Доступные ссылки

Тысячи демонстрантов в течение двух дней выходят на улицы Стамбула с протестами против более жесткой исламской политики. 31 мая в Стамбуле полиция применила водометы и слезоточивый газ против шествий вокруг площади Таксим, многие протестующие получили ранения. 1 июня протесты распространились на столицу, Анкару, и курортный город Измир. Туристы и отдыхающие вынуждены были укрыться в гостиницах.

Недовольство людей вызвали намерения правительства ввести ограничения на продажу алкоголя и также законы, запрещающие проявление любовных чувств на публике. Интеллигенция и работники театров также недовольны законом, ограничивающим государственное финансирование этой области искусства. Закон также рассматривают как часть кампании правящей партии ввести мусульманские устои в стране.


Самые крупные в истории Турции последнего десятилетия антиправительственные выступления начались 25 мая как раз с того, что на улицы с лозунгами "Исламисты, руки прочь от искусства", "Мы хороним светскую Турцию" вышли сотни артистов.



Толпа несла плакаты с изображением Эрдогана в чалме в образе всесильного султана и скорбные театральные маски.



Турецкий барабан давул отбивал похоронную дробь.



Среди участников акции были музыканты, актеры, оперные певцы, танцоры балета, театральные служащие, приехавшие на специальных автобусах из Анкары, Анталии, Измира, Мерсена. "Мы выступаем против решения правящей исламистской партии прекратить финансирование государственных театров, – говорит один из участников акции, – это будет означать смерть театрального искусства. Реджеп Эрдоган боится нас, потому что мы – самая свободная и независимая часть общества, мы не стесняемся говорить правду. Это абсолютно дикое решение, которое немыслимо ни в одной цивилизованной стране мира. Театры умрут, после этого власти закроют библиотеки, музеи, и страна погрузится в религиозный мрак".

Митинг проходил на площади, которую называют "красной" или "кровавой". На ней в 1974 году в ходе первомайской демонстрации турецкие полицейские расстреляли митингующих. Сейчас, чтобы уберечь глаза от слезоточивого газа, которым обычно пользуются представители власти для разгона непослушных демонстрантов, многие участники акции захватили с собой лимоны и плавательные маски. Но один из участников митинга настроен пессимистично. "Исламистская партия хочет взять под контроль все независимое искусство, – говорит он. – Спектакль окончен, погасите свечи, театрам в Турции, похоже, пришел конец".

Правящая исламистская партия намерена реформировать театральное искусство в Турции. Законопроект предполагает полное прекращение финансирования и перевод на хозрасчет всех государственных симфонических оркестров, оперных и драматических театров. Власти намерены значительно сократить заработную плату артистам, перевести их в ранг обычных госслужащих, наравне с пожарными, учителями, полицейскими, и ввести контрактную систему оплаты труда.

Когда образовалось нынешнее светское турецкое государство, артисты получили особый статус государственных служащих, которые так и назывались – "государственные артисты". Они стали получать повышенные заработные платы и дополнительные бонусы от государства. Это было сделано, чтобы привлечь людей, как-то поощрить их и развивать культуру и искусство. Теперь этого не будет, говорят демонстранты.

ПРОЩАЙ, "АННА КАРЕНИНА"


Власти намерены осуществлять строгий контроль над репертуаром. Для этого создадут "художественное жюри" из 11 человек, половину мест займут представители правящей исламистской партии. Фактически они определят весь текущий репертуар. По слухам, чиновники уже занялись выбором нужных пьес и объявили конкурс на самое лучшее произведение о героическом османском прошлом. "Государство будет поддерживать лишь самые нужные проекты, – заявил лидер партии и автор этого законопроекта Реджеп Эрдоган. – Пожалуйста, приватизируйте ваши театры и играйте что угодно и где угодно, никто не станет вмешиваться. Но отныне правительство будет оказывать поддержку только тем авторам, которым сочтет нужным помочь. Извините, но вы больше не будете получать зарплаты от городских властей, а затем подвергать эти власти критике".

Премьер назвал артистов горбом на шее государства, которое не хочет больше тащить его на себе. "Такая нелюбовь к большому искусству у премьера не случайна, – пишет оппозиционная газета "Сезджу". – Эрдоган из бедной религиозной семьи, закончил религиозную школу, чтобы заработать на жизнь, торговал турецкими баранками семитами, потом подался в политику". Как правоверный мусульманин, он не посещает увеселительные заведения, не пьет и предпочитает театру футбол. Он не раз говорил, что театры слишком дорого обходятся государству, театральные постановки поглощают из бюджета слишком много средств, которые можно потратить на более разумные проекты, например, на строительство новых мечетей, дорог или мостов… Впрочем, в отличие от премьера, многие в Турции считают, что искусство в стране находится на положении бедных родственников. Год от года сокращается финансирование, что отражается на качестве и количестве постановок. Из-за отсутствия работы актеры бездельничают или находятся в бессрочном отпуске, получая мизерные заработные платы. Чтобы как-то сохранить театры на плаву, многие предлагали даже повысить цены на бензин и отдать вырученные деньги искусству, что, впрочем, вызывает недовольство у большинства населения: ведь турецкий бензин и так один из самых дорогих в Европе. Бывший служащий стамбульской мэрии Эрдем Аркан замечает, однако, что когда Стамбул выиграл звание культурной столицы мира в 2010 году, власти нашли около семисот миллионов долларов на оплату культурных проектов. А во время религиозных праздников власти тратят миллионы на устроительство специальных шатров, где кормят неимущих и бедных.

В черном списке находятся более пятисот художественных произведений, большинство из которых запрещены по соображениям нравственности и морали. Как сказал мне один партийный чиновник, нежелательны к постановке в Турции "Любовник леди Чаттерлей", "Анна Каренина" и даже "Король Лир". Под запрет попали и ряд современных турецких авторов, в частности, Музаффер Изгю, писатель-сатирик, автор более 140 книг о нравах современного турецкого общества. Не так давно его книги признали вредными для молодого поколения турок.
Власти откровенно поощряют карманных авторов, которые пишут "правильные" пьесы "правильным" языком. "Пока это небольшие, невидимые зрителю перемены", – говорит артист стамбульского государственного театра Иштар Гексевен. Он утверждает, что давление цензуры ощущается даже в речи: "Раньше мы могли использовать на сцене уличный жаргон, теперь мы не можем этого делать. Постановщики изменяют тексты, отслеживают это". То же самое касается костюмов. Дресс-код по мере удаления от Стамбула становится все строже. На юго-востоке Турции, например, режиссерам в голову не придет ставить древнегреческую классику, герои которой ходят в туниках, обнажив плечо. Запрещены постановки многих современных авторов, которые слишком открыто и критично говорят о современном обществе.

Основатель Турецкой Республики Мустафа Кемаль Ататюрк называл оперу одной из высших форм музыкального искусства. Новые власти открывали оперные театры, приглашали известных иностранных артистов. Немецкий композитор Пауль Хиндермит возглавил стамбульскую консерваторию, первую балетную школу создала Нинетт де Валуа, член Английского королевского балета. До сих пор иностранцы составляют значительную часть артистов и преподавательского состава. Линда Потала более 25 лет работает в стамульской государственной опере, и, по ее мнению, политика правящей партии приведет к тому, что театры, которые существовали в стране более 50 лет, не смогут выжить в сложившейся ситуации. "Это будет конец интеллектуального искусства и классической музыки в Турции, – говорит она. – Я часто спрашиваю, почему они не любят западную культуру? Они говорят, что хотят быть ближе к Европе, но на самом деле носят исламские чалмы. Они не дают ни одного шанса искусству, они хотят воспитать новое поколение религиозных турок, не хотят, чтобы существовала светская Турция".

БЕГСТВО ИНТЕЛЛЕКТУАЛОВ


За годы правления Партии справедливости и развития страну покинули десятки известных артистов, писателей, ученых, деятелей культуры. Среди них лауреат нобелевской премии по литературе Орхан Памук и пианист Фазыл Сай, которого власти обвинили в оскорблении ислама и религиозных чувств верующих. Кстати, пианист написал в своем блоге, что грядущая реформа театра приведет к его полной гибели. "Даже самый большой оперный театр не может осилить расходы на свою постановку, – пишет Сай. – Все европейские институты бережно относятся к своей культуре и оказывают финансовую поддержку искусству. Над спектаклем в опере обычно трудятся не менее пятисот человек: артисты, костюмеры, швеи, дизайнеры, художники, работники сцены, музыканты. Каждому нужно оплатить труд. Сам театр не в силах заработать такие средства, даже при условии, что залы будут вмещать по 2000-3000 человек".

Самое незавидное положение в Турции, пожалуй, у балетных артистов. В интервью газете "Сабах" турецкая балерина Нурие Акман говорит, что в свои 46 лет все еще танцует в спектаклях Анкаринского театра оперы и балета. "В 45 лет артисты балета уже уходят на пенсию, такова специфика этой профессии. Однако у нас нет притока свежих кадров, едва закончив консерваторию, молодые артисты бегут в Европу, а иностранные специалисты не хотят ехать сюда. Из-за отсутствия работы балетные артисты находятся в бессрочном отпуске или годами ожидают своего выхода на сцену. Это приводит к дисквалификации", – пишет балерина. В развитых странах балет поддерживают частные фонды и меценаты, которых в Турции просто нет. Сказывается и политика правящей партии. Премьер-министр Реджеп Эрдоган, например, считает классический балет "бессмысленным искусством". В ответ на вопрос журналистов, как бы он поступил, если бы его дочь стала балериной, Эрдоган заявил, что это не самая лучшая профессия для девушки из хорошей семьи, ведь балет развращает и отправляет сознание зрителя ниже пояса. Это заявление вызвало много шума и повлекло за собой критику в оппозиционных изданиях, заявивших, что интеллектуальный уровень нынешнего руководства страны "находится ниже пояса". "Увы, страна все еще живет по исламским традициям, – написала оппозиционная "Джумхуриет", – родители из приличных семей ни за что не отдадут своего сына в балетное училище. Профессия балетного артиста до сих пор считается чем-то постыдным". В консерватории в основном учатся дети из бедных семей, которым просто некуда было податься. Из-за недостатка партнеров в спектаклях многие мужские роли исполняют субтильные танцовщицы. Если актеры драмы подрабатывают на телевидении, участвуя в съемках мыльных опер, то балеринам остается выступать на свадьбах в качестве танцовщиц живота, а музыкантам играть на похоронах турецких генералов.

ЗАКРЫТО НА РЕМОНТ


Деятели искусства опасаются, что в результате поспешной приватизации недвижимость и театральные здания, немногочисленные, но расположенные в основном в исторической части Стамбула, могут просто пойти с молотка. Не так давно это случилось со знаменитым кинотеатром "Эмек" в европейской части Стамбула, где когда-то показывали еще немое кино. Снос старинного здания вызвал протесты со стороны местных жителей. На улицу вышли сотни людей, которые потребовали остановить разрушение исторической части Стамбула. В ответ полицейские применили слезоточивый газ и завели против демонстрантов несколько уголовных дел.

"Альма матер" турецкого искусства, главный концертный зал страны, культурный центр имени основателя Турецкой Республики Кемаля Ататюрка был построен в шестидесятых годах в самом сердце Стамбула, в европейской части города, и напоминает дворец съездов СССР. Некогда тут располагались оперный и драматический театры, устраивались премьеры. Юрий Григорович поставил в Стамбуле несколько балетных спектаклей и умудрился разместить на сцене до двухсот балетных артистов. Однако вот уже почти пять лет здание пустует. Официально заявляется, что там идет капитальный ремонт, однако что происходит на самом деле, никто не знает, журналистов не пускают внутрь. Служащий стамбульского театра указывает на это здание, говоря, что это "гроб, символизирующий умирающее искусство в Турции". Здание много лет находится в лесах. Власти не могут закончить ремонт, хотя даже новые объекты в Турции возводятся за несколько месяцев.

После закрытия здания стамбульская опера переехала из европейской в азиатскую часть города, в свой филиал, который находится в одном из спальных районов, в здании бывшего кинотеатра "Сурея". Это здание мало приспособлено для оперных постановок. Сцена мала, что неизбежно отражается на репертуаре. Приходится ставить камерные постановки, которые вмещают на сцене не более двадцати человек. Чтобы разместить балетных артистов, закрывают оркестровую яму и дают музыкальное сопровождение спектакля в записи. Репетировать негде, будущее туманно. Теперь этот пример может распространиться на всю страну.

Радио Свобода

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG