну" сменяет "арабская зима", а также вопросы о стратегии Белого Дома на Ближнем Востоке.

Через три дня после атаки на американское консульство в Бенгази, во время которой погиб посол США в Ливии и трое сотрудников консульства, американские спецслужбы, по данным газеты "Уолл-стрит Джорнэлл", засомневались в том, что штурм консульства был заранее спланированный акцией. По первым следам их представители говорили, что слаженные действия двух десятков налетчиков, вооруженных автоматами, противотанковыми гранатометами и гранатами, свидетельствуют о тщательной подготовке операции. Упоминались даже две радикальные исламские группы, одна из которой прямо связана с "Аль-Каидой". Последняя версия: акция могла быть "домашней заготовкой" некоей радикальной группы. Она могла воспользоваться подходящим моментом, но нет данных, указывающих на организаторов, не известно планировалась она или нет, как нет указаний на то, что "Аль-Каида" прямо или косвенно приложила к ней руку.

Перемена взглядов на подоплеку атаки в Бенгази, как говорят аналитики, поможет Белому Дому отразить упреки в том, что администрация Барака Обамы не обеспечила адекватных мер безопасности для консульства в Бенгази с учетом существующей опасности. Но вопросы, поднятые после волнений и атак на американские представительства в нескольких арабских странах гораздо масштабнее проблемы охраны американских объектов в этих странах. Главные из них – насколько эффективна нынешняя американская стратегия и чем ответить на неожиданное для Вашингтона бурное проявление антиамериканизма.

Ответ администрации пока заключался в осуждении как антиисламских выпадов, содержащихся в фильме "Невинность мусульман", так и насилия, как инструмента протеста. "Нет совершенно никаких оправданий действиям тех, кто ответил насилием на это видео", – заявила Госсекретарь Хиллари Клинтон.

14 сентября во время церемонии памяти жертв атаки в Бенгази президент Обама заверил, что Соединенные Штаты покарают тех, кто совершил это преступление. Чуть позже он сообщил, что он в качестве главнокомандующего отдал приказ об отправке подразделений морских пехотинцев в Ливию и Йемен для защиты американских объектов. В тот же день республиканский кандидат в вице-президенты Пол Райан упрекнул президента в том, что Соединенные Штаты уклоняются от роли твердого лидера в борьбе с экстремизмом.

Как считает политолог из вашингтонского института "Американ Энтерпрайз" Майкл Рубин, события на Ближнем Востоке могут отразиться на самых разных аспектах американской политики:

– И "арабская весна", и нынешние атаки на дипломатические представительства оказались неожиданностью для Соединенных Штатов. Это отражает провал американских разведывательных служб, за который администрация должна отчитаться. Если посмотреть на происходящее в более широком контексте, то мы увидим в этом тревожную тенденцию. "Арабская весна" была производным недовольства арабских масс экономическим положением, безответственностью власти, коррупцией. В большинстве стран победителями после первых выборов стали партии союзные "братьям-мусульманам". Сейчас лидирующую роль берут на себя крайние фундаменталистские группы салафитов, которые добиваются власти, раздувая недовольство по поводу фильма, делая ставку на популизм.

– Не заставляет ли это вспомнить о предупреждениях со стороны России о том, что поддержка повстанцев в этих странах может привести к созданию там радикальных режимов?

– Американцы не организовывали "арабскую весну". Она стала результатом тупиковой ситуации, в которой оказались не способные к регенерации авторитарные режимы. Демократическое пробуждение было неизбежным. Вопрос заключался в том, как ответить на него. Моя точка зрения заключается в том, что американская администрация должна была действовать гораздо более активно с тем, чтобы предотвратить влияние радикалов в постреволюционный период. Однако Вашингтон оставался в стороне, попросту ждал, какой будет развязка. Если российское правительство считает, что арабской весны можно было избежать, то оно живет в прошлом.

– Как вы считаете, что в этой ситуации представляет наибольшую трудность для администрации Барака Обамы?

– Одна из проблем – чисто внутриполитическая. Кризис разворачивается на фоне приближения к президентским выборам, главным вопросом которых должно было быть состояние экономики. Внешняя политика выглядела козырной картой кандидата Обамы. У него в активе была ликвидация бин Ладена, и этим он заглушал любые аргументы республиканцев. Теперь хаос на Ближнем Востоке обнажает, как считают критики, еще одно слабое место кандидата Обамы. Пресса уже начинает проводить параллели между нынешними событиями и закатом президентства Картера, захватом американского посольства в Тегеране. А это опасные параллели для кандидата в президенты. Барак Обама должен показать, что Соединенные Штаты сильны, что мы не отступаем под огнем. Он должен представить внятную стратегию действий в регионе, отношений со странами, которые освободились от диктаторов. Это очень непростая задача. Большим испытанием для него, например, будут отношения с Египтом, чей президент не выступил с однозначным осуждением нападения на американские дипломатические миссии. В Конгрессе начинаются серьезные дебаты о том, продолжать ли предоставлять Египту экономическую помощь, от которой страна жизненно зависит, можно ли рассматривать его союзником в свете того, что произошло.
XS
SM
MD
LG