Доступные ссылки

В одной пиццерии в центре Кракова недавно появились несколько официантов-итальянцев. Владелец заведения доволен: новые работники хоть и говорят пока на очень ломаном польском, но, по его словам, придают пиццерии "аутентичность". Казалось бы, что удивительного: кому и работать в ресторане, специализирующемся на итальянской кухне, как не выходцам из Италии? Однако для Кракова и Польши в целом речь идет о новом явлении: одно дело – хозяин ресторана или шеф-повар, и совсем другое – обычный официант. В этой роли в Польше до сих пор куда привычнее было видеть иностранцев из совсем других краев – постсоветских стран или Ближнего Востока.

Но ситуация меняется. По мере того, как кризис на юге Европы становится глубже, а свет в конце тоннеля для Италии, Испании, Греции, Ирландии все никак не появляется, в Европе возникают новые, непривычные направления трудовой миграции. Едут за работой уже не только с востока на запад Европы, что было – по крайней мере после падения "железного занавеса" – всегда, но и в обратном направлении. Если в начале 1990-х, вскоре после объединения Германии, жителей бывшей ГДР, ехавших за работой в западные земли уже единой страны, называли "остарбайтерами", то сегодня впору говорить о "вестарбайтерах" в Центральной Европе. Польша и Чехия, где экономический кризис оказался не столь острым, как в средиземноморских странах, становятся желанными целями для безработных греков, испанцев и итальянцев. Ведь Польша до сих пор – единственная страна ЕС, которой после 2009 года удалось избежать рецессии. И хотя за последние три года польская экономика заметно притормозила, она до сих пор может похвастаться почти двухпроцентным ростом. У Чехии дела идут чуть хуже, экономический рост здесь практически остановился, но и это куда более благоприятная ситуация, чем в Греции или Испании.

Из наиболее кризисных стран уезжает на заработки прежде всего молодежь, поскольку ситуация с трудоустройством на родине у этой возрастной категории самая отчаянная. По данным Евростата на начало 2013 года, среди лиц в возрасте до 25 лет не имели работы в Греции 59%, в Испании – 56%, в Италии и Португалии – более 38%. Очереди у дверей агентств по трудоустройству, показанные в этом репортаже, стали характерной чертой повседневной жизни испанских городов:



Привычных гастарбайтерских маршрутов – в Германию, Великобританию, Нидерланды, скандинавские страны – растущему числу безработных южан уже не хватает. Приходится осваивать новые направления. И порой делать удивительные открытия: как со смехом говорит 27-летний испанец Мигель Риос, нашедший временную работу в Праге (он преподает здесь в языковой школе), "я понял, что Европа не кончается в Берлине".

Конечно, пока это совсем не массовое явление, но тенденция налицо. По официальным данным чешских властей, в стране сейчас проживает более 2300 граждан Италии, которые занимаются предпринимательской деятельностью или наемным трудом. Испанцев, работающих в Чехии, почти 900, греков – 550, португальцев – примерно 300. Цифры невелики, но рост числа мигрантов из этих стран очень заметен: с 2009 года оно увеличилось более чем на 50%. К тому же государственная статистика наверняка неполна, поскольку многие иностранцы из стран ЕС, где действует безвизовый режим и соглашение о свободном перемещении рабочей силы, работают без специальных разрешений. В действительности "вестарбайтеров", очевидно, в полтора-два раза больше, чем по официальным сведениям. В среднем доходы работающего человека в Чехии и Польше по-прежнему заметно ниже, чем в Испании или на севере Италии. Но катастрофический недостаток рабочих мест заставляет средиземноморцев соглашаться на работу в Праге или Варшаве за суммы, над которыми они еще лет семь назад лишь презрительно усмехнулись бы.

Наталья Зглиницка, пресс-секретарь посольства Испании в Варшаве, подтверждает, что все больше испанцев обращаются в это дипломатическое представительство с вопросами об условиях трудоустройства и жизни в Польше. "Точных цифр у меня нет, но поток таких обращений в последнее время действительно очень вырос", – говорит Зглиницка. Среди квалифицированных специалистов из Испании и Италии, которые пытаются найти работу в Польше и Чехии, больше всего компьютерщиков, поваров и архитекторов. Последнее, очевидно, связано с влиянием кризиса на рынок недвижимости: новых домов в странах юга Европы сейчас строят все меньше. Кроме того, люди самых разных профессий предлагают свои услуги в качестве преподавателей своих родных языков – и порой не без успеха. Мигель Риос удивлен: "Это парадокс. Люди платят мне 500 крон (15 евро) за часовой урок испанского. И говорят, что испанский язык перспективен. Интересно, они догадываются, почему я там с ними сижу?" – иронизирует испанский "вестарбайтер" в разговоре с чешскими журналистами. Не испытывают больших языковых проблем и IT-специалисты: этот сектор экономики – один из самых интернациональных, и Центральная Европа уже не является здесь исключением. Пшемыслав Берендт, вице-президент польской компании Luxoft, производящей программное обеспечение для финансовых учреждений, говорит, что около 20% сотрудников его фирмы – иностранцы.

Но для большинства "вестарбайтеров" быстро овладеть языком страны, куда они приехали на заработки, становится насущной необходимостью. Если в Германии или Нидерландах приезжим обычно хватает английского, lingua franca западного мира, то в Польше и Чехии уровень владения им куда ниже. Вот типичная запись с интернет-форума для иностранцев, посвященного поиску работы и условиям жизни в Польше: "Здесь очень трудно жить без достаточного знания польского. Этот язык входит в пятерку самых сложных в мире. Поначалу, если бы не мои польские приятели, я бы вообще с трудом мог куда-нибудь добраться на общественном транспорте – табличек на английском очень мало, а люди, к которым обращаешься за помощью, меня не понимают. Но вообще мне в Польше нравится, я влюбился в эту страну". Языковые школы в Праге в последние 2-3 года отмечают всплеск интереса к курсам чешского языка для иностранцев. Причем доля приезжих из стран Средиземноморья среди клиентов этих курсов постоянно растет. Очевидно, не все хотят выходить на демонстрации протеста против кризиса и правительственной политики у себя дома – многие предпочитают просто уехать.



Сами поляки и чехи, слыша вопрос о том, не опасаются ли они конкуренции со стороны "вестарбайтеров", обычно усмехаются. Пока количество этих потенциальных конкурентов не настолько велико для того, чтобы вызывать у местного населения заметное беспокойство. (В Польшу, по официальным данным, ежегодно приезжают на жительство около 7 тысяч граждан других стран Евросоюза – не так уж много для страны с почти 40-миллионным населением). Слова "иностранец на заработках" здесь по-прежнему вызывают ассоциации скорее с выходцами из Украины, Турции, Ливана или Вьетнама, нежели с итальянцами или испанцами. Чехам и особенно полякам с их собственной давней традицией поисков заработка за рубежом – именно так сформировались когда-то огромные польские общины в США, Канаде или Австралии – лестно сознавать, что теперь в поисках работы едут и к ним, причем не только с востока.

Радио Свобода
XS
SM
MD
LG