Доступные ссылки

Оппозиция построилась «черепахой» и выставила щитом Ибрагимбекова


Ильхам Алиев и Рустам Ибрагимбеков

Ильхам Алиев и Рустам Ибрагимбеков

Наконец оппозиция выбрала правильную тактику боя. По большому счету, выбирать-то было не из чего. К объединению оппозицию призывали все, даже само заскучавшее от мелких политических интриг и заигрываний правительство. Правда, оно предлагало делать это по совсем другой формуле и уж точно не под предводительством Рустама Ибрагимбекова, именитого, серьезного и удачливого мастера искусства, которого власть, по собственной недальновидности и жадности, превратила в своего грозного врага.

Новое построение оппозиции «черепахой» и выставление в качестве щита Ибрагимбекова сулит власти немало проблем. В неторопливости этой «черепахи» чувствуется мудрость. Посудите сами: люди требовали от оппозиции провозглашения Национального Совета именно в праздничный день – 28 мая: народу нравится привязанность принятия важный решений к знаменательным датам. Ибрагимбеков не стал спешить, дождался выяснения всех вопросов между объединяющимися сторонами. Протестный электорат заволновался, а власти обрадовались, когда второе заседание Национального Совета, где собирались объявить имя единого кандидата от оппозиции, не удалось провести в назначенный день - 28 июня. Ироническая улыбка на лице пропровительственных СМИ зацвела многочисленными статьями. Руководство Совета и тут не стало пороть горячку. Зато через несколько дней, 2 июля, кандидатура Ибрагимбекова была поддержана единогласно всеми силами, входящими в большой альянс. Кстати, некоторые члены Национального Совета сами не ожидали такого.

Что противопоставит этой мудрости и сплоченности власть? Ведь у нее тоже имеются свои центры изучения общественного мнения, она хорошо знает, что уже изрядно надоела большей части населения страны, которой верховодит, однако до сих пор утешала себя тем, что оппозиции не хватит организованности и ума вести за собой протестный электорат. Может быть, правительство надеется на свой огромный капитал, деньги? Но ведь новый формат единения со множеством связок и подвязок практически лишает оппозицию самого большого ее недостатка – отсутствия необходимых финансовых средств. А может быть власть бросит в бой свои СМИ и информационные ресурсы? Только в век Интернета и у оппозиции немало таких ресурсов. Что же касается так называемых «независимых» газет, агентств и телерадиокомпаний, которых правительство держит на коротком поводке, они первыми же на него и набросятся, как только власть пошатнется, мстя за годы унижения. И она, власть, это прекрасно знает. Так что же остается? Водометы, газовые бомбы и резиновые пули? Аргумент нешуточный. Недавно видел отчет о совсем свежем опросе то ли общественного, то ли экспертного мнения: 16% участников опроса считают, что при неблагоприятном для себя исходе выборов власти не станут применять силу против народа. Хочу сказать, что я как раз в числе 84-хпроцентного большинства. Помню, в октябре 2003 года, беседуя с одним высокопоставленным чином, я пожаловался на чрезмерную жестокость и поспешное применение силы против протестующих со стороны власти. Чин возмутился: «Да вы что, еще полчаса задержки или чуть-чуть мягкотелости и власть ушла бы из рук!»

Некоторые, с кем я обсуждал будущее Национального Совета, считают, что самая большая для него опасность исходит изнутри. Захотят ли закостенелые оппозиционеры настойчиво добиваться кардинального изменения ситуации, рискуя потерять даже то, что имеют? Быть лидером оппозиционной партии – не самая приятная вещь, но все же имеет некоторые привилегии в виде права на владение определенной движимостью и недвижимостью. Мне же после 2 июля эта опасность кажется не столь очевидной. В конце концов, не только оппозиция, но и многие чиновники, бизнесмены, руководители среднего звена, имеющие гораздо больший доступ к общественным благам, устали от этой бесконтрольности власти, вседозволенности, атмосферы безнаказанности, царящей в верхах. Чем ближе к выборам, тем больше вы в этом убедитесь. Мне представляется, что другая опасность – вероятность попытки удержать власть силой в случае проигрыша на выборах – является гораздо более реальной.

Удастся ли тогда «волкодаву» власти разгрызть панцирь мудрой «черепахи» - зависит от многих факторов. Я бы вообще предложил с помощью международных организаций заключить пакт между всеми участниками выборов о неприменении грубой силы при любом итоге голосования, да боюсь выглядеть идеалистом. Хотя, почти год назад, когда писал о возможной кандидатуре Рустама Ибрагимбекова на пост президента, некоторые искушенные в политике люди также называли меня идеалистом.

Было это так. В начале августа 2012 года я написал статью о травле Рустама Ибрагимбекова и о его роли в общественно-политической жизни Азербайджана. В первом варианте статья завершалась следующими словами: «…Ибрагимбеков – один из лучших сценаристов в мире. Надо будет при встрече спросить, чем закончится его очередной сценарий. Не удивлюсь, если в одной из частей этого сценария мы увидим автора в образе кандидата в президенты». Но я подумал, что мои слова могут быть неправильно истолкованы, не понравятся самому Ибрагимбекову, мнением которого дорожу. Если он, конечно, статью прочитает. Позвонил близкому другу (теперь могу сказать и соратнику) Ибрагимбекова, потом посоветовался с редактором газеты, где хотел опубликовать материал. И снял последнее предложение.

Теперь ни с кем советоваться не буду, и скажу: многие убеждены, что честные и справедливые выборы будут за Ибрагимбековым. При этом очень хочу, чтобы нам удалось сделать все возможное для мирного решения политических споров. И чтобы в конце никому не приходилось вспоминать крылатое выражение из «Белого солнца пустыни»:

- Саид, как ты здесь оказался?
- Стреляли.

Ведь Восток – дело тонкое.

Статья отражает точку зрения автора

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG