Доступные ссылки

Крупнейшие города Бразилии охвачены масштабными акциями протеста, в которых принимают участие сотни тысяч человек. Это стихийное социальное движение, организованное через социальные сети; главные лозунги протеста – борьба с бедностью, коррупцией, полицейским произволом. Демонстрации захватили и те города, где проходит крупнейший футбольный турнир года – Кубок конфедераций. В соревнованиях принимают участие лучшие команды всех континентов. Среди лозунгов демонстрантов – отказ от проведения в Бразилии чемпионата мира 2014 года, по мнению активистов протеста, наложившего на страну непосильное финансовое бремя и сопровождающегося крупными коррупционными скандалами.

Общественные протесты с некоторых пор сопровождают почти каждое спортивное мероприятие подобного размаха. Пожалуй, самым ярким примером может служить несостоявшаяся зимняя Олимпиада 1976 года в Денвере. Правда, протест там имел более цивилизованные формы: жители города, недовольные затратами на Игры и, как они считали, потенциальным ущербом для инфраструктуры и экологии города, провели референдум, по итогам которого город отказался проводить Игры, и ситуацию тогда спас австрийский Инсбрук, вызвавшийся заменить Денвер в качестве олимпийской столицы.

Разворачивались и протесты вокруг Олимпийских игр в Пекине-2008, Ванкувере-2010 и Лондоне-2012. Все они в основном были связаны с экономическими и экологическими проблемами, хотя, разумеется, рядом пристраивается и большая политика. Особенно это заметно в странах авторитарного типа – скажем, в Китае было много протестов по поводу положения местных диссидентов, а в России противники Игр в Сочи, например, Борис Немцов, используют их для резкой критики политической и экономической модели правления Владимира Путина. Но поскольку Международный олимпийский комитет после взаимных бойкотов Олимпийских игр 1980 года в Москве и 1984 года в Лос-Анджелесе принял решительные меры по недопущению подобных акций, шансы протестующих на успех и на реализацию их требований практически равны нулю.

Действия демонстрантов в Бразилии вполне вписываются в подобного рода события. С поправкой на бразильский темперамент – стычки с полицией, поджоги автомобилей и мусорных баков, погром в здании городского собрания Рио-де-Жанейро и здании парламента в Бразилиа. Немалая часть бразильцев полагает, что многомиллиардные средства, потраченные на строительство и реконструкцию стадионов, следовало бы направить на решение острых социальных проблем страны. Многие также выступают против явной коммерциализации футбольных соревнований. Недовольство и социальной политикой, которую проводят власти, и экономической ситуацией в стране оказалось настолько серьезным, что футбольные интересы отошли на второй план. Разумеется, манифестанты, как пишет Reuters, танцевали, но одновременно агентство приводит их лозунги: "Люди проснулись" и "Бразилия меняется". И тут стоит всерьез задуматься: как же надо довести самую футбольную в мире нацию, чтобы футбол использовался как повод для политического карнавала.

Ситуация в Бразилии тем показательнее для России, что именно в этих странах проводятся или вскоре будут проводиться крупнейшие спортивные мероприятия. В Бразилии это Кубок конфедераций по футболу 2013 года, чемпионат мира по футболу 2014 года и летняя Олимпиада 2016 года. В России все примерно так же, но в другом порядке: 2014 год – зимняя Олимпиада, 2017 год – Кубок конфедераций по футболу и 2018 год – футбольный чемпионат мира. Россия уже сейчас столкнулась с серьезным неприятием у части населения откровенно пиаровских спортивных проектов, которые связываются с именем Путина, и российской власти стоит обратить самое серьезное внимание на то, что происходит сейчас в Бразилии.
На открытии Кубка конфедераций президента Международной федерации футбола Йозефа Блаттера встретил раздраженный гул трибун стадиона в Бразилиа. Как встретят трибуны Владимира Путина на открытии Игр в Сочи, можно только догадываться. Впрочем, ему не привыкать, его однажды даже освистали на боксерских соревнованиях. И с массовыми протестами Путин пока справляется.

Кубок конфедераций этого года дает возможность очертить круг основных претендентов на борьбу за звание чемпиона мира-2014. Спортивные аспекты турнира РС обсуждает с московским футбольным комментатором Игорем Швейцером.

– В принципе, у турнира в Бразилии – две задачи. Главная – проверить страну-хозяйку предстоящего чемпионата мира на готовность. Вторая – показать самых сильных представителей каждого из континентов, каждого из лидеров конфедерации, входящих в ФИФА: как они готовы к турниру, что они умеют в данный момент. С этой точки зрения, мне кажется, турнир, в общем, интересен. Кубок конфедераций – серьезный международный турнир для представителей всех континентов, а не только Европы. Наибольшее представительство сильных сборных все-таки было в Европе, в Южной Америке их немножко меньше, потому что там бесспорные фавориты любого турнира – бразильцы и аргентинцы, а дальше уже идут вопросы. Чем больше возможностей участвовать в турнирах разных национальных команд с разным игровым стилем, тем лучше.

