Доступные ссылки

Жизнь в Большом городе. Часть 2


Продолжение. Начало здесь.

Продолжим разговор об особенностях жизни в Большом городе вообще, и в Баку, в частности. На этот раз коснёмся такой злободневной темы, как

СЕМЬЯ В БОЛЬШОМ ГОРОДЕ.

По внешним параметрам она ничем не отличается от семьи в селе. Но существует принципиальное отличие: в Большом городе происходит переход от традиционной, патриархальной семьи к семье нуклеарной.

Процесс этот может происходить незаметно, подспудно, а может резко, стремительно; может протекать без особых потрясений, а может сопровождаться различными драматическими коллизиями. Но, во всех случаях, процесс этот в Большом городе необратим.

В чём его суть? Можно ли говорить об этом переходе в нашем Большом городе? И как он происходит у нас, мирно и гладко, или шумно и драматично?

Если предельно сжато, то патриархальная семья – семья многопоколенная, она опирается на традиции.

Нуклеарная семья – семья однопоколенная, она постепенно отступает от традиций. Между ними огромный, можно сказать, исторический, сдвиг в сознании людей, отсюда острота и болезненность этого перехода.

В патриархальной семье может не быть патриарха, ритуалы, включая свадьбу, могут быть далеки от традиционных, но патриархальная семья, по определению, должна рождаться в лоне другой семьи, внутри рода и родственников. И в этом смысле, внутри традиций, которые идут от прошлого к будущему.

НУКЛЕАРНАЯ СЕМЬЯ

- от лат. nucleus – ядро, возникает не в лоне другой семьи, а как бы с нуля, с самостоятельного выбора двух молодых людей, независимо от того, регистрируют ли они свой брак или не регистрируют, заключают брачный контракт или не заключают.

В отличие от патриархальной семьи, у неё есть начало во времени и она практически завершается со смертью одного из супругов. Если не распадается ещё раньше.

Конечно, признаемся, в нашем Большом городе всё не так. У нас город безуспешно пытается перевоспитать село, подчинить его своей воле, село, в свою очередь, безуспешно пытается перевоспитать город, подчинить его своей воле, но оба, в результате, терпят поражение. Мы одной ногой живём в городе, другой - в селе, одной ногой в традиционном обществе, другой - в посттрадиционном, не говоря же о том, что не успели мы привыкнуть к индустриальному обществу, как оказались в обществе постиндустриальном, информационном.

Нуклеарная семья у нас опутана паутиной традиционной, патриархальной семьи, и никак из неё не вылупится. По этой причине, нашим беспросветно-унылым «Шадлыг эви», количество которых продолжает расти, удаётся выколачивать всё больше и больше денег у населения, ловко используя зомбированность псевдо традициями полугородского-полусельского населения.

ЖЕРТВА ВО ИМЯ ДЕТЕЙ – ДА/НЕТ

Слова многое определяют, даже если их исконный смысл постепенно выветривается. Не случайно, закрепилось у нас слово «gəlin» (невеста). Оно как раз свидетельствует о том, что «гялин» должна приходить в сложившуюся многопоколенную семью, подчиняться её правилам, пока сама «гялин» не станет «седовласой», и не будет готова принять в лоно семьи другую, молодую «гялин».

Вы скажите – и будете правы – это давно ушло в прошлое, сколько вокруг своенравных, строптивых «гялин», которые не придерживаются традиций, сколько из-за этого возникает конфликтов.

Согласен, но дело в принципах.

В традиционной, многопоколенной семье, подобные случаи рассматриваются как отступление от нормы, и, по этой причине, зачастую решают судьбу и самой «гялин», и её молодой семьи.

Любопытно, что по мнению «Википедии», в нуклеарной семье на первый план выдвигаются отношения между мужем и женой, а не отношения с детьми.

Если не ополчаться на «Википедию», не прятаться за наш спасительный «менталитет», то придётся признать, что этот вектор развития нуклеарной семьи рано или поздно коснётся и нас.

Чем более развитым, как экономически, так и социально, будет становиться наше общество (будет ли, и когда будет, особая тема, которой не будем здесь касаться), чем более свободными будут наши граждане, чем меньше над родителями будет довлеть груз ответственности за будущую судьбу своих детей, тем в меньшей степени наши родители будут жертвовать собой во имя своих детей.

Наивно спрашивать, если из поколения в поколения все «жертвуют» во имя детей, кто же живёт? В конце концов, как бы не радовались родители тёплым отношениям между братьями и сёстрами, их удел, когда придёт время, отрываться от родной семьи и создавать собственное жизненное пространство.

КАКАЯ СЕМЬЯ КРЕПЧЕ?

Пока же, даже если речь идёт о более или менее нормальных семьях, отношение к детям у нас, как правило, резко отодвигает на задворки семьи отношения между мужем и женой. Создаётся впечатление, что сверхзадача семей, чтобы их дети достигли того или иного «хлебного места» («çörək ağacı»).

Психолог Рена Ибрагимбекова точно назвала наших «мам» - «мамашками», что в полной степени можно распространить и на отцов – «папашки». Такие вот «мамашки» и «папашки», вечно готовые к самопожертвованию, комплексующие по поводу безответности этого самопожертвования, и, сами того не подозревая, не только обесценивающие собственные жизни, но и обрекающие своих детей (хотел написать «собственных» детей, но потом догадался, что «собственный» от слова «собственность». Но сама эта оговорка, почти по Фрейду, весьма примечательна) на точно такое же «самопожертвование» в будущем.

Теперь позволю себе один провокационный вопрос: какая семья крепче, патриархальная или нуклеарная, в какой выше вероятность разводов, в патриархальной или нуклеарной?

Конечно, крепче патриархальная, она, как железным обручем, стянута традициями, постоянным, пусть незримым, присутствием родственников, близких и дальних. Естественно, и разводов в ней меньше, поскольку меньше свободы выбора. Но что это доказывает? Должны ли мы по этому поводу кричать караул и сокрушаться по поводу падения нравов?

ПОЧЕМУ ЛЮДИ ПРЕДПОЧИТАЮТ АД

Мы ведь, в массе своей (исключим тех, кто убегает в Большой город за пропитанием, не чураясь даже попрошайничества), предпочитаем жить в Большом городе, где от стрессов никуда не деться, где много болезней, в том числе и непристойных, по одной главной причине. Только здесь человек чувствует себя не составной частью родственного клана, а индивидуальностью, отличной от всех. Только здесь возможна самореализация личности, только здесь возможна личная, персональная судьба. Для тех же, для кого самореализация, личная судьба, и прочее, не столь актуальны, Большой город предоставляет «индустрию потребления» - не будем морализировать, потребитель и потребительская психология составная часть жизни в Большом городе. И «индустрию развлечений», которую в равной степени её можно назвать и «индустрией отвлечения» от стремительного ритма городской жизни.

Признаемся, нуклеарная семья более беззащитна, двое молодых людей, без опоры на ритуалы, могут не совладать с необъятным и необузданным «я» другого, разочароваться друг в друге, могут не сразу догадаться или не догадаться никогда, что традиционное объяснение их проблем бессмысленно, что при необходимости следует обращаться не «аксакалам» рода, а к психологам или психоаналитикам. Но как бы то ни было, сознательно или неосознанно, наши молодые традиционной, патриархальной семье, всё больше будут предпочитать «нуклеарную семью», с ее проблемами и с её «адом», с её беззащитностью и бóльшей вероятностью разводов..

БРАК (НЕ) НА ВСЮ ЖИЗНЬ

Можно предположить, что будущие трансформации нуклеарной семьи приведут к соответствующим трансформациям и в наших браках. По крайней мере, начнёт исчезать не только серьезная зависимость от мнения родителей (это не самое страшное), но и серьезная зависимость самих родителей от мнения, как многочисленной родни, так и просто соседей. То, что будет происходить между мужчиной и женщиной, станет их личным делом, поскольку их союз перестанет быть событием клановым, а станет событием личным и личностным. Во всех случаях в нём будет больше свободы, меньше зависимости от других, меньше страхов, меньше боязни жёстких предписаний, в том числе, что брак обязательно на всю жизнь.

И в этом будущем, наши свободные молодые освободятся от гнёта наших сегодняшних свадеб в наших сегодняшних бесконечных «Домах Радости» (?). И тогда - и только тогда! - вся наша свадебная бизнес-индустрия потерпит полное банкротство. И рухнет в одночасье.

Теперь нам осталось, коснуться едва ли не самой главной темы, которая закольцует все наши предыдущие рассуждения: Большой город невозможен без граждан этого города, с которыми считаются и которые заставляют с собой считаться.

Но об этом в следующий раз.

Статья отражает точку зрения автора

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG