Доступные ссылки

«Я не могу указывать президенту России»


Рустам Ибрагимбеков

Рустам Ибрагимбеков

Адвокат кандидата в президенты от объединенной в НСДС оппозиции, известного киносценариста и режиссера Рустама Ибрагимбекова подает в суд на решение Центризбиркома Азербайджана, ранее не утвердившего его кандидатуру для участия в предстоящих 9 октября президентских выборах. Сам Ибрагимбеков считает, что одной из причин не пустить его на выборы стала шумиха вокруг заговора, который, по информации азербайджанской прессы, якобы готовили в Баку замглавы кремлевской администрации Вячеслав Володин и министр иностранных дел России Сергей Лавров с участием самого сценариста. Об этой и других причинах отказа Рустам Ибрагимбеков рассказал газете Взгляд.

- Рустам Мамедович, как бы вы объяснили своим избирателям, насколько обоснованны претензии Центризбиркома по поводу наличия у вас второго – российского – гражданства? Известно, что в ЦИК вы подавали среди необходимых бумаг и справку «об отсутствии обязательств перед Россией». Это значит, что российского гражданства у вас все-таки нет?


- В конституции Азербайджана ни слова не сказано о втором гражданстве. Там сказано о двойном гражданстве, то есть запрещается человеку участвовать в выборах с двойным гражданством. Двойное гражданство предполагает специальный международный договор между Россией и Азербайджаном. Такого договора нет. Второе гражданство Азербайджан вообще не признает.

Никаких претензий, связанных конкретно со вторым гражданством, они не могут мне предъявить. Остается требование по поводу обязательств перед страной в связи с долгим пребыванием. Вот эти документы я представил, что у меня нет никаких обязательств. И одновременно представил документы по поводу использования о выходе, то есть при минимальном уровне доброй воли они спокойно могут меня зарегистрировать. Документы принимают только в том случае, если у меня нет обязательств, иначе у меня их не приняли бы. Я представил доказательства, что у меня нет никаких обязательств, нет ни бизнеса, ни недвижимости, я не плачу налоги, я не военнообязанный.

Как известно, требования, связанные с обязательствами, в гражданском кодексе сформулированы неверно и противоречат международным нормам. А поскольку Азербайджан подписал эти конвенции, а в таких случаях возникает противоречие, верх берут международные обязательства. Поэтому то, что там написано, – это достаточно размыто и с точки международного права ущемляет мои гражданские права.

Но самое главное – еще один довод, который они привели, – это то, что за последние 10 лет я был в Баку тысячу с чем-то дней. Это вообще бред сивой кобылы. В конституции написано – не последние 10 лет, а 10 лет пребывания. А если бы я был полярником, я не мог быть президентом только потому, что часто уезжаю из Баку? Я живу в Баку, голосую, руковожу театром, руковожу большой организацией, принимаю участие в политической жизни. А то, что я часто уезжаю, – это связано с моими служебными обязанностями. Нелепость этого требования объясняет всю их позицию. Поэтому в четверг мой адвокат подает в суд, будем разбираться, хотя в стране нет ни выборов, ни судов.

- Насколько известно, информацию о вашем российском паспорте Баку предоставило российское посольство. У вас есть претензии к посольству? Должны ли были дипломаты скрыть этот факт? Но из ваших слов следует, что вы никогда не скрывали наличие второго паспорта?

- Никогда не скрывал. Это очевидный факт. Я всегда говорю, что у меня второе гражданство, которым я горжусь. Российский посол подтвердил то, что является фактом. В связи с выборами я должен выйти из гражданства.

- Формально вы еще не вышли из российского гражданства?

- Президент России мог бы в порядке исключения пойти мне навстречу, но тогда он пошел бы на серьезные процессуальные нарушения. Поэтому требовать от него этого я не могу. Это тоже акт доброй воли. Но, видимо, Путин не счел это необходимым. Я же не могу указывать президенту России, что он должен делать. Он не счел возможным в порядке исключения ускорить эту процедуру, которая обычно занимает несколько месяцев. Я не вправе на него обижаться, но понимаю, что это в определенной мере связано с его визитом в Азербайджан. Видимо, там по этому поводу говорили. Это мои домыслы.

Еще до визита российского президента вся пресса трубила о том, что якобы в России готовился большой заговор, возглавляемый, с одной стороны, замглавы президентской администрации Вячеславом Володиным, а с другой – министром иностранных дел России Сергеем Лавровым. К ним примкнули несколько азербайджанцев из так называемого клуба миллиардеров, и они готовили в Баку
переворот. На первый взгляд, это абсолютный бред. Но дело в том, что они, создавая такие мифы, под это дело сажают людей. В 2005 году они придумали нечто похожее, связанное с США. Потом все это лопнуло как мыльный пузырь, но люди до сих пор сидят в тюрьме: два министра и еще несколько человек.

Сейчас власти уже подбросили оружие бывшему министру экономических связей и сказали, что это террористическое крыло Национального совета, который я возглавляю. То есть это постоянная провокационная деятельность.

- Почему вы не вернулись в республику даже сейчас, накануне президентской кампании? Правда ли, что вы опасаетесь ареста из-за обвинений в финансовых нарушениях в возглавляемом вами Союзе кинематографистов республики?

