Доступные ссылки

Под трибунами стадиона Барды


Вход в раздевалки под трибуной стадиона в городе Барда. где живут вынужденные переселенцы. Март 2013

Вход в раздевалки под трибуной стадиона в городе Барда. где живут вынужденные переселенцы. Март 2013

«Зимой здесь бывает холодно, а летом жарко. Я видел много смертей. 4 моих близких погибли. Сам живу плохо. Хотим пожить хорошо, пока дышим».

Спрашиваю у вынужденной переселенки из Кялбаджара тети Зибейды, сколько ей лет. Говорит 60, а может и 70. Война так подействовала на нее, на память, что она забыла свой возраст. Все ее лицо покрыто морщинами так, что можно дать и 100 лет.

На травяной площадке центрального стадиона Барды молодые бардинцы играют в футбол, а в месте, называемом «подвалом», протекает их жизнь. Здесь живут старики, которые от бед потеряли память, или проводят всю зиму под одеялом и дети, которые от сырости потеряли здоровье. Здесь, чтобы открыть дверь, нащупывают ее в темноте руками.

«ОНИ ИГРАЮТ В СВОИ ИГРЫ»

Вот уже 21 год, как в одной комнатушке ютится инвалид 2 группы Адиль Мамедов. Он говорит, что их надежды на возвращение земель гаснут с каждым днем. Единственное, что они хотят – это дожить остаток жизни в доме с удобствами:

«Мы мечтаем вернуться наши земли. Это не получается, и наши надежды угасают. Видимо, они тянут этот вопрос, играют в свои игры, не отбирают земель обратно. Верхушка не считается с низшими.

Здесь и наверху бетон, и внизу. Никто не придет, не поинтересуется, где, как вы живете? Мы слышали, что беженцам начали давать дома, но нам за 21 год ничего такого не сказали. Говорят, будто дадут. И когда это будет?».

Адиль Мамедов жалуется, что неизвестно, успеют ли они увидеть это при жизни? Доживут ли старики в таких условиях до этого? Они хотят жить как все люди:

«Некоторые из нас получают пенсию 120-130 манатов. Работы нет. А этих денег даже на лекарства на хватает. 5 месяцев выдают по 40 литров нефти ежемесячно. Дома не прогреваются. Передняя часть дома прогревается, а задняя в холоде. Установили печь, а газ не проводят, нет газа. Хотим жить как люди».

«МЕСТО ДЛЯ КУПАНИЯ И ДЛЯ ГОТОВКИ»

Место, которые они называют подвалом, было построены под трибунами стадиона как раздевалки спортсменов, поэтому солнечный свет туда не проникает. Пол и потолок из бетона. Когда заходишь, в нос бьет запах сырости:

«Здесь что-то вроде нашей кухни. Здесь место и для купания, и для готовки. В месте, где переодеваемся и моемся, готовится обед. Живем в нечеловеческих условиях».

В подвале живет 23 семьи, около 150 жителей. Зейнаб Мамедова говорит, что месяц назад, во время футбольного матча бетонная плита чуть не обрушилась на ее внука.

Потому в каждой комнате потолки закрыты картоном, натянут целлофан. Это также защищает от дождя:

«Мы укрепили, но все равно протекает. Дома для житья нам не дали. Вчера водила ребенка к врачу. Все больны, это всё от бетона. Свет не проникает, тут как будто тюрьма. Солнца здесь не бывает. Здесь раздевалки стадиона. Наверху бегают из стороны в сторону, это ведь игра. Что мы можем сказать? А здесь земля сыплется нам на голову. В конце решили прикрепить целлофан. Лишь бы не сыпалось это все в обед. Наверху играли в футбол, и с потолка посыпалась куски бетона. Еще секунда, и ребенок погиб бы».

«ПОЛ, ПОТОЛОК, ВСЕ ИЗ БЕТОНА»

Переселенка их Ходжалы Арзу говорит, что больше всего люди страдают от ревматизма:

«Пол и потолок – все из бетона. Газа нет. Когда идет дождь, расставляем по дому посуду. Помещение все в сырости. Всего одна комната, и еще эту переделали под кухню, потому что дети выросли, чтобы ночевали там. Хотим, чтобы и нам дали дома, чтобы мы жили как люди.

Из Ходжалы выбрались с трудом. Вот и мучаемся с тех пор. Ни душевой, ни тепла, ни газа нет».

Беженка из Агдама Дильгуша Джафарова говорит, чтобы защититься от холода, каждый запасается связками дров. И даже сучья для тендира приходится покупать на дровяном рынке.

«Связка дров стоит 200 манатов. Зимой бывает, что из-под одеяла не вылезаем. Завернемся и спим целыми днями».

СТРОЯТСЯ 15 ПЯТИЭТАЖЕК ДЛЯ ПЕРЕСЕЛЕНЦЕВ

Представитель Государственного комитета по делам беженцев Азербайджанской Республики в Барде Сардар Зейналов говорит, что в районе строятся 15 пятиэтажных домов для вынужденных переселенцев. Однако они предусмотрены для переселенцев, которые живут в зданиях школ.

Точных сведений и плана переселения тех, кто живет в подвалах стадиона, нет.

Сардар Зейналов добавил, что эти подвалы сырые, поэтому люди живут в весьма плачевных условиях. Но несмотря на все это провести туда газ невозможно, - подчеркнул он.

«ДОНЕСИТЕ ДО ПРЕЗИДЕНТА»

Переселенцы, живущие на Бардинском стадионе, обращаются к президенту в безвыходной для них ситуации:

- Я переселенец из Агдама. Зовут меня Аллахверди. Говорю, чтобы вы донесли до президента. У меня больные почки, оперировался 4 раза. Здесь невозможно жить.

- Здесь нет человеческих условий. Снизу камень, сверху бетон. Просим переселить нас, чтобы мы могли жить, - говорит другой переселенец...

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG