Доступные ссылки

Попросить прощения за Сребреницу


Альма Мустафич, дочь одного из погибших в Сребренице, после решения нидерландского суда

Альма Мустафич, дочь одного из погибших в Сребренице, после решения нидерландского суда

Верховный суд Нидерландов признал ответственность этого государства за гибель троих боснийских мусульман, убитых армией боснийских сербов после падения анклава Сребреница в 1995 году. Анклав находился под защитой нидерландского батальона сил ООН (Датчбата). В 2011 году аналогичный вердикт об ответственности Нидерландов уже выносился гаагским судом, но был обжалован. Новый вердикт обжалованию не подлежит. На практике решение суда будет означать выплату компенсаций родственникам погибших (о размере компенсаций пока говорить рано), а также определенные политические шаги. Широко обсуждается, например, необходимость принесения запоздалых официальных извинений от имени нидерландского правительства. Ситуация парадоксальная, ведь именно в Нидерландах, где находится Международный трибунал по военным преступлениям в бывшей Югославии, сейчас судят главного подозреваемого в геноциде боснийских мусульман в Сребренице Ратко Младича.


Судебное разбирательство по делу голландских миротворцев длилось 11 лет. Истцы – переводчик Датчбата Хасан Нуханович, потерявший родителей и брата, а также жены и дочери погибшего электрика того же батальона Ризо Мустафича. Семьи Нухановича и Мустафича пытались укрыться от армии генерала Младича на территории военного лагеря голландцев в деревне Поточари (в 6 километрах от Сребреницы), но были вынуждены покинуть лагерь по приказу командования миротворцев. Три человека были убиты. Всего же в Сребренице тогда погибли около 8 тысяч местных жителей. В марте этого года нидерландская прокуратура отклонила иск Хасана Нухановича непосредственно к командиру Датчбата в Сребренице Тому Карремансу и его помощникам.

Хасан Нуханович по телефону из Сараево объяснил, почему решил подать иск против Нидерландов: «Причина очень проста: голландцы приехали в мою страну и поступили очень неправедно, и я поехал в Нидерланды, чтобы показать им, что это — еще не конец истории. Я очень долго пытался отыскать справедливость за пределами зала суда — в суд я подал иск только в 2002 году: для того, чтобы голландская сторона признала правду, как все было на самом деле. Потому что то, что произошло было больше, чем предательство. Я это сделал для моих родителей и брата, больше ни для чего». Я спросила Хасана Нухановича, принес ли ему вердикт суда удовлетворение. «Удовлетворение? Не уверен. Мне еще нужно много раз задать этот вопрос себе самому. Мне ведь пришлось годами учиться жить заново».

«В любом случае, это большая победа. Еще несколько лет назад невозможно было такое себе представить», – говорит Дион ван ден Берг из IKV Pax Christi, голландской неправительственной организации, которая с конца 90-х годов оказывала юридическую и финансовую поддержку родственникам жертв Сребреницы и лоббировала проведение честного расследования событий в боснийском анклаве. Главное, что суд признал правдивость рассказа истцов, считает Дион ван ден Берг: «Раньше, например, адвокат государства Нидерланды отрицал, что электрика Мустафича выгнали с безопасной территории лагеря Датчбата. В глаза членам его семьи заявляли, что ничего этого не было. Это очень больно. Но вердикт важен и для других родственников погибших в Сребренице мусульман. Ведь впервые суд признал, что нидерландские военные совершили что-то, чего не должны были делать. И хотя вердикт касается непосредственно лишь троих погибших, для многих других семей это означает начало признания их правоты». По словам ван ден Берга, вполне возможно, что теперь появятся и другие похожие иски. Ведь на территории лагеря Датчбата находились 239 боснийских мусульман – есть их поименный список. Эти люди пытались укрыться в лагере, их туда пустили солдаты, а затем выгнали, отправив на верную смерть.

Тогдашний министр обороны Нидерландов Йорис Воорхуве утверждает, что отдавал приказ не содействовать разделению женщин и мужчин в Сребренице. По непонятным причинам эти указания так и не дошли до лагеря в Поточари. Начальник штаба командования ООН в Сараево в 1995 году, нидерландский генерал-майор Сейс Николай, говорит, что передавал приказ командиру Карремансу в Сребренице, но тот ничего такого не помнит. В свою очередь, перед падением анклава Карреманс просил Николая передать командованию ООН просьбу о помощи с воздуха, но тот якобы дважды отказывал. В нидерландской прессе нерешительность с началом бомбардировок объясняется тем, что командование не хотело ставить под угрозу жизни солдат Датчбата. По словам Диона ван ден Берга, голландские солдаты хотели побыстрее уехать, но они не могли покинуть лагерь, пока там находились боснийские беженцы.

Американский писатель Дэвид Роде в своей книге «Безопасная Зона. Сребреница: самая страшная бойня в Европе со времен Второй мировой» еще более категоричен и утверждает, что многие датчбатовцы и вовсе были настроены просербски. Доказательств этому заявлению нет. Справедливости ради стоит отметить, что среди голландских военных в результате нападения армии боснийских сербов на Сребреницу также были жертвы и раненые. Но ни одно расследование событий в Сребренице не нашло подтверждения гипотезе, что депортировать мусульман с территории лагеря Датчбата приказал генерал Младич – в качестве условия безопасности голландцев. Все указывает на то, что это решение было принято голландской стороной самостоятельно.

Мемориальный центр Потокари - в июле этого года здесь захоронили останки 409 боснийских мусульман, жертв резни в Сребренице

Мемориальный центр Потокари - в июле этого года здесь захоронили останки 409 боснийских мусульман, жертв резни в Сребренице

Оппозиционные фракции в нидерландском парламенте высказались за то, чтобы немедленно принести официальные извинения родственникам жертв геноцида в Сребренице от имени государства Нидерланды. Правящая коалиция попросила дать правительству время. По мнению Диона ван ден Берга, если официальные извинения последуют, они должны быть искренними, а не тем реверансом, каким оказалось прошение об отставке премьера Нидерландов Вима Кока в апреле 2002 года, после публикации первого отчета о Сребренице Нидерландского института военных документов (NIOD). Эта отставка не была воспринята всерьез родственниками жерств геноцида в Сребренице, потому что Кок заявил только об ответственности «международного сообщества».

«С той же формулировкой в отставку могло бы подать правительство Сенегала — они тоже члены международного сообщества», – говорит Дион ван ден Берг. По его словам, настоящие извинения правительству Нидерландов сложно принести еще и потому, что многие политики, ответственные за решения по Сребренице, представляли правящие теперь партии. «Сегодня самым правильным решением с голландской стороны было бы пригласить родственников жертв Сребреницы в Гаагу и выслушать, наконец, их рассказ. Ведь их не приглашали на презентацию отчета Нидерландского института военных документов и даже не допустили к участию в парламентском расследовании по Сребренице. Нидерланды действительно поступят достойно, только если этих людей выслушают и по результатам встреч с ними составят текст извинений, который был бы им понятен и которому они бы поверили. В любом случае, Сребреница еще долго будет в Нидерландах актуальной темой», – заключает ван ден Берг.

По словам Хасана Нухановича, «Голландия может стыдиться того, что приняла решение о фактической передаче находившихся под ее защитой людей сербам. Она может стыдиться и того, что ей понадобилось 18 лет, чтобы признать это. Но не одна Голландия виновата в том, что произошло. К примеру, Смит (командующий миротворческими силами ООН в Боснии Руперт Смит – РС), тогда был почему-то в отпуске. Нужно, чтобы была восстановлена общая картина, а в ней были задействованы несколько стран. Россия, кстати, также отчасти виновата, ведь она поддерживала сербов изо всех сил. Нельзя было вести такую политику».

Радио Свобода
XS
SM
MD
LG