- Лично мне ничего не предъявляется, никакого дела против меня не возбуждено. Но нелепые обвинения в неуплате налогов предъявлены фестивалю «Восток-Запад», вице-президентом которого я являюсь. Но я не являюсь материально ответственным лицом, не подписываю никаких бумаг. Это все дутые обвинения директору фестиваля. Но все дело в том, что я знаю, на что способны наши власти. Поэтому я скорее опасаюсь, что у меня возьмут подписку о невыезде и тем самым парализуют всю нашу деятельность, потому что я выдвинут единым кандидатом от Национального совета.

Создание Национального совета – это историческое событие. Впервые за 20 лет оппозиционные силы объединились. Большинство остановились на мне. Это было неожиданным для меня. Я долго отказывался, но меня все-таки вынудили пойти на это. Чтобы сохранить единство Национального совета, пошел на выборы. Я, находясь за пределами Азербайджана, приношу гораздо больше пользы, нежели если окажусь там и лишусь возможности выезжать.

- Многие не помнят, что вы по первому образованию – нефтяник. В случае вашего прихода к власти изменилась ли бы политика Баку по поводу строительства нефте- и газопроводов через Россию и в обход ее через Турцию?

- Я по образованию не столько нефтяник, сколько специалист по оптимальному управлению и регулированию больших систем. В случае избрания президентом Азербайджана у меня готова четкая программа на первые два года, после чего я подписал обязательство уйти в отставку. Что касается вашего вопроса, это компетенция вновь избранного парламента, нового правительства и вновь избранного президента через два года. Если говорить обо мне, то я делал бы все для того, чтобы добрососедские отношения с Россией укреплялись и развивались. За два года мы должны сохранить все международные обязательства страны. За это время мы избираем новый парламент, проводим референдум и меняем власть в сторону усиления парламента и ослабления президентских полномочий. Затем избирается новый президент.

- Изменился ли уровень доверия к России у рядовых азербайджанцев после недавних зачисток на московских рынках, после массовых облав? В целом уровень пророссийских настроений снижается или растет?

- Основная масса народа относится к России очень хорошо. Более двух миллионов азербайджанцев работают в России, часть из них получили российское гражданство. Это очень большая помощь народу. В сельских районах детей отдают в русские школы, потому что понимают, что они поедут работать в Россию, а в Азербайджане они могут не найти себе работу. Но многие политики, в основном проправительственные, все еще настороженно относятся к России в связи с какими-то воспоминаниями времен СССР.

Не думаю, что зачистки могли сильно повлиять на негативное восприятие России. Эти действия российских властей направлены не просто против азербайджанцев, а против мигрантов вообще. Конечно, это у многих вызывает недовольство. В России часто делают это грубо, и толком не знаешь, какая истинная цель за этим. Это серьезная проблема. Ее надо решать. Есть цивилизованные методы решения. Во всем мире есть потребность в мигрантах, все это носит более цивилизованный характер, чем в России. Видимо, кто-то на этом хорошо зарабатывает.

- Вы сказали, что впервые за долгие годы оппозиция сумела объединиться. Какие факторы заставили ее консолидироваться?

- Первые годы после прихода к власти Гейдара Алиева оппозиция представляла собой остатки той оппозиции, которая существовала еще до его прихода. Тогда она была не очень популярна, потому что народ ждал от Алиева очень многого, многое ему удалось сделать. Но постепенно режим менялся. Начиная с 2003 года, с приходом Ильхама Алиева, четко обозначился авторитарный привкус власти с постепенным ужесточением. Сейчас можно говорить, что это достаточно жесткая диктатура. Все это и привело к тому, что ряды оппозиции расширились. Появилось много молодежи, которую не устраивает происходящее в стране. Интеллигенция вмешалась в этот процесс. Но многие годы оппозиция была разобщена. Это было не просто разобщение, были даже непримиримые расхождения. Все это накапливалось в течение 20 лет. И мне удалось ее объединить. Мы создали Национальный совет именно потому, что я далекий от политики человек, равноудаленный от всех партий, и они прислушались. Я думаю, что он будет продолжать влиять на политическую жизнь страны вне зависимости от результатов выборов.

- Насколько это повысит шансы оппозиции, хотя ясно, что все равно победит один кандидат?

- Если бы в Азербайджане были бы нормальные выборы, а последние 20 лет они не проводятся, то я абсолютно убежден, что представитель оппозиции выиграл бы. Но уже сейчас людей так запугивают, что они понимают: они под контролем, потеряют работу. Поэтому они иногда голосуют против своего желания. Фактически все результаты подтасовываются, какие бы наблюдатели ни были. Вот все это вместе приводит к тому, что какая бы картина на самом деле ни была, в конце концов результаты будут в пользу ныне действующего президента.

За власть никто не борется просто так. Речь идет о том, чтобы изменить политический режим в стране. Если сам Алиев пойдет на это, то пускай остается президентом третий и четвертый раз, хоть это и нарушение. Речь идет об изменении режима, а не захвате власти. Этого многие люди не понимают. Многие из оппозиционеров не хотели бы быть президентом. Кому это нужно? Речь идет только об одном: жить так дальше невозможно. Коррупция тотальная. Уровень образования резко упал. Достойные люди не могут получить работу. Молодежь бежит из страны. Все это требует коренного изменения.

contact.az
XS
SM
MD
LG