Доступные ссылки

Итоги президентских выборов в США сделали расхождения во взглядах сторонников разных политические концепций развития страны более очевидными. Об этих концепциях спорят международные обозреватели РС Брайан Уитмор и Ефим Фиштейн.

- Правы ли те, кто утверждает, что Барак Обама победил потому, что смог лучше Митта Ромни организовать свою предвыборную кампанию?

Брайан Уитмор: Я согласен с этим, но только в частности. С технической точки зрения, сила его предвыборной кампании состояла в том, что во время кампании сторонники Демократической партии сумели мобилизовать свой электорат. Они используют новые технологии, они обходят в каждом округе, каждом штате каждую улицу. Но в первую очередь Обама победил благодаря новому демографическому раскладу в США, за счет голосов американцев латиноамериканского происхождения, афроамериканцев, за счет голосов женщин. Обама построил общественную коалицию вокруг этой «новой Америки». Через два-три десятилетия «белых» в Америке будет меньшинство. Они, наверное, останутся самой большой полиэтнической группой, но в абсолютном исчислении их будет меньшинство. «Азиатских американцев», «латинских американцев», афроамериканцев будет больше 50 процентов. И республиканцам нужно привыкать к таким избирателям, сейчас у них нет политики работы с ними.

- Ефим, вы считаете, что поражение Ромни - это следствие того, что Республиканская партия не смогла найти дорогу к умам и сердцам именно тех избирателей, о которых говорит Брайан?

Ефим Фиштейн: Я с этим согласен. 65 или 75 процентов белых американцев, по последним данным, голосовали за Ромни; 73 процента испаноязычных граждан США голосовали за Обаму, об афроамериканцах я уже не говорю, там соотношение - 95 процентов к 5 процентам примерно.

Но я хотел бы подчеркнуть другое: победа на выборах - это не аргумент в споре и не торжество правды. Много раз в истории разных стран на выборах побеждал политик, который потом становился несчастьем страны; он побеждал, а страна проигрывала. Перед Америкой стоит сейчас огромное количество проблем, и многие из них идентичны тем проблемам, которые стояли перед США четыре года назад. Страна расколота ровно напополам, потому что число выборщиков не равнозначно доле населения, голосовавших за того или другого кандидата. Население проголосовало примерно 50 на 50, в абсолютном исчислении преимущество Обамы - около 1 миллиона голосов. Есть целый ряд данностей, которые нельзя интерпретировать иначе, чем как упадок США. По влиянию в мире, например - упадок, как и по престижу Америки в глазах жителей других стран. За несколько дней до выборов появился так называемый индекс благосостояния; впервые за последнее столетие США «выпали» из первой десятки стран с наивысшим благосостоянием. Вернуть этот статус практически невозможно без принципиально новых идей, которые Обама так и не артикулировал их в первые годы своего президентства. Потому что перераспределение средств и «большое государство» - это всегда путь из первой десятки во вторую, а из второй - в третью.

Брайан Уитмор: За Обаму голосовали не только представители этнических сообществ, но и молодые люди, вне зависимости от цвета кожи. У них совсем другое отношение к этим проблемам: они понимают, что живут в мультикультурной стране, и они считают, что это хорошо. Они готовы к новому миру, к которому движутся США. Обама строит основанную за этой концепции общественную коалицию четыре года, эта работа продолжится и после того, как Обама уйдет из Белого дома. Это совсем новая Америка, и я считаю, что это хорошо. Я считаю: в этом наша сила, что у нас такая мультикультурная страна.

Ефим Фиштейн: Мультикультурализм, кстати, свойственен и белому населению Америки. Ведь не все же белое население - ирландского или англосаксонского происхождения, там есть поляки, литовцы, евреи, немцы, русские и прочие. Скорее, «новая Америка» - это управляемый упадок, это путь в третий мир, где, может быть, будет очень хорошо, и «можно будет увидеть исполнение мечты моего отца», как написал однажды Обама, но это - путь в третий мир.

Брайан Уитмор: Я с этим вообще не согласен. Речь идет о глобализации, и мы должны быть готовы к этому. Мир становится взаимосвязанным, культуры стали ближе друг к другу, и это объективный процесс. Кроме этого, я бы сказал, что Барак Обама тоже имеет ирландское происхождение, он ирландец по матери.

- Демографические тенденции, о которых мы говорим, стали известны не сегодня и не вчера. Очевидно, что у Республиканской партии есть аналитики, которые работали над этими вопросами. В чем все-таки причины, по которым Ромни не удалось учесть такие моменты и победить?

Ефим Фиштейн: Есть масса причин, начиная со стихийного бедствия, урагана «Сэнди», который добавил Обаме столь необходимые ему 1-2 процента. Есть объективная потребность «новых американцев» в том, чтобы получать пособия, рассчитывать на щедрость государства, на «большое государство». Вот это - объективные вещи, которые не зависят от президентской кампании. Наверное, можно найти какие-то ошибки и в самой предвыборной кампании Ромни. Уже раздаются голоса, - скажем, об этом заявил сенатор Рубио - что к следующим выборам республиканцы должны будут сосредоточиться на том, чтобы заручиться симпатиями латиноамериканцев. Но в принципе вот что важно понять: люди голосуют не по принципу «кто откуда пришел» или кто какой конфессии, они голосуют в зависимости от того, усиливаются ли позиции среднего класса или нет. Если средний класс будет многочисленнее, то в него, несомненно, войдут азиаты, которых очень много в Америке, войдут и латиноамериканцы, и у них будет другое представление о своих интересах.

Брайан Уитмор: Вот три факта - не мифы, но факты, которые опровергают мифы об экономических неудачах Обамы. Первый: налоги при Обаме меньше, чем они были при Рейгане, они даже меньше, чем были при любом президенте США, до Эйзенхауэра. Второй: дефицит государственного бюджета сейчас меньше, чем четыре года назад, когда Обама стал президентом, количество государственных чиновников тоже уменьшилось. Третий: сравнивать, как Джордж Буш реагировал на последствия урагана "Катрина" и как Обама реагировал на "Сэнди", просто невозможно. Это и показывает избирателям, что делает государство, за что они платят налоги. Это реклама философии Обамы - эффективное государство.

- При такой поляризации общественного мнения и предпочтений американцев, есть ли возможность для компромисса двух крупнейших политических сил в Америке?

Брайан Уитмор: Я считаю, что да. У Республиканской партии был один ориентир в последние четыре года - убрать Обаму. Но он остается президентом еще на четыре года, и республиканцы должны с ним работать. Тем более, что через два года состоятся выборы в Конгресс, положение экономики скорее всего улучшится, и позиции демократов еще укрепятся. Я думаю, что мы увидим новый период сотрудничества между партиями.

Ефим Фиштейн: Республиканцы были бы последними идиотами, если бы после четырех лет ожесточенного сопротивления реформам Обамы вдруг взяли курс на сотрудничество. Кто и зачем тогда будет их через два года избирать в Конгресс? А вот Обама, разумеется, будет искать компромиссы, но он их вряд ли найдет. Он найдет компромиссы только по тем вопросам, которые жизненно важные для обеих партий. Скажем, уже в январе США придется повышать потолок государственной задолженности, потому что иначе Америка окажется неспособной обслуживать свои долги. Скорее всего, республиканцы согласятся с повышением такого потолка, однако по другим принципиальным вопросам они вряд ли пойдут на компромисс. Им важно, наоборот, усилить свое сопротивление, показать, на что они способны.
XS
SM
MD
LG