Доступные ссылки

Путин защищает Асада. И себя?


Барак Обама и Владимир Путин на саммитте "Большой восьмерки"

Барак Обама и Владимир Путин на саммитте "Большой восьмерки"

Готовность российского президента Владимира Путина пойти на открытый конфликт с коллегами по "Восьмерке", отказавшись поддержать проект коммюнике с требованием к Башару Асаду уйти в отставку, для американских комментаторов – ключевое событие завершившегося во вторник саммита G8. Хотя трактовка того, что произошло на саммите в Северной Ирландии, варьируется, по мнению многих экспертов, такой исход не дает поводов для оптимизма относительно скорого завершения сирийского конфликта и перспектив отношений Москвы с западными столицами.

Информационное агентство Reuter’s объявило, что "Путин торпедировал попытки "Большой восьмерки" изгнать Асада". Газета The Christian Science Monitor задает вопрос: "не последует ли за изоляцией Владимира Путина на саммите в Северной Ирландии превращение "Большой восьмерки" в "Большую семерку плюс Россию"? "Саммит "Большой восьмерки" привел к сирийскому тупику", - пишет The New York Times.

Судя по всему, Вашингтон и его ближайшие союзники не ожидали, что Владимир Путин, вопреки традициям "Большой восьмерки", воспользуется этим форумом для того, чтобы публично обрушиться на своих партнеров с критикой намерений начать поставки вооружений сирийской оппозиции, отстаивая при этом право России вооружать сирийскую армию. Остальные участники переговоров, как считают аналитики, надеялись на то, что Путин, пусть и в дипломатичной форме, поддержит идею отстранения Асада от власти, поскольку, как выразился британский премьер-министр, невозможно представить, что человек, чьи руки в крови соотечественников, будет играть роль в жизни страны в будущем.

Надежды западных лидеров, что Россия может стать партнером в разрешении сирийского кризиса тщетны, потому что они склонны упускать из вида один из основных мотивов действий Владимира Путина, считает профессор Стивен Бланк, военный эксперт:

- Дело в том, что для Путина ставкой в этой ситуации является не будущее Сирии, а будущее России. Он, я думаю, верит в то, что Соединенные Штаты пытаются, поддерживая демократию в разных концах мирах, подорвать систему правления, которую он создал в России. Он рассматривает сирийский конфликт в контексте этих усилий США и готов сделать все, чтобы не допустить падения союзного режима. Сюда, конечно, примешиваются и желание сохранить остатки геополитического влияния России, соображения престижа, ему хочется, чтобы Москву воспринимали серьезно. Но главное заключается в том, что он видит в этих предложениях злой умысел Вашингтона, попытку демократизировать страны, сходные по форме правления с Россией, страны, находящиеся в ее сфере влияния, и он не позволит этого сделать.

- Интересно, что при этом многим американцам и британцам близок аргумент Путина, согласно которому вооружение сирийской оппозиции – опасная идея, что западное оружие попадет в руки радикалов, которые используют его против западных стран. Как вы относитесь к такому тезису российского президента?

- Это проявление крайнего лицемерия. Российское оружие поступало колумбийской террористической группе "Фарк", различным африканским режимам, Ирану. Сирийский режим поставлял российское вооружение радикальному движению "Хезбалла" с санкции Москвы.

- Вы считаете, что Вашингтон начнет поставки вооружений противникам режима Асада? Как далеко может зайти такая помощь? Вероятно ли, например, установление бесполетной зоны в сирийском воздушном пространстве?

- По моему мнению, Соединенные Штаты действуют с громадным запозданием. Вашингтон давным-давно должен был помочь оппозиционным силам организоваться, а не отдавать инициативу суннитским исламским радикалам. Сейчас дело дошло до использования режимом Асада химическое оружия. Пока Асад остается у власти, Сирия будет оставаться очагом дестабилизации. Соединенные Штаты вынуждены в такой ситуации действовать. Поставки оружия повстанцам – это решенный вопрос. Я не исключаю, что будет принято решение и об организации бесполетной зоны – с согласия или без согласия на это России. И я не думаю, что она остановит Запад или даже рискнет это сделать.

Публичное противостояние Москвы и Вашингтона по принципиальному вопросу заставило некоторых критиков президента Обамы, например, бывшего посла США в ООН Джона Болтона, заговорить, что это новое свидетельство серьезных внешнеполитических просчётов главы Белого дома, среди которых и ставка на широкое сотрудничество с Кремлем. Сам президент Обама, впрочем, предпочел привлечь внимание к тому, что связывает две страны, например, обоюдное желание остановить насилие в Сирии. Как пишут американские комментаторы, он продолжает надеяться на сотрудничество с Россией и по иранской ядерной проблеме.

Радио Свобода
XS
SM
MD
LG