Доступные ссылки

Ангела Меркель и закат альфа-самцов


Ангела Меркель указывает, где лежит путь к процветанию Германии

Ангела Меркель указывает, где лежит путь к процветанию Германии

Ангела Меркель любима народом. Как показывают недавние опросы, проведенные по заказу немецкого телеканала ARD, 68% жителей Германии удовлетворены тем, как глава правительства их страны справляется со своими обязанностями. Почти столько же, 65%, считают, что канцлер ФРГ во время кризиса еврозоны «действовала правильно и решительно». За пять месяцев до парламентских выборов эти цифры не могут не радовать канцлера и ее сторонников. Вдобавок популярность основного соперника Меркель, лидера социал-демократов Пеера Штайнбрюка, упала до 32%. Эти два политика представляют два противоположных психологических типа. В последние годы мягкие технократы, подобные Меркель, вытесняют традиционных лидеров «мачистского типа», к числу которых относится и Штайнбрюк.

Предвыборная кампания Пеера Штайнбрюка складывается пока не очень удачно

Предвыборная кампания Пеера Штайнбрюка складывается пока не очень удачно

​Если взглянуть на политиков, находившихся у власти в странах Западной Европы до недавнего времени, и сравнить их с теми, кто пришел им на смену, то можно сказать, что европейская политика поскучнела. В самом деле, на фоне Сильвио Берлускони с его скандальными заявлениями и развеселыми вечеринками в стиле «бунга-бунга» новый премьер-министр Италии Энрико Летта выглядит скромным добропорядочным банковским клерком. Скучнее него смотрится разве что президент Франции Франсуа Олланд, сменивший в прошлом году в Елисейском дворце энергичного бонвивана Николя Саркози. Нынешний британский премьер Дэвид Кэмерон – более приглаженный и менее выразительный, чем Тони Блэр. А в Испании последним главой правительства, отвечавшим критериям старой школы политического лидерства, был, видимо, Хосе Мария Аснар, ушедший в отставку еще в 2004 году.

Герхард Шрёдер провел важные реформы, но реформировать собственный стиль не сумел

Герхард Шрёдер провел важные реформы, но реформировать собственный стиль не сумел

Речь идет, конечно, не о политических способностях перечисленных деятелей, а исключительно об их стиле. Ангела Меркель – олицетворение политика-менеджера. Как отмечает немецкий аналитик, заместитель директора Центра за европейскую реформу Катинка Бариш, «Меркель очень хороша, когда нужно совместно обдумать вопрос, собрать людей и договориться о решении. Она не эгоистична, а кроме того, не отягощена жесткими политическими принципами – оппозиционные партии даже жалуются, что Меркель перенимает их самые популярные идеи». То, что Ангела Меркель – женщина, причем первая в истории женщина во главе правительства Германии, лишний раз подчеркивает отход немецкой и в целом западноевропейской политики от «мачистского» стиля недавнего прошлого. Меркель – антипод своего предшественника Герхарда Шрёдера. Тот вместе с другими немецкими политиками своего поколения – например, бывшим лидером «зеленых» Йошкой Фишером и экс-премьером Баварии Эдмундом Штойбером, – принадлежал к породе «альфа-самцов» с авторитарными замашками. Политический обозреватель, заместитель главного редактора еженедельника Die Zeit Бернд Ульрих так описывает поведение политиков этого типа: «В немецкой политике существовали некоторые неписаные правила. К их числу относилось произнесение длинных программных речей и умение политика в любой ситуации привлечь к себе всеобщее внимание. Такие лидеры умели и дружески похлопать своих соратников по плечу, и устроить им разнос за те или иные ошибки. Ангела Меркель подобными чертами не обладает и долго расплачивалась за свой тихий, невыразительный стиль».

Франсуа Олланд больше напоминает банковского клерка, чем лидера крупной страны

Франсуа Олланд больше напоминает банковского клерка, чем лидера крупной страны

Но времена меняются, и теперь политики-менеджеры, похоже, одерживают над «альфа-самцами» одну победу за другой. С чем это связано? Окончательные выводы делать рано, но некоторые версии кажутся довольно убедительными. Во-первых, в европейской политике стало меньше идеологии, так что даже можно услышать, что различия между ведущими партиями стерлись до полной неразличимости. Недаром многолетнего лидера лейбористов Тони Блэра часто называли «лучшим учеником Маргарет Тэтчер». А Ангела Меркель свой первый срок в кресле канцлера провела, имея под началом правительство «большой коалиции», в котором ее христианские демократы делили министерские портфели с социал-демократами. В условиях, когда разрешение конкретных проблем всё меньше зависит от идеологических рецептов, важнее становится умение лидера выслушивать разные мнения и прагматически использовать способности своих сотрудников ради достижения общей цели. Громогласные же речи и личная харизма отходят на второй план и перестают быть гарантией политических побед.

Вторая возможная причина успеха политиков-менеджеров – то, что в западноевропейской политике стало больше женщин. И это, в силу психологических различий между полами, меняет стиль обсуждения проблем и принятия решений. Сконцентрированность на деталях, умение слушать, стремление к компромиссу – все эти черты, которые психологи считают в большей мере присущими женщинам, характерны для политического стиля Ангелы Меркель. Они во все большей мере определяют и облик европейской политики в целом. Образ неяркой, но компетентной и тщательной «хозяйки», который создала себе Ангела Меркель, остается ее главным козырем. Похоже, надеясь на появление у них подобного лидера, французы в прошлом году голосовали на президентских выборах за Франсуа Олланда – хотя с тех пор успели сильно разочароваться в нем (нынешний рейтинг главы французского государства крайне низок – менее 30%). Подобным образом пришел к власти и нынешний премьер Испании Мариано Рахой – пожалуй, один из наименее харизматичных политиков в современной испанской истории. Но и его репутация очень быстро оказалась подмоченной благодаря скандалу вокруг источников финансирования его партии.

Образ скромной, но компетентной "хозяйки" до сих пор приносил Ангеле Меркель успехи

Образ скромной, но компетентной "хозяйки" до сих пор приносил Ангеле Меркель успехи

Третий фактор успеха неярких европейских политиков аналитики видят в том, что новые поколения европейских избирателей воспитаны несколько иначе, чем их родители. «Да, Шрёдер провел важные реформы, объясняет Бернд Ульрих. – Но вести себя так, как он, сейчас нельзя, даже убеждая в чем-то 12-летнего ребенка за семейным ужином. Над отцом, который будет бить кулаком по столу и кричать «Всё, я сказал!», нынешние дети либо посмеются, либо будут в недоумении и страхе крутить головой. Авторитарный стиль уже непопулярен на уровне как семьи, так и государства». Западноевропейцы (в странах Центральной и Восточной Европы ситуация несколько иная) сейчас больше уважают тех политиков, кто стремится объяснить гражданам смысл своих действий и не считает, что по любому вопросу существуют только два мнения: его и неправильное. У немцев это проявляется особенно ярко, возможно, в силу исторических обстоятельств: катастрофы, к которым привели Германию Вильгельм II и Гитлер, стали для этой страны прививкой против авторитаризма в политике.

Конечно, успех политиков-менеджеров имеет и обратную сторону: они хороши главным образом в спокойные времена. В период же острого кризиса люди, наоборот, тянутся к выразительным, харизматичным лидерам, которые способны укрепить в них чувство солидарности и создать уверенность в будущем. Аналитик германского отделения Фонда Маршалла Констанция Штельценмюллер считает, что в основе популярности Ангелы Меркель лежит благополучная, несмотря на общеевропейский кризис, ситуация в экономике ФРГ. «Если бы германская экономика сильно пострадала, рейтинг Меркель быстро пополз бы вниз», – утверждает аналитик. Хотя в ситуации с долгами Греции и других неблагополучных стран канцлер продемонстрировала выдающиеся способности кризис-менеджера, немцы, очевидно, ценят ее прежде всего за сохранение экономической стабильности в собственной стране.

Радио Свобода
XS
SM
MD
LG