– Не смущает вас то обстоятельство, что уровень развития футбола на разных континентах очень разный? Подтверждение этому – участие в Кубке конфедераций сборной Таити. Понятно, что по спортивному признаку эта сборная добилась права участвовать в этом турнире как представитель зоны Австралии и Океании, но все-таки у матчей с участием такого рода команд немножко иронический оттенок.

– Безусловно, такой оттенок есть. Но таков и чемпионат мира, не так ли? Соотношение "сильный-средний-слабый" на этом турнире примерно такое же. В группе "А" вообще слабых команд нет. Бразилия и Италия очень сильны, Мексика – просто сильная команда, а японцев тоже аутсайдерами назвать нельзя, они уже давно опытные футболисты. Группа "В" немножечко послабее, но, пожалуй, только команда Таити – явный аутсайдер. Но и это как посмотреть. Ведь сборная Нигерии лет 25 назад, по большому счету, тоже не котировалась, а сейчас они играют наравне с очень крепкими середняками мирового футбола. Что касается Испании и Уругвая, то уровень этих команд давно подтвержден.

– Несколько матчей турнира уже сыграны. Как вы оцените футбольный уровень соревнований?

– Уровень игры неровный. Фавориты, бесспорно, бразильцы, как на любом турнире. Мне кажется, очень интересно наблюдать, как потихонечку приходит в себя команда Италии, как она ищет и находит свою игру. И разумеется, очень сильна сборная Испании. Про остальных участников, мне кажется, пока говорить, что они в хорошей форме.

– За год до чемпионата мира можно составить список фаворитов, если руководствоваться не только футбольными традициями каждой страны, но и сегодняшним уровнем игры команд?

– Традиция, как мне кажется, играет решающую роль, потому что уровень футбола в "сильных" странах не падает. Другое дело, что иногда в игре команд заметны колебания. По итальянцам можно судить, что они на подъеме, что они возвращаются в статус фаворита, в отличие от последних лет. Остальные ведущие команды, мне кажется, находятся на своем привычном уровне. Конечно, внимание будет обращено к бразильцам и испанцам. Испанцы – безоговорочный лидер европейского футбола последних 10 лет, а бразильцы фавориты всегда, просто потому, что они бразильцы.

– У вас нет ощущения, что сборная Испании, чемпион мира и Европы, исчерпывает свой потенциал? Может быть, Бразилия будет последним большим турниром этого поколения?

– Одним из последних – наверняка. До следующего чемпионата мира – через пять лет – большинство нынешних футболистов сборной Испании уйдут на покой. Другое дело, что состав испанского чемпионата настолько силен, а система воспроизводства игроков в этой стране настолько хороша, что, скорее всего, сборная смены поколений не почувствует. По крайней мере, быстро падения уровни игры заметно не будет.

– В чем причины того, что сильные, с богатыми футбольными традициями страны испытывают спады и падения в игре? Скажем, сборная Голландии или сборная Франции, которые были среди лидеров европейского футбола, в последние годы вдруг перестали играть так, как играли раньше. Вы сказали и о сборной Италии, которая возвращается сейчас в форму.

– Итальянский футбол сильно пострадал из-за коррупционных скандалов и из-за того, что у итальянцев был некоторый дефицит талантливых игроков, по сравнению с прежними периодами. В1990-е годы в Италии было запредельное количество очень талантливых футболистов созидательного амплуа. С французами произошло примерно то же самое (с той разницей, что у них не было таких скандалов): у них вообще-то никогда не было избытка игроков созидательного плана, которые могли бы строить игру. Плюс нужно не забывать о факте внезапности: французы все-таки "вдруг" выиграли домашний чемпионат мира 1998 года. У голландцев другая ситуация: в Нидерландах национальный чемпионат сильным не назовешь, он просто крепкий, во многом даже сравним с российским чемпионатом, другое дело, что у них играют свои футболисты, а у нас чужие. У голландцев тоже возникали поколенческие проблемы. В 1980-90-е годы хватало талантливых игроков – Гуллит, Райкаард, Ван Бастен, Куман, братья Де Буры, потом было еще одно замечательное поколение – Бергмамп, Клюйверт и многие их ровесники, а вот среди нынешних футболистов большого количества звезд такой яркости нет. Даже Ариэль Робин, который выиграл Лигу чемпионов с "Баварией" в этом году, – игрок не такого высокого уровня, он "звезда" по голландским меркам,считает московский спортивный журналист Игорь Швейцер.

Радио Свобода

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG