Доступные ссылки

Живущий в Ереване писатель Левон Джавахян был в свое время обвинен в проазербайджанской позиции и предательстве за рассказ «Крестный», опубликованный в 2008 году.

Понятие и название «кирве» - «крестный», было достаточно широко распространено у азербайджанцев и армян, проживающих по соседству.

Это слово связано со старинным обычаем, который заключался во взаимном участии в обрядах крещения армянских и обрезания азербайджанских мальчиков. Породнившиеся таким способом армянин и азербайджанец называли друг-друга «кирве», а отношения такого рода считались родственными и очень близкими. Слово «кирве» стало обозначать просто друга, представителя другого народа.

Рассказ «Крестный» повествует об отношениях двух кирве – армянина и азербайджанца в очень сложное время выселения азербайджанцев из Армении в конце 1980-х годов. Автор рассказа Левон Джавахян, который неделю назад провел в Ереване пресс-конференцию в поддержку Акрама Айлисли в связи с нападками после публикации романа «Каменные сны», дал интервью РадиоАзадлыг.

- Вы провели пресс-конференцию и прокомментировали события в Азербайджане вокруг писателя Акрама Айлисли. Чем вызвано решение выступить теперь, когда страсти несколько поутихли?

- Один из известных турецких издателей и правозащитников Рагип Зараколу написал письмо мне и Акраму Айлисли. Просил у нас разрешение на издание нашей совместной книги. В этой книге планируется напечатать и роман Айлисли, и мои рассказы. Речь идет о моем сборнике рассказов под названием «Серебряная нить». В этой книге есть рассказ «Кирвэ»- «Крестный» об армяно-азербайджанской дружбе.

Пресс-конференцию я провел для того, чтобы ответить на предложение Заракола согласием публично. Я также хотел выразить обеспокоенность в связи с давлением, оказываемым на Айлисли, и заявить, что преследования писателя за какое-то произведение неприемлемы. Я обратился и к армянской общественности. Сказал, что они должны говорить об Айлисли так, чтобы это не привело к усилению нападок на него. Поэтому я написал письмо Зараколу о том, что наша защита Айлисли работает против него в Азербайджане. Но он - глашатай мира, смелый писатель. Его защищать надо.

Я попросил представителей турецкой интеллигенции взять на себя миссию защиты Акрама Айлисли. На мое обращение последовала реакция, и в Турции прошла пресс-конференция в защиту писателя.

- Насколько известно, после издания рассказа «Крестный» в Армении Вас обвинили в проазербайджанской позиции и предательстве.

- Да, такие обвинения прозвучали. Но никто не проводил митинги перед моим домом, репрессий не было. Рассказ опубликован здесь, в газете «Панорама» в 2008 году. После этого в прессе некоторые националисты назвали меня предателем.

Кроме того, хочу сказать, что за этот рассказ одна азербайджанская неправительственная организация присудила мне премию «За пропаганду мира и толерантности на Южном Кавказе». И я ее принял.

Мой рассказ о выселении азербайджанцев из Армении в конце 80-х годов. В нем показаны два друга – армянин и азербайджанец. Азербайджанец покупает у армянина корову, но но не может расплатиться полностью и остается должен.

В это время начинается тот самый национальный вопрос, в Азербайджане и в Армении происходят погромы. Азербайджанец вынужден покинуть село, но несмотря на это, пытается вернуть оставшуюся часть долга своему армянскому другу... Этот рассказ напечатан в Турции, и там его обсуждали. (Рассказ «Кирве» переведен и опубликован на азербайджанском языке здесь)

- Хотя спрашивать у писателя так нельзя, если кратко, что Вы хотели сказать этим рассказом?

- Меня обвиняли в том, что я хотел сказать - «азербайджанцы такие же люди, как и мы». Это действительно так. Я хотел сказать, что не нужно создавать из них образ врага, головореза, они так же добры, как и мы, не хотят враждовать.

Я писал о дружбе, а мне напомнили об армянском геноциде. Для меня не существует понятия «плохой народ». Из за геноцида в Армении бытует стереотип о том, что турки и азербайджанцы – плохие народы. А я говорю, что надо знать историю, но клеймить другие народы нельзя.

- При обзоре армянской прессы создается впечатление какой-то наступившей эйфории. Будто у некоторых появился повод сказать: «Видите, мы же говорили! Азербайджанцы дикари, а Айлисли подтвердил это». Как по-вашему, правильно ли в Армении поняли месидж Айлисли?

- Думаю, что многие поняли неправильно. Они относятся к роману как к доказательствам. В этом конфликте были ошибки и у азербайджанцев, и у нас. У каждого народа должны быть смелые писатели, и они должны указывать ошибки обеих сторон.

Здесь даже известные представители интеллигенции не могут избавиться от ненависти к азербайджанцам. Говорят, что Акрам Айлисли хороший, а азербайджанцы – нет. А я говорю, что в каждом народе есть плохие и хорошие люди.

Для меня существует два Азербайджана: Азербайджан Рамиля Сафарова и Азербайджан Акрама Айлисли. Роман Айлисли возвысил Азербайджан, не дал возможности создать о нем образ преступника с топором в руках.

Я очень люблю Азербайджан Акрама Айлисли и верю ему.

- Как Вы думаете, азербайджанское и армянское общества готовы к миру?

- Пока нет. Ни правительства, ни народы. Для этого нужна народная дипломатия. У нас были такие классики, как Ованес Туманян, Хачатур Абовян, такие писатели, как Вардгес Петросян, Грант Матевосян. Нужно довести до сознания людей, что в мире не существует плохих народов. Просто есть заложники ситуации, и на нас, писателей, возложена миссия очиститься от пролитой крови, создать почву для дружбы. Верхи не могут принести мира в регион, к этому должны прийти низы. Особенно люди искусства.

- А сегодня в Армении есть писатель, который сможет написать произведение о Ходжалинской трагедии? И если кто-то напишет такое произведение, что произойдет?

- Я не вижу в Армении писателя, который пойдет на такой риск. Акрам Айлисли с этой точки зрения очень смелый писатель. У нас таких смелых писателей нет. У них нет смелости написать не только такой роман, как у Акрама Айлисли, но и что-то похожее на мой невинный рассказ «Крестный».

- То есть, в армянском обществе очень трудно обсуждать такие вопросы...

- Наши руководители делают все, чтобы такое не произошло. Хотя к этому нужно идти шаг за шагом, постепенно.

- Ваш расказ основан на реальных событиях?

- Я родом из области Лори, где родились Туманян и Матевосян. Там были и села, где жили турки (азербайджанцы – прим.ред). Рассказ основан на реальном событии. Ничего от себя не прибавил и не убавил. У моего деда был друг-азербайджанец. Мой дед был близко знаком с азербайджанской культурой, даже пел баяты. Я очень хорошо это помню.

Когда начались эти события, друг деда был вынужден покинуть Армению. Я написал все как было. Когда я услышал впервые об этом событии, это на меня очень сильно подействовало. Деда со стороны матери звали Ашот, а его друга – Гасан.

У него было много друзей-азербайджанцев, он называл их «кирве». Этот рассказ еще и символичен. Речь идет не о деньгах за корову, не о материальном долге. Этим рассказом я хотел сказать, что эти два народа должны друг другу, между ними долг дружбы за взаимную дружбу, долг за мир. Когда я писал этот рассказ, мне и в голову не могло прийти, что за нее меня назовут предателем, а в Азербайджане присудят премию.

- Насколько известно, после выхода этой повести Союз писателей Армении осудил Вас, а Вы в знак протеста покинули союз...

- Нет, было не так. Уход из Союза был связан с тем, что я считаю СПА организацией, оставшейся с советских времен. Собрались человек 500, никаких реформ не проводят. Все осталось так, как было 40 лет назад. Группа людей превратила организацию в инструмент для получения каких-либо льгот.

А я человек независимый. Никаких титулов у меня нет, когда издают какие-то сборники, меня не вспоминают. Но я не нуждаюсь в них. Могу зарабатывать на хлеб сам. Продаю серебро в ереванском «Вернисаже». Этого хватает, чтобы прокормить семью. И никто не указывает мне, что писать...

ПРИМЕЧАНИЕ: Уже после публикации интервью на азербайджанском языке, Левон Джавахян обратился в АзадлыгРадиосу. Он заявил, что в Армении неправильно восприняты некоторые его высказывания, при этом подтвердил, что его высказывания про Ходжалы при публикации не искажены. Тем не менее, некоторые читатели в Армении сделали вывод из его слов, что он считает событие в Ходжалы геноцидом. Левон Джавахян захотел, чтобы его интервью было дополнено следующим высказыванием:

«Я не был в Ходжалы во время этих событий, и не думаю, что эта трагедия была геноцидом, так как не обладаю никакими фактами и доказательствами об этом».

Кроме этого, армянский писатель добавил, что отметил в интервью – масштаб погромов в Азербайджане был намного больше, чем в Армении.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG