Доступные ссылки

Россия не поделилась с США информацией о Тамерлане Царнаеве, которая могла бы привлечь к нему более пристальнее внимание американских спецслужб до взрывов в Бостоне 15 апреля, сообщила американская пресса. Был ли Тамерлан Царнаев убежденным джихадистом и, если да, то как он им стал? Что представляют собой Чечня и Дагестан с точки зрения Америки? На эти вопросы пытаются сейчас ответить американские журналисты, законодатели и эксперты. Но ответы могут оказаться гораздо сложнее привычных клише.

Открывая на прошлой неделе публичные слушания в Конгрессе, председатель комитета нижней палаты по делам внутренней безопасности республиканец Майкл Маккол говорил об аппаратном сбое в работе спецслужб:

"Тайна по-прежнему окружает поездку старшего брата в Дагестан, но многое можно извлечь из того, что мы знаем о регионе. Многие чеченские мятежники сковали себя узами клятвы с джихадистским движением "Аль-Каиды". Эти жестокие боевики сражались плечом к плечу с "Аль-Каидой" и талибами против американских солдат в Афганистане и Ираке. Сын моего избирателя, сержант корпуса морской пехоты Тайрон Норвуд, был убит девятью чеченскими боевиками в Ираке. Нам известно, что российская разведка предупреждала ФБР о Тамерлане и о том, что он может отправиться за пределы Соединенных Штатов, чтобы встретиться с экстремистами. Мы знаем, что ФБР провело расследование и говорило с Тамерланом, но, когда он поехал в Чечню в 2012 году, ФБР не было осведомлено об этом. ЦРУ также получило предупреждение российской разведки и включило его в список лиц, подозреваемых в терроризме. Знаем мы теперь и о том, что Министерство внутренней безопасности было предупреждено о поездке Царнаева за рубеж, однако ничего предпринято не было".

Но что можно было предпринять на основании информации, полученной из Москвы? О чем именно ФСБ предупреждала ФБР и ЦРУ? Насколько можно восстановить события, они развивались следующим образом: послание ФСБ, переданное через посольство США в Москве, датировано 4 марта 2011 года. В нем содержались просьба присмотреться к Царнаеву и упоминание о том, что тот может захотеть примкнуть к неким "подпольным" группам. Из Вашингтона послание было направлено в Бостон, информацию внесли в базу данных. Спустя пять дней ФБР запросило детали, но никакого ответа из Москвы не последовало. ФБР проверило Царнаева по своим каналам, провело с ним добровольную, что важно подчеркнуть, беседу и спустя три месяца закрыло дело. 8 августа ФБР повторило свой запрос, который тоже остался без ответа. В конце сентября ФСБ по дипломатическим каналам информировало о Царнаеве ЦРУ, но ФСБ не работает на территории США, поэтому оно переслало сообщение ФБР, которое 7 октября 2011 года направило ФСБ третий, последний, и также безрезультатный запрос. Поскольку имя Царнаева осталось в контрольном списке, 12 января 2012 года, когда Тамерлан Царнаев заказал в "Аэрофлоте" билет в Россию, сотрудник Таможенной и пограничной службы США в Бостоне получил предупреждение, но не счел его заслуживающем внимания, так как проверка Царнаева не дала результатов.

И только примерно через неделю после взрывов в Бостоне, как утверждает Wall Street Journal, США получили от России информацию о текстовых сообщениях, которыми обменивались мать Царнаева и ее родственник, и в которых говорилось, что Тамерлан Царнаев хочет присоединиться к радикальным группировкам на Северном Кавказе. Неназванные официальные представители, с которыми беседовали журналисты Wall Street Journal, назвали это самым важным упущенным сигналом при взаимодействии России и США по делу Тамерлана Царнаева. Издание приводит слова главы комитета по разведке Палаты представителей Майка Роджерса, по мнению которого эти данные "могли бы позволить бюро начать расследование, включающее отслеживание связей" Тамерлана Царнаева. Именно здесь, считает Роджерс, было нарушено взаимодействие между спецслужбами. Собеседники Wall Street Journal предполагают, что российские спецслужбы не предоставили эти сведения раньше, поскольку хотели защитить свои источники, или потому, что сами не особенно им доверяли. Впрочем, издание отмечает: нет уверенности в том, что ФБР, знай оно содержание текстовых сообщений, получило бы возможность больше выяснить о радикализации взглядов Царнаева в 2011 году. При этом источники подчеркнули, что ФБР само, обменивясь информацией с российскими коллегами, часто "придерживает" детали, чтобы не раскрывать собственные источники и методы работы.

Президент России Владимир Путин объяснил недавно, почему Москва не ответила на доволнительный запрос о Царнаеве - потому что ответить было нечего:

"Поскольку Царнаевы не жили в Российской Федерации, они в Россию-то приехали из Киргизии и здесь появлялись эпизодически, а жили в основном в США, то российские спецслужбы, к нашему большому сожалению, не могли предоставить нашим американским коллегам информацию, которая имела бы оперативное значение".

Впрочем, необходимо напомнить, что ФСБ и ЦРУ, строго говоря – противники. ФСБ ловит шпионов, а ЦРУ их посылает. А ФБР, в свою очередь, ловит шпионов, которых посылает СВР. И речь далеко не только о шпионах – интересы ведомств могут входить в противоречие в самых разных сферах. Тем не менее, в 90-х годах прошлого века сотрудничество в определенных вопросах налаживалось. В 1994 году в Москве открыл свой офис первый официальный представитель ФБР – Майкл ди Преторо. В интерью агентству Reuters ди Преторо рассказывал, что едва он подписал соглашение о сотрудничестве с МВД, как ему позвонили из ФСБ – абонента интересовал обмен данными прежде всего в сфере контртерроризма. Как следует из содержания статьи, сотрудничество вполне плодотворно, к примеру, в области борьбы с финансовыми преступлениями, организованной и кибер- преступностью, и не очень подверженно влиянию приливов и отливов в отношениях между двумя странами. Но ФБР при этом старается избежать втягивания в российские проблемы на Северном Кавказе.

В упомянутой уже статье WSJ приводятся слова ветерана ЦРУ, бывшего директора Национального контртеррористического центра Эндрю Липмана: после терактов в США 11 сентября 2001 года американские спецслужбы отнеслись к идее сотрудничества с Москвой с энтузиазмом, однако вскоре поняли, что найти общую почву непросто. США интересовала "Аль-Каида", Россию – Чечня. Соответственно, и информация, получаемая от Москвы, особого доверия не внушала."В отношениях с русскими, мы вели себя по-рейгановски: доверяй, но проверяй", - признается Липман.

После взрывов в Бостоне, однако, Белый дом приветствовал готовность России к тесному сотрудничеству в области контртерроризма. Путин дважды разговаривал с Обамой, резко осудив преступление и предложив помощь – точно таже он реагировал на теракты в США 11 сентября 2001 года. Российские спецслужбы сейчас помогают в расследовании связей Тамерлана Царнаева в Дагестане – с каждым днем картина его полугодового пребывания там, становится все яснее.

5 мая следователи центрального аппарата ФСБ допросили лидера действующей в Дагестане салафитской организации «Союз справедливых» Магомеда Карташова, бывшего милиционера и дальнего родственника Царнаевых. Об этом сообщила адвокат Карташова Патимат Абдуллаева.

О Карташове несколько дней назад написал журналист Time Саймон Шустер, побывавший в Кизляре. По его словам, "Союз справедливых" занимает умеренные позиции "в ультраконсервативных салафистских кругах Дагестана", устраивая акции протеста против произвола правоохранительных органов. Об этом много говорит сам Карташов в своих публичных обращениях. Но все мероприятия проходят под лозунгом возвращения к исламским ценностям. Устраивали члены «Союза» и акцию против пресловутого фильма «Невинность мусульман».

"Союз справедливых", по мнению властей, исповедует идеологию организации "Хизб ут-Тахрир аль-Ислами" и запрещен в России постановлением Верховного суда. Европейский суд по правам человека недавно принял к рассмотрению жалобу на неправомочность этого решения.

С Карташовым корреспондету журнала Time встретиться не удалось: тот был задержан 27 апреля на трассе Махачкала – Кизляр вместе с тремя другими участниками свадебного кортежа. Дагестанская полиция утверждает, что она пресекла несанкционированную акцию запрещенной организации. Сами члены "Союза" считают, что власти мстят Карташову за его общественную правозащитную деятельность. Карташов остается под стражей, ему вменяют экстремизм.

Почему ФСБ вообще обратило внимание на Тамерлана Царнаева?

По сведениям "Новой газеты", которая ссылается на свои источники в дагестанском Центре по борьбе с экстремизмом, имя Царнаева впервые всплыло в декабре 2010 года, когда в республике был задержан гражданин Канады, уроженец России Вильям Плотников, приехавший, по его словам, "изучать ислам". Он и назвал Царнаева в числе других живущих за пределами России выходцев с Северного Кавказа, с которыми он свел знакомство через социальные сети. Плотников, как и Царнаев, занимался боксом, участвовал в соревнованиях, Царнаев не раз бывал в Канаде, так что не исключено и их личное знакомство.

В апреле прошлого года, во время пребывания Царнаева в Дагестане, его видели в обществе Махмуда Нидаля, которого считали связным и вербовщиком вооруженного подполья. В мае 2012 года Нидаль был убит в ходе спецоперации в Махачкале. А еще через два месяца в числе восьмерых боевиков, убитых близ села Утамыш Каякентского района Дагестана, был опознан и Плотников.

Дагестанский след в бостонском деле может оказаться ложным. В ответах на вопросы Time, переданных через Абдуллаеву, Карташов утверждает, что не он Царнаева, а Царнаев его "толкал к экстремизму". Члены "Союза" в разговорах с американским журналистом заверяли в своем миролюбии и законопослушании. О Царнаеве они рассказывали, что он действительно приезжал в Кизляр, где расположена штаб-квартира организации, общался с ними, вел жаркие дискуссии, в которых проявил себя гораздо бóльшим радикалом, чем они сами.

О том же пишет и корреспондент Нью-Йорк Таймс Эллен Барри, также побывавшая в Кизляре и встретившаяся там с членами "Союза справедливых", которые прекрасно помнят Царнаева во время его приезда в Дагестан. Она приводит слова Заура Закаряева о Царнаеве: "У него уже были джихадистские взгляды, когда он приехал". Несколько человек утверждают, что Карташов часами отговаривал Царнаева от того, чтобы "уйти в лес".

При этом члены "Союза справедливых" не отрицают своего антиамериканского настроя. "Скажите, а кто сегодня не враг Америки?" - риторически спрашивал Саймона Шустера Биляль Магомедов, один из руководителей организации. Другой ее член в интервью Эллен Барри выразился так: "Мы не поддерживаем то, что случилось в Бостоне. Три человека погибли. Но в тот же самый день сто человек были убиты взрывом в Сирии. Что, кровь сирийцев ничего не значит для мирового сообщества, почему только кровь американцев так важна?".

Однако – и об этом напоминает Барри – в предупреждении ФСБ, направленном американским спецслужбам и сделанном на основе перехваченного телефонного разговора матери Царнаева Зубейдат, говорилось, что Тамерлан Царнаев "в корне изменился" - то есть до поездки в Дагестан.

Конгрессмен Дэна Рорабакер провел в комитете нижней палаты по международным делам слушания на тему "Исходит ли с Северного Кавказа угроза для Америки?" Одним из приглашенных экспертов был профессор университета штата Джорджия Крейг Альберт, заверивший законодателей, что связь северокавказских исламистов с глобальной террористической сетью маловероятна:

"Внутри Чечни и окружающего ее кавказского региона имеются исламистские элементы, однако их связь с какой-либо более крупной, глобальной джихадистской сетью остается под вопросом. В Чечне, если и есть исламистское присутствие, то оно представляет лишь незначительную стратегическую угрозу для Соединенных Штатов. Но может угрожать американским войскам за рубежом.

Крупнейшей современной исламистской угрозой в Чечне и Дагестане является основанный в 2007 году так называемый "Кавказский имарат". В настоящее время его возглавляет Доку Умаров. Он был создан с тем, чтобы заменить терпящее поражение сепаратистское правительство самопровозглашенной Чеченской республики Ичкерия. Если оно стремилась к образованию независимой Чечни, то "Кавказский имарат" хочет создать Халифат – всемирное исламское государство, простирающееся за пределы кавказского региона. Были сообщения о том, что Кавказский Имарат имеет связи с "Аль-Каидой", в том числе финансовые. Источники поступающих средств находятся, главным образом, в Саудовской Аравии. Есть версия, что между Кавказским Имаратом и "Аль-Каидой" связи более тесные. Хорошо известно, что "Aль-Каида" в настоящее время без лидера, и по этой причине она координирует действия своих сетей через интернет. При таких условиях трудно установить наличие явной связи между этими двумя организациями. Но связь существует, хотя бы и непрочная. Не существует убедительных доказательств того, что Доку Умаров - член "Aль-Каиды", однако он, конечно, поддерживает ее стратегические цели. Это, пожалуй, можно продемонстрировать на примере веб-сайтов "Кавказского имарата", которые размещают ссылки на документы "Aль-Каиды" и связанных с ней группировок, в том числе - на журнал "Aль-Каиды", который, возможно, помог бостонским террористам изготовить и подложить взрывные устройства. Следует также отметить, что и приемы, и бомбы, использованные в Бостоне, напоминают теракты, совершенные в Чечне".

Но Дэна Рорабакер остался при своем мнении:

"Есть данные о том, что чеченцы воюют в Афганистане против сил США и НАТО. "Аль-Каида" сделала вербовку чеченцев своим приоритетом, и считается, что некоторые из них проходили подготовку в Пакистане. Чеченские боевики за пределами Северного Кавказа – явление зловещее. Первоначально чеченский мятеж против России был светским и националистическим. В этом контексте у чеченских беженцев не было бы никакого повода нападать на Соединенные Штаты, особенно после того, как мы предоставили им убежище. Мировоззрение некоторых чеченцев радикализировалось, как это случилось с бостонскими террористами. Оно обратилось в джихадистский менталитет глобальной войны против всех неверных, включая нас".

Другой эксперт, профессор Университета Южной Калифорнии Эрролл Саутерс выражался осторожно и уверял, что братья Царнаевы – террористы "домашнего" происхождения:

"Взрывы на бостонском марафоне совершены террористами, которые выросли на расстоянии нескольких миль от места трагедии. Они были местными жителями, здесь они учились и работали...Им не требовалась подготовка для изучения места будущего теракта и принимаемых там мер безопасности. Говоря попросту, Тамерлан и Джохар Царнаевы – наши собственные воинствующие экстремисты, а потому Бостон теперь вошел в братство городов мира, переживших теракты, замышлявшиеся и осуществленные их собственными жителями".

Если это так, то мы имеем дело с новым для Америки явлением. До сих пор исламские террористы прибывали в США извне или по крайней мере проходили индоктринацию за пределами страны.

Радио Свобода
XS
SM
MD
LG