Доступные ссылки

В понедельник, 12 августа, начинается визит в Баку президента Российской Федерации Владимира Путина. Повестку саммита комментирует профессор Городского колледжа Нью-Йорка Ражано Менон.

– Визит Путина в Азербайджан не раз рассматривался в прошлом, и всякий раз откладывался. В чем была причина срывов?

– Я бы выделил несколько факторов. Во-первых, это проармянская политика России по Нагорному Карабаху, который является самой болевой точкой и внутренней, и внешней политики Азербайджана. Во-вторых, это общая прозападная ориентация бакинского руководства, курс на сближение с европейскими экономическими и военными структурами вплоть до возможной в них интеграции; периодически мы слышали даже разговоры о развертывании военных баз США в Азербайджане, что очень нервировало Москву. Сегодня такие разговоры уже не ведутся. В-третьих, Россия и Азербайджан расходились по режиму эксплуатации природных богатств Каспийского моря, и если Москва настаивала на том, чтобы маршруты нефтегазопроводов через Каспий разрабатывались на основе консенсуса всех заинтересованных сторон, включая Иран, то Баку хотел делать это в одностороннем порядке. Эти разногласия не устранены, они только приглушены. Но для такого прагматичного политика, как Путин, этого достаточно, чтобы нанести визит в столицу государства, ставшего за последние годы очень важным игроком в регионе, конвертирующим накопленные нефтяные богатства в дипломатические активы. Россия, если угодно, предлагает этому важному игроку "восточную опцию" в качестве альтернативы постепенному и полному его поглощению Западом.

– Второй названный вами фактор, общая прозападная ориентация бакинского руководства, это, наверное, то, что больше всего тормозило азербайджано-российские отношения?

– Азербайджан, Узбекистан, Грузия при Саакашвили, республики Балтии, все они совершенно сознательно хотели обособиться от России. А Россия, как при Ельцине, когда она была слаба, так и при Путине, когда она стала сильнее, видит все эти страны в своей законной сфере влияния, ну хотя бы просто в силу их географического положения. Такие уж карты у политических географов Кремля. Я не исключаю, что как региональный гегемон Россия в какой-то момент возьмет на себя решение карабахской проблемы на двусторонней основе с Арменией. Правда, для этого ей придется убедить Баку в том, что она может быть в этом начинании честным посредником. Допускаю, что своим визитом Путин делает шаг в этом направлении.

– Профессор Менон, ожидаете ли вы прорывных соглашений на предстоящем саммите?

– Нет, поскольку вопросы, которые вошли в повестку дня, только начали прорабатываться. Главная цель встречи, как мне кажется, это улучшить общую атмосферу двусторонних отношений, удалить из них негативный осадок, который оставили прекращение аренды российской стороной Габалинской радиолокационной станции и отказ азербайджанской стороны от эксплуатации нефтепровода Баку – Новороссийск. Впрочем, какие-то договоренности в энергетической области могут быть достигнуты. У России и Азербайджана есть соглашения о разделе продукции. Более того, Азербайджан недавно сыграл на мировом газовом поле в пользу России, договорившись с Турцией о замене проекта Nabucco, который был очень невыгоден Москве, проектом TANAP. Хотя тот тоже конкурирует с газпромовскими поставками в Европу, но оттягивает на себя куда меньше потребителей российского газа. И этот факт был, несомненно, отмечен Россией. Для нее это весьма важно именно сейчас, когда спрос на российский газ в Европе падает, и Россия переориентирует свой экспорт в сторону Китая.

– Комментаторы обращают внимание на то, что Путин приезжает в Азербайджан в канун выборов главы государства и что его визит поднимет престиж Ильхама Алиева. Акцентируется также, что в республике недавно побывал соратник Путина, президент "Роснефти" Игорь Сечин. Ваша оценка: насколько это важно?

– Алиеву не очень нужна электоральная поддержка со стороны Путина, все прекрасно понимают, кто победит на этих выборах, и тот факт, что Азербайджан, несмотря на прозападную направленность, является по-прежнему авторитарным, мог сыграть определенную роль в том, что отношения с Азербайджаном никогда не деградировали до уровня отношений Москвы с Грузией. Что касается присутствия Сечина в Баку, то это меня не удивляет, ведь "Роснефть" пытается всерьез конкурировать с "Газпромом" в области экспорта газа, и ей для этого нужны партнеры. Если и не сию минуту, то не в столь отдаленном будущем.

– В повестке дня встречи Алиев – Путин будут, предположительно, фигурировать также Иран, Сирия и Египет…

– Отношения Баку и Тегерана очень непростые, так что меня ничуть не удивляет включение Ирана в повестку саммита, особенно в свете тесных связей Азербайджана с Израилем, в том числе военных. Я могу также понять, почему номинально мусульманскую, но, по сути, светскую Республику Азербайджан может тревожить перспектива прихода к власти в Сирии радикальных суннитских группировок. Относительно Египта я допускаю, что России и Азербайджану может хотеться играть там некую роль, но совершенно непонятно, как они ее получат. Кроме США, боюсь, сегодня на Египет никто влиять не в силах.

Из Баку Владимир Путин вылетает в Тегеран. Это первый в истории двусторонних отношений визит российского лидера в Иран. Путин станет также первым иностранным руководителем, встречающимся с новым президентом Ирана Хасаном Рухани.

Радио Свобода
XS
SM
MD
LG