Доступные ссылки

История под прессом идеологии. Часть1


Пресс-конференция перед фото скелета английского короля Ричарда III, Великобритания, 4 февраля 2013

Пресс-конференция перед фото скелета английского короля Ричарда III, Великобритания, 4 февраля 2013

У меня попросила интервью для своей научной работы по истории исследовательница из Баку, которая в настоящее время работает в Германии, в Институте Гутенберга в городе Майнце. Мы беседовали около часа. Интервью получилось не обычным, когда один спрашивает, другой отвечает, а беседой. Обсуждали, старались думать вместе. Многое стало яснее, отчетливее, что-то еще более запуталось. Как всегда в подобных случаях, ответы только провоцировали всё новые и новые вопросы. Не удивительно, мы живём в эпоху «пост», не в том смысле в каком американский учёный Френсис Фукуяма говорил о «конце истории», много шире. Кончилось (кончается) время «больших нарративов», в том числе и «национальных историй». Что им придёт на смену пока непонятно.

Вопросы без ответов…

В КАКИХ СЛУЧАЯХ ИСТОРИЯ НЕ НУЖНА?..

Со школьных уроков по геометрии запомнился этот способ доказательства от противного. Позже выяснилось, что он помогает и в решении серьёзных вопросов.

От противного зададим себе вопрос, который может показаться странным. В каких случаях, в каких общественных системах, история не нужна?

Во-первых, история не нужна в архаических системах, в основе которых лежит миф о творении и/или о прозрениях так называемого «культурного героя». В обоих случаях, из хаоса рождается космос. Правила жизни (каковы должны быть взаимоотношения взрослых и детей, мужчин и женщин, родовитых и не родовитых, и многое, многое другое) заданы целиком, полностью, их не следует обсуждать, только необходимо их придерживаться. Вариантов здесь множество, то ли сам «культурный герой» явился ниоткуда, то ли «знания» получил от неведомых небесных сил. Во всех случаях, есть некое «пра-время», «начало всех начал», в котором всё открылось и с которого начинается отсчёт времени.

Во-вторых, история не нужна в религиозных системах, в основе которых лежат прозрения пророка (пророков) и сакральная Книга, которую он передаёт людям. Здесь во-многом повторяется принцип архаических систем, всё, о чём следует знать, содержится в сакральных книгах, практически любые ответы на любые вопросы. Остаётся научиться читать и понимать эту сакральную книгу, а если это сложно, обращаться к специальным посредникам, которые способны эту книгу толковать.

Вы можете возразить, не совсем так. Ведь существует же «мусульманская история» или «христианская история», которые описывают конкретные исторические события, не отменяя сакральную Книгу. Согласен, но в подобных системах история как таковая, оказывается вторичной, она должна только иллюстрировать то, что сказано в сакральной Книге.

На мой взгляд, рецидивы этих подходов, условно назовём их архаический и религиозный, можно обнаружить и в современных общественных системах. Речь, прежде всего, идёт о странах, которые относительно недавно получили (завоевали) независимость, но не избавились от того, что получило название «постколониальный синдром». Что имеется в виду? Подобные страны долгие годы (десятилетия? столетия? никогда?) не были субъектом собственной истории и пытаются в самые в кратчайшие сроки наверстать упущенное. «История» становится для них служанкой подобного, в сущности, непреодоленного колониального сознания. То ли она должна подчеркнуть собственное величие этих стран, то ли что-то доказать другим. Во всех случаях история подчиняется идеологии. Нередко подобная история, прямо или косвенно, заказывается властями, чтобы обосновать свою историческую легитимность. Нечто похожее происходило, когда в Узбекистане стали снимать фильмы о завоевателе Тимуре. Или когда в Таджикистане, в Душанбе, соорудили огромный, монументальный памятник Сасанидам. В Туркменистане, не мудрствуя лукаво, решили, что не стоит уходить далеко вглубь веков, национальная история должна начинаться с возвеличения современного патриарха, который и станет символом «всех времен».

Как происходило у нас, не стоит особо распространяться. С одной стороны, наверно чтобы утереть нос ненавистным соседям, мы удлиняем нашу «историю» до глубокой древности. С другой стороны, укорачиваем нашу историю, внедряя в сознание наших граждан сакральный смысл того, что произошло совсем недавно, когда наш «сверхчеловек» вырвал нас из стихии хаоса.

Буквально архаический текст о «культурном герое», который и есть «начало всех начал». Миф, который выдаётся за историю.

В КАКИХ СЛУЧАЯХ ИСТОРИЯ НУЖНА

Мне как-то пришлось читать внукам «Историю Англии для подростков». Есть такая серия, изданная в Москве, и включающая в себя, истории различных стран. Могу судить только про историю Англии.

Более мрачную историю трудно представить, раздоры, заговоры, убийства, полное отсутствие жалости и сострадания. Невольно подумалось, почему они ничего не приглаживают, почему взваливают такую мрачную историю на плечи подростков. Тем более в такой стране как Англия, которой действительно есть чем гордиться. Достаточно указать на Великую хартии вольностей (XIII век), создание первого выборного парламента (XIII век), который называют «матерью всех парламентов», судебной системы (Суды высшей инстанции или Суды прямой королевской юрисдикции существовали уже в XI-XII веках), и пр., пр.

Мне трудно объяснить, чем руководствовались создатели английского учебника по истории для школьников, могу только строить предположения.

Во-первых – самое напрашивающееся – они считают, что ничего нет лучше самой правды, какой бы мрачной она не была. Они не нуждаются не в собственном возвеличивании, не в соперничестве на историческом поприще с соседями. История, на их взгляд, должна быть историей и не чем другим.

Во-вторых, подростки должны понимать, какой ценой завоевывается нормальная государственная жизнь, с нормально функционирующими социальными институтам, приоритетом прав человека, и пр.

Можно сделать такой итоговый вывод – скорее всего, ломлюсь в открытые двери, но тем не менее. История нужна только тогда, когда существует убежденность, что события настоящего вытекают из событий, происшедших в прошлом. В прошлом могут быть великие мыслители или великие реформаторы, великие правители или великие еретики, но в ней нет, и не может быть, никаких откровений, прозрений, и прочей мистики. Гражданин должен осознать, что он живет в потоке исторического времени, которым рождены правила современной жизни.

«ИСТОРИЧЕСКАЯ ОНТОЛОГИЯ»

У каждого нормального человек должна быть своя частная жизнь, свое глубинное «Я», поиски которого составляют основу его экзистенциального существования. Рядом, параллельно, переплетаясь (или не переплетаясь) должно существовать его «историческое Я», его «историческая онтология», как говорят философы.

Рахман Бадалов

Рахман Бадалов

Не готов ответить на трудный вопрос, как соотносятся частное, приватное «Я» с «Я» историческим. Не потому, что нет соответствующей научной литературы, а потому что в этих вопросах, важен личный опыт. А я только начинаю осознавать свою «историческую онтологию».

В последние десятилетия моя «историческая онтология» прошла разные трансформации. Многое передумал после 2003 года.

До сих пор думаю, что в тот год мы стали участниками чудовищной мистификации, которая до сих порт отягощает наше сознание (по крайней мере, тех из нас, для которых слова «честь» и «достоинство» не пустой звук). К нам обратились от имени президента, который, в лучшем случае, был тогда не дееспособным. И мы проглотили эту горькую пилюлю.

Так вот, тогда, после 2003 года, стал задумываться над тем, что я все больше расхожусь с нашей официальной историей. Моя «историческая онтология», прежде всего, связана с тем, как мы выбрали европейский путь развития, как на смену оракулам и лидерам, пришли Книга (книги), лишенные сакрального статуса, и социальные Институты, которые не могут меняться, в зависимости от интересов того или иного человека, или власти в целом.

Если конкретно хронологически, то моя «историческая онтология», вмещает приблизительно 50 лет, от Мирза Фатали Ахундова до Гасанбека Зардаби, до прихода XI Красной Армии. Кто-то начнет заламывать руки, скажет, что лью воду на мельницу «врага». Но, во-первых, никому ничего не навязываю, откровенно признался, что не знаю, каков должен быть принцип написания национальной истории. Во-вторых, как опять же признался выше, не воспринимаю историю как перетягивание каната с соседями.

Даже если они, эти соседи, в этом перетягивание каната, «спецы».

Статья отражает точку зрения автора
XS
SM
MD
LG