Доступные ссылки

Недавно пришлось выступать в программе «TEDXCity 2.0», посвященной проблемам современного Большого города, в частности нашего Баку. С некоторыми тезисами моего выступления хочу познакомить читателей.

В последнее время хочется убежать из Большого города в село (возраст?!), туда, где тихо, чистый воздух, приветливые люди, все всех знают, обязательно здороваются, по утрам поют птички и кукарекают петухи. Потом понимаю, без Большого города уже не смогу прожить. Да и село, о котором мечтается, чистая иллюзия. Давно его в природе нет, а может быть, и никогда не было.

Так что же меня притягивает к большому городу? И почему мне порой так не комфортно в родном городе?

КРЕН К КАТАСТРОФЕ

В селе, время движется по календарному циклу. Ему подчинены и работа, и сама жизнь. Отсюда монотонность и однообразие, отупляющие человека.

В городе время вырывается из циклического календаря. Возникает стрела времени, которое уже невозможно догнать. Времени начинает хронически не хватать. Пытаешься вместить в него больше, чем оно способно вместить, ничего не получается. Не покидает беспокойство, не успеваю, ничего не получается. Нет времени, - и пространства в самой жизни - чтобы остановиться, оглянуться.

Только в глубокой старости (не будем называть цифры), если повезёт, возможно, успеешь подвести итоги. И испытаешь, хотя бы частичное успокоение. Если выяснится, что-то успел. Что-то удалось сделать в этой безумной гонке за временем.

Городу нужны различные профессии. Скученность людей и камней обязывает. Иначе начнут разрушаться и сами «камни» (дороги, остальная инфраструктура), и отношения людей среди «камней». В одной из статей назвал это «функциональной трансмиссией». Это касается и городского хозяйства, и гигиены, и социальных взаимоотношений, и гуманитарных проблем, и даже индустрии развлечений. Такая вот сложная динамическая система. Неравновесная, как сказали бы синергетики. Хронически неравновесная, ведь неравновесность в большом городе никогда не проходит. В случае, если неравновесность грозит распадом, система должна суметь перестроиться (в точке бифуркации, сказали бы синергетики). Или (вечное «или или») необратимый крен приведёт к катастрофе.

ВРЕМЯ ПОКОЛЕНИЙ

У нас много вузов, как государственных, так и частных. Не знаю, какой процент выпускников наших школ, поступает в вузы. В России, говорят, почти девяносто процентов. У нас, можно предположить, близко к этому. Но вот ведь парадокс, учатся, учатся, а по специальности не работают. Столько усилий, репетиторы, тесты, экзамены, дипломы, столько эмоций, нервы, слёзы, бремя наших «летних дней в городе», и всё вхолостую? Кого-то хотим обмануть или привыкли так жить. Как по инерции.

Что же дальше? Неравновесная система сумеет, наконец, перестроиться. Образование начнет отвечать на вызовы жизни. Начнём учить (учить!) и учиться (учиться) тому, что необходимо Большому городу, и, далее, стране. Или…или. Углубляющийся разрыв между количеством и качеством дипломированных специалистов и реальными задачами «функциональной трансмиссии» приведёт к хаосу. Вузы окончательно захиреют. Жизнь научится обходиться без дипломированных специалистов. Какая это будет «жизнь» пусть подскажет ваше воображение.

Время в городе – это время многих поколений людей. Они оставляют свою память в архивах и музеях, но, прежде всего, в самих зданиях, в городских площадях, в городских кварталах. Почти каждое здание, площадь, квартал, в Большом городе, могут рассказать свою историю. Поэтому их можно назвать «историческими», независимо от того зафиксированы ли эти истории в исторических документах, или сохраняются в городских байках. Ведь история это просто память поколений, которую удаётся сохранять и транслировать от поколения к поколению, и ничего другого. Поэтому эти здания, площади, кварталы, следует, по возможности, сохранять. По этой же причине мы вправе назвать город гуманитарным, т.е. человеческим, образованием. Большой город для людей.

ВРЕМЯ ОСТАНОВИЛОСЬ/МЕНЯЕТСЯ

Парадокс, не там хранят своё прошлое, где богаты, а там богаты, где хранят своё прошлое. Но кто у нас над этим задумывается? Главное удивить весь мир и искать злоумышленников, если кто-то позволит себе усомниться в наших феерических достижениях.

Баку исторически сложился как соединение двух «городов»: Ичери Шехер (Внутренний Город) и Байыр Шехер (Внешний Город). Естественно, что Ичери Шехер в новое время менялся медленно (крайне медленно), а Байыр Шехер менялся быстро (с конца XIX века стремительно). Две линии проспектов стали определять облик Байыр Шехера. Одна, которая получила название «Базарной», вела в Большой мир, с помощью «караванных коммуникаций». Другая, которая проходила через улицу, получившую название «Торговой», вела к вокзалу, и дальше, в Большой мир, с помощью «транспортных коммуникаций». Так и жили два «города», один внутренний, сокровенный, где время будто остановилось, где историческая память находила своё «каменное» пристанище. Другой, внешний, разомкнутый, который вбирал в себя динамично изменяющееся время, и запечатлевал его в каменной летописи.

ВЫСОТНАЯ СТОЯНКА ДЛЯ МАШИН

Было очень символично, что там, где «Базарная» упиралась в крепостные стены «Ичери Шехера», возникла, пожалуй, главная площадь Баку. В центре памятник Низами Гянджеви. Прямо перед ним жилой дом «Монолит», архитектора К. Сенчихина, которого называли бакинским Корбюзье. Фронтально, через площадь напротив «Монолита», здание «Музея азербайджанской литературы», который был перестроен из караван-сарая нашими выдающимися архитекторами С.Дадашевым и М.Усейновым. Справа (если лицом к Монолиту), выразительнейшее конструктивистское здание, Дом Печати (Азернешр), архитектора С.Пэна. Слева, сад с памятником Сабиру, далее здание Академии Наук («Исмаилия»), архитектора И.Плошко. Чуть дальше здание Института рукописей (Александровская женская мусульманская школа, открытая по инициативе и на средства З.Тагиева) архитектора Б. Гославского (на мой взгляд, одно из самых стильных зданий нашего города).

Какому-нибудь ревнителю чистоты архитектурных стилей, площадь может показаться эклектичной (она таковой и является). Но сама площадь, как она сложилась – здания, стили, имена архитекторов и скульпторов, многое другое – стала частью нашей памяти, «бакинского сознания», а может быть, и подсознания. На этой площади мы были как у себя дома, в своём городе, здесь даже деревья были какие-то особенные, будто запроектированы архитекторами.

Почему я столь подробно описываю площадь, о которой давно всем всё известно. Просто неожиданно для многих из нас, на этой исторической площади, «нос в нос» (выражение одного нашего известного архитектора) с памятником Низами и зданием Дома печати начали строить высотную стоянку для машин (?!)…

НОРМАЛЬНЫЙ - ГОЛОВОЙ ОБ СТЕНУ

Большой город не может не перестраиваться. Что-то ветшает, что-то уже не подлежит реставрации, где-то приходится прокладывать новые транспортные коммуникации. У нас не стали церемониться. «Баку сносит своё прошлое» с горечью написали журналисты Хадиджа Исмаилова и Ульвия Асадзаде. Гламурный характер нашей культуры последнего десятилетия констатировала Гюлюш Агамамедова. «Нашествие варваров» - вынес я свой приговор, в одной из статей. Возмущались и другие.

Будто наша власть вознамерилась доказать всем, что история Большого города начинается с их правления, во всём должны утверждаться их интересы, и их вкус. Так был перестроен наш сокровенный Ичери Шехер («европейский ремонт» превратил старый город в гламурный город для туристов). Так был уничтожен наш старый Интурист (не только шедевр конструктивизма, но и здание, которое рассказывало бакинцам свои бесконечные байки). Так произошло со многим нашими историческими зданиями последних двух веков. Подобное происходит и со строительством высотной автостоянки на нашей главной площади. Не будет преувеличением, если мы назовём все эти действия властей, преступлением.

Кто-то, в связи со строительством высотной стоянки возмутился? Кто-то вышел на пикет? Какая-то газета напечатала гневную статью? Кто-то (молодые, молодые!) начал акцию протеста в Сети? Ничего подобного. Мы, жители Большого города, равнодушно, молча, проходим мимо, привыкшие, что от нас ничего не зависит.

Остаётся только повторить уже сказанное.

Высотная автостоянка около памятника Низами пластическое, архитектурно-градостроительное выражение нашего безудержного раболепия и неумеренной алчности, которые расцвели у нас пышным цветом, начиная с 1993 года. Памятник эпохе, в которой было немало образованных людей, в том числе архитекторов. Но все промолчали. С властью не поспоришь, какой нормальный человек решится головой об стенку...

ЧТО ЖЕ ДАЛЬШЕ?

Как вернуть потерянный порядок жизни в большом городе? Как вернуть этот порядок в Баку, в котором уничтожен старый Интурист, другие исторические здания, а Ичери Шехер придан гламурный облик?

Единственный выход, который я сегодня вижу, добиваться и добиться от властей демонтажа этой высотной автостоянки. Понимаю, то, что я предлагаю, кажется, безумием. Сегодня, мы не можем провести небольшой пикет, любой митинг в городе разгоняется с угрожающей жестокостью, а я предлагаю разрушить мощное, дорогое строение, которое – ни для кого не секрет – невозможно построить без санкции правящей семьи.

Несомненно, сегодня это предложение и должно восприниматься как безумное. Но если когда-нибудь, в отдалённом будущем – не знаю, может быть это будет через 10 лет, может быть через сто, может быть никогда не будет – бакинцы добьются разрушения этого архитектурного монстра, они хотя бы частично, хотя бы в какой-то мере, смогут вернуть себе своё утраченное достоинство. И только тогда (только тогда!) Азербайджан из страны третьего мира постепенно начнёт преобразоваться в страну другого, мира. В которой власть не осмелиться растоптать общественное мнение.

Вопрос об исторической памяти в городе несколько затянулся. О других аспектах жизни человека в Большом городе, в следующий раз.

Статья отражает точку зрения автора

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG