Доступные ссылки

Новогодние праздники ассоциируются с потреблением далеко не самых полезных продуктов. Причем потреблением в таких количествах, что угроза здоровью становится вполне реальной. По телевизору в эти дни с особым размахом рекламируют средства, «очищающие печень», «помогающие работе желудка» и снимающие похмельный синдром. Привычный, собственно, набор.

В обычные дни мы тоже часто тянемся к нездоровой еде. Скажем, сидя в кинотеатре и поглощая попкорн. Он уже вязнет на зубах, но мы отправляем в рот очередную его горсть. Опустошив коробку, хотим еще, даже сознавая, что удовольствия от попкорна не получаем.

КАК МЛАДЕНЕЦ И ШИМПАНЗЕ

На разницу между «хотеть» и «любить» обращает внимание Том Стэффорд в своей публикации на сайте BBC. Он признается, что грызет чипсы, потому что хочет их, а не потому, что они ему нравятся. Все это на первый взгляд кажется парадоксальным, поскольку взаимосвязь между «любить» и «хотеть» представляется всегда очень тесной.

Как выясняется, не такая уж она и тесная. Том Стэффорд ссылается на эксперименты профессора Мичиганского университета Кента Берриджа, который пришел к выводу, что отвечают за одно и другое разные участки мозга, которые могут контролироваться независимо друг от друга.

Берридж детально фиксировал реакцию на лице людей и животных, когда им давали разные типы пищи. Младенец, в отличие от взрослого, не может сказать, понравился ли ему вкус, но реакция на приятный или неприятный вкус у него такая же, как у взрослого. Когда вкус приятный, человек обычно инстинктивно облизывает губы. Так делают и шимпанзе. Понять, понравилась пища или нет, можно и по морде крысы.

«КАЙФ» БЕЗ УДОВОЛЬСТВИЯ

Ученые определили участок мозга, стимулирования которого электрическим током достаточно, чтобы человек испытал удовольствие. Правда, для этого потребуется операция по вживлению в мозг электродов. Другой способ стимуляции этого мозгового участка – химический, но он не лучше: речь идет о наркотиках. И то, и другое, естественно, категорически не рекомендуется.

А что же с «хотеть»? За это отвечает другой участок под корой головного мозга, использующий нейромедиатор – допамин. И именно этот участок, по теории Берриджа, играет главную роль в формировании зависимости. Для наркозависимых решающую роль играют напоминающие о наркотиках ситуации, вещи, люди, которых невозможно игнорировать. Наркотики, считает Берридж, действуют на нервную систему так, что любое напоминание о них запускает невральную цепочку, приводящую к возникновению страстного желания принять наркотик, причем без потребности испытать удовольствие от него.

Все это характерно именно для наркомании, потому что в этом случае участки мозга, отвечающие за «хотеть» и «любить» начинают работать отдельно друг от друга. Показательно, что человек, уже попавший в зависимость, получает от наркотиков меньше удовольствия, чем тот, кто пробует их в первый раз.

В большинстве же случаев люди получают удовольствие именно от того, чего хотят. И чем больше они хотят, тем больше им это нравится.

СПИРТНОЕ, НАРКОТИКИ, ТЕЛЕВИЗОР

Но перед праздниками (вернусь к тому, с чего начал) ключевое словосочетание все-таки «в большинстве случаев». Мы уже упомянули излишества в еде. Можно вспомнить про питье. Есть еще одно традиционное для новогодних праздников излишество – многочасовое сидение у телевизора. Том Стэффорд ссылается на статью, авторы которой доказывают – чем дольше люди смотрят телевизор, тем меньше удовольствия от этого получают.

В общем, задумайтесь над этим, когда в очередной раз потянетесь ложкой к миске с «оливье». Или подождите, когда праздники кончатся.

А потом все-таки задумайтесь.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG