Доступные ссылки

Рустам Ибрагимбеков: «Я боюсь и ареста, и убийства»


Рустам Ибрагимбеков на митинге (в центре), слева - Эльдар Намазов

Рустам Ибрагимбеков на митинге (в центре), слева - Эльдар Намазов

Национальный совет демократических сил Азербайджана, объединивший оппозиционные силы страны, выбрал Ибрагимбекова своим председателем. Кто станет единым кандидатом оппозиции на президентских выборах в октябре этого года еще не решено. Партия власти «Новый Азербайджан» выдвинула своим кандидатом на предстоящих выборах действующего президента Ильхама Алиева. О предвыборной ситуации в стране и о многом другом Рустам Ибрагимбеков рассказал Русской службе ВВС.

- Вы готовы выдвинуть свою кандидатуру на выборах президента в Азербайджане, если вас поддержит оппозиция?


- Ситуация несколько более сложная. Как вы знаете, в Азербайджане уже на протяжении многих лет, начиная примерно с 1993 года, все выборы проходят очень некорректно, сфабриковано, подтасовано. И в связи с этим ведущие политические партии, правозащитные организации, яркие общественные деятели, объединившись, создали так называемый Национальный совет демократических сил. Меня выбрали председателем этого совета.

Можно сказать, что последние 20 лет такого широкого объединения оппозиции не было, мне удалось их объединить в некое единое целое с целью помочь демократическим процессам в Азербайджане и, в частности, в проведении честных, более ли менее открытых выборов в октябре этого года.

- Но у вас ведь совсем нет политического опыта, как вы себе представляете свое участие в политической борьбе?

Рустам Ибрагимбеков: Я в последние несколько лет основал и возглавил в Азербайджане Форум интеллигенции, и задачи, которые я перед собой ставил в то время, это было три года назад, это заложить какие-то основы гражданского общества в Азербайджане. И самое главное - создать какое-то более или менее авторитетное общественное движение. В результате мне удалось изменить ситуацию в Азербайджане.

Сейчас в этом движении уже числятся сотни, а может быть тысячи людей, которые начали открыто говорить, высказываться по поводу ситуации [в стране]. Именно ваше соображение о том, что у меня нет практического политического опыта, а главное – нет и желания этим заниматься, меня и сдерживает. Поэтому я пока еще не даю своего согласия.

Я приехал сейчас в Соединенные Штаты, у меня будут встречи в разных организациях: неправительственных, общественных, правозащитных. Поговорить, посмотреть, осмотреться. То же самое я делаю в Москве, какие-то связи у меня есть в Турции. То есть я, конечно, неофит в политике. И если удастся найти хоть какую-то другую кандидатуру, которую поддержат с таким же энтузиазмом, как и мою, то я, конечно, буду настаивать, сделаю все, чтобы единым кандидатом был не я.

- Несколько лет назад вы были в хороших отношениях с Ильхамом Алиевым, а до этого и с его отцом Гейдаром Алиевым. Что изменилось с тех пор?

- Я с удовольствием отвечу на этот вопрос. Как вы знаете, Гейдар Алиев пришел к власти в конце 1960-х годов и долгое время был первым секретарем ЦК. Мои отношения с ним и отношения моего брата [Максуда Ибрагимбекова] с ним в первые годы были достаточно сложными, и в конечном итоге нам удалось отвоевать право быть более или менее независимыми писателями.

Я не был членом компартии, и все мое творчество свидетельствует о том, что я написал правду о том, что происходило у меня на родине всю мою жизнь. У меня нет ни одного произведения, за которое мне было бы стыдно или же я хоть как-то работал бы на советский режим, это исключено. Затем у меня испортились отношения настолько, что я был вынужден уехать из Азербайджана в 1985 году, когда Гейдар Алиев уже был в Москве, и несколько лет я просто был почти политэмигрантом, я жил в Москве.

Затем, когда уже Гейдар Алиев ушел, был снят со всех должностей, у нас есть такой выдающийся художник Таир Салахов, он попросил меня, и мы навестили больного и снятого со всех должностей Алиева в Барвихе. Вот тогда у нас состоялся откровенный, доверительный, человеческий разговор, наладились отношения. И после его возвращения к власти в 1994 году, чего никто никак не мог ожидать, у меня действительно возникли хорошие, человеческие отношения с ним, что продолжалось до самой его смерти.

В 1999 году на моем 60-летии он выступил с большой речью, поздравил меня. В 2003 году, когда избирался Ильхам Алиев, я был одним из сторонников его прихода. Я еще раз говорю, я вел абсолютно независимый образ жизни. От этого режима я не получил ничего: ни материально, ни духовно. Я жил своей отдельной жизнью, и мои произведения все время вызывали недовольство властей, но они как-то терпели.

Лично с Ильхамом Алиевым у меня были очень хорошие отношения до 2007 года. В 2007 году я с ним встретился и поставил вопросы о реформировании ситуации в кино, потому что при том, что уже появились нефтяные деньги, они вкладывались во что угодно, но киноиндустрия Азербайджана до сих пор находится в чудовищном, полуразвалившемся состоянии.

Он согласился тогда с моими доводами, вышли его распоряжения, где была изложена программа развития азербайджанского кино. И я называл это даже каким-то переворотом, но фактически власть перешла - то, что было видно нам снизу, - в руки к пяти-шести отъявленным бесчестным жуликам, которые чудовищно управляют республикой.

Все связывают это, конечно, и с самим Алиевым, но четко это проследить очень непросто. Людей сотнями-тысячами выкидывают из квартир, отнимают у них дома, все выборы, это началось еще при Алиеве-старшем, еще с 1993 года, подтасованные, по сути говоря, народ лишен своего конституционного права самому формировать власть.

- Есть ли у вас готовая концепция для решения самого главного в современной истории азербайджанского вопроса, Карабахского конфликта?

- У меня нет такого решения и его не может быть, потому что это связано со сложнейшей геополитической ситуацией, с интересами соседних стран, не только Армении и Азербайджана. Это очень сложный узел, этим вопросом занимаются уже многие-многие годы, и пока никаких достаточно действенных решений нет.

Я абсолютно убежден, что решению вопроса мешает ситуация в Азербайджане, потому что, когда я говорю о том, что армяне Нагорного Карабаха, это граждане Азербайджана, они должны иметь такие же права, как и азербайджанцы, и ни в коем случае их нельзя называть «врагами», то меня обвиняют в проармянских настроениях, что есть бред.

Но это - абсолютная истина: если жители Карабаха видят, в каком чудовищном состоянии находится Азербайджан, как грубо попираются права людей, как тотальная коррупция пронизала все слои общества, то естественно им не хочется, чтобы Карабах оставался в составе Азербайджана. То есть один из путей решения – это нормализация ситуации в Азербайджане, попытка убедить самих людей, других способов нет.

Пока жители Нагорного Карабаха не хотят жить в Азербайджане, никто в мире их не сможет заставить. Работа должна идти с ними. А работа может идти только тогда, когда они увидят, что к ним искренне относится азербайджанский народ, что они часть народа, что они могут жить в безопасности в этой стране.

Все это не делается руководством Азербайджана, этим пренебрегают и отсюда нежелание оставаться в составе Азербайджана. Остальные проблемы связаны с общей геополитической ситуацией, и без вмешательства супердержав этот вопрос решить невозможно.

- Вы не боитесь ареста в Азербайджане, когда приедете?

Р.И.: Я боюсь и ареста, я боюсь и убийства, я нормальный человек. Вы знаете, сейчас арестован Ильгар Мамедов, замечательный молодой человек, один из лидеров молодежного движения ReAl, ни за что сидит в тюрьме, только потому что он критически высказался и вообще заявил, что собирается участвовать в президентских выборах. То есть любого потенциально опасного человека алиевский режим старается обезвредить, поэтому все эти опасности несомненно существуют.

- Некоторые видят в вас руку влияния России в Азербайджане.

- Мне задали этот же вопрос, когда я уезжал из Москвы: не является ли тот Национальный совет, который я создал, проектом Москвы? На это я ответил, что проектом Москвы является правительство Ильхама Алиева.

Путин не раз говорил о том, что он поддержал его кандидатуру по просьбе отца (Гейдара Алиева - прим.ред.), и у Азербайджана очень хорошие отношения с Россией, эмиссары ездят и туда, и сюда, огромное количество совместных проектов, дружба и так далее. Вот проект Кремля.

А что касается того, что мы создали в Москве так называемый САОР (Совет азербайджанских обществ России), куда вошли несколько человек и в том числе два-три очень богатых человека, то эта организация занимается только судьбой азербайджанцев в России, мало того, люди, которые туда вошли, довольно близкие президенту Азербайджана.

- Но при этом эта организация готова поддержать вас, если вы будете выдвигаться?

- К сожалению, она категорически не хочет меня поддерживать, потому что это очень осторожные люди, и они не хотят вмешиваться в политику.

BBC Russian

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG