Доступные ссылки

Сирийский компромисс


Госсекретарь США Джон Керри обнимает спецпредставителя ООН по Сирии Лахдара Брахими. Справа - министр иностранных дел России Сергей Лавров. Женева, 13.09.2013

Госсекретарь США Джон Керри обнимает спецпредставителя ООН по Сирии Лахдара Брахими. Справа - министр иностранных дел России Сергей Лавров. Женева, 13.09.2013

В пятницу вечером после окончания второго дня переговоров министров иностранных дел Соединенных Штатов и России в Женеве представители американской администрации заявили в интервью американским средствам информации о том, что в результате встречи двух министров достигнут осязаемый прогресс.

В своих публичных заявлениях американские официальные лица крайне лаконичны, они ограничиваются выражением надежды на успех переговорного процесса. Президент Барак Обама, в разговоре с репортерами в пятницу после встречи в Вашингтоне с эмиром Кувейта, был более многословен. "Я поделился с эмиром надеждой на то, что встреча госсекретаря Керри и министра иностранных дел Лаврова принесет плоды, – сказал президент. – Но я повторил то, что я уже заявлял публично: что любое соглашение должно быть проверяемым и осуществимым".

Надежды на успех, судя по всему, появились после того, как Соединенные Штаты решили не настаивать на включении в текст будущей резолюции Совета Безопасности ООН принципиального прежде для США положения о том, что карой за невыполнение требований ООН могут стать силовые акции. В резолюции должны быть формально определены детали процесса, связанного с передачей сирийского химического оружия под международный контроль и его уничтожения.

Лишь около недели назад Париж представил свой проект резолюции, в котором в качестