Доступные ссылки

Этой осенью американская культура отмечает грандиозный юбилей – 50-летие PBS, общественного ТВ. Мы поговорим о юбиляре и о тех уроках, которые он может преподать.

Но сперва я хочу пожаловаться на предвыборную кампанию. В ней меня больше всего раздражает крохоборство тех политиков, кто требует отменить государственные дотации PBS.

У нас, в Нью-Йорке, некоммерческое телевидение это – 13-й канал, который сопровождает зрителей от колыбели до могилы. Детей он учит читать, молодым открывает оперу, взрослых балует классикой, стариков утешает уютными английскими детективами, где всегда нежаркое лето, и никого не жалко, ибо убивают только плохих и быстро.

На все эти радости казна расходует такую сумму, что если разделить ее на всех, то выйдет $1.35 на каждого налогоплательщика: один бумажный стаканчик скверного кофе в год.

В ответ на угрозу такой зверской экономии Америка тянется к бумажнику. В конце концов, федеральный бюджет покрывает лишь 10% расходов. Остальные деньги приходят не от государства, а от общества.

И это значит, что общественное ТВ уцелеет – несмотря ни на что.

Мне кажется, что если общество не хочет платить за свободу – будто то свобода от державного или коммерческого насилия, то оно и недостойно свободы. Конечно, это относится не только к американскому PBS.

Соломон, что такое PBS для Америки?

Соломон Волков: Мне трудно говорить за всю Америку, я могу сказать, что такое PBS лично для меня, для американца с уже скоро 40-летним стажем. И для меня это фактически одна из двух или трех главных телепрограмм, которую я смотрю практически каждый день, и каждый день нахожу что-то в ней чрезвычайно мне интересное.

Александр Генис: Ну, хорошо, вы - музыковед, вы - элита, понятно, что вам это интересно. Давайте, я выступлю в качестве адвоката дьявола. Американцы, которые не интересуются ни элитарным искусством, ни высокой музыкой, почему они должны платить за то, чтобы вы могли смотреть это телевидение?

Соломон Волков: Вы сейчас как раз звучите как некоторые из кандидатов последней предвыборной кампании. Этот антиэлитарный лозунг очень моден среди американских политиков - им почему-то кажется, что, оседлав этого антиэлитарного конька, они смогут привлечь к себе больше голосов избирателей. Мне кажется, что это заблуждение, и когда люди идут им навстречу, скажем, в руководстве PBS...
Вот приведу пример. Недавно показали целиком тетралогию Вагнера “Кольцо Нибелунга” - это 16 часов совсем не простой, не очень развлекательной музыки. И в Нью-Йорке тот самый 13-й канал показал эти 16 часов. Должен сказать, что и для меня, который эту музыку неплохо знает, и не в первый раз слушает ее, и для очень многих моих знакомых это было незабываемым впечатлением. Но многие станции Общественного телевидения не решились на этот шаг, не показали эту музыку или показывали ее в чрезвычайно неудобное время, и я услышал на этот счет столько жалоб - и лично, и глядя на сайт PBS! Люди пишут, жалуются, возмущаются и говорят: за кого же они нас принимают, эти люди, отменяя нам Вагнера, лишая этого удовольствия? Так что Америка, как видите, очень разная.

Александр Генис: Для меня Общественное телевидение это яркий пример того, как государство может влиять на страну, как оно может поднимать и воспитывать культурный уровень страны. Даже те, кто не смотрит, кому не интересна опера и Вагнер, у них есть дети. Придет другое поколение, которое воспитываетcя на 13 канале, где идут знаменитые детские передачи. Так и происходит взросление страны. Это часть правительства, часть государства, часть общества, которая должна воспитываться, и телевидение не имеет права пренебрегать этой необходимостью.
Кроме всего прочего, мне кажется, что это чрезвычайно выгодно для страны - создавать ее культурную элиту. В этом отношении любопытен пример BBC. Английское радио, возникшее еще в 20-е годы, сразу поставило на культуру. BBC больше половины передач всегда посвящало культуре. Казалось бы, это не соответствует действительному интересу, политика, экономика, спорт - гораздо более важные вещи. Ничего подобного! Именно культура была флагманом BBC. И что же произошло полвека спустя? Весь мир говорит на британском английском, а не на американском, потому что BBC поставило на элиту. И именно таким образом произошла незаметная, но очень важная победа британской версии английского языка.

Соломон Волков: Я должен тут сказать, что PBS с самого начала, в той классической культуре, которую оно пропагандировало и продолжает пропагандировать, вносило такой элемент новизны, свежести, нетрадиционного подхода – люди могли высказывать по отношению к классике какие-то совершенно нетрадиционные взгляды. Вот я вам приведу пример. Появился в свое время на PBS Гленн Гульд, великий канадский пианист, который рассуждал о Моцарте. Он говорил о Моцарте вещи, с точки зрения традиционного подхода к этому композитору, абсолютно возмутительные. Он говорил, задумчиво глядя на репортера PBS:
“Говорят, что Моцарт умер молодым, и чрезвычайно жаль. Я с этим не согласен. По-моему, Моцарт зажился, потому что в последние свои годы, музыка, которую он сочинял, состояла из сплошных клише”.
Можно как угодно к этому заявлению Гульда относиться…

Александр Генис: Не как угодно. Гульд делал совершенно безумные заявления и очень часто говорил совершенно несуразные вещи.

Соломон Волков: Но уверяю вас, что после этого вы действительно постараетесь переслушать позднего Моцарта и подумать: а, может, действительно…?

Александр Генис: То есть, это было провокативное заявление, которое только способствовало популярности Моцарта.

Соломон Волков: Работало на пользу. И заставляло послушать Моцарта в исполнении самых разных артистов, в том числе и в великолепном исполнении самого Гульда.

Статуя Гленна Гульда в Торонто (Фото: Stefan Powell)

Статуя Гленна Гульда в Торонто (Фото: Stefan Powell)

Александр Генис: Сейчас в России идут разговоры о необходимости Общественного телевидения, которое было бы независимым ни от коммерции, ни о державы, ни от чего. То есть то свободное телевидение, которое функционирует в Америке. 13 канал, PBS, практически он существует за счет поддержки зрителей.

Соломон Волков: И корпораций, не будем забывать.

Александр Генис: Которые вкладывают свои деньги.

Соломон Волков: Был очень важный период, когда Общественное телевидение оказалось между поддержкой со стороны телевизионных станций, других, которые поначалу поддерживали его, не видя в этом никакой конкуренции, а потом испугались, между прочим, и отказались от этой поддержки. Не было ни государственной, ни корпоративной поддержки, и тогда в дело вмешался Фонд Форда, которой проводил чрезвычайно активную социальную политику, он очень большим, по тем временам, образом поддержал эту станцию и помог ей остаться на плаву между тем временем, когда образовался другой слой поддержки.

Александр Генис: В результате, сегодня PBS - 9-я станция по популярности в Америке, а это очень неплохо, если учесть содержание этих передач, которые точно не ищут дешевой популярности.

Соломон Волков: И я должен отметить, вот мы все время говорим о высокой культуре, но PBS очень много сделало для укрепления репутации и джаза, и рок-н-ролла серьезного - арт рок-н-ролла.

Александр Генис: В этом смысле PBS любопытно работает. Потому что это как бы эстетический лифт - оно берет массовое искусство и поднимает его на этаж, делая его на равных правах, показывая его место среди высоких искусств. И мне кажется, что это одна из функций такого телевидения.
XS
SM
MD
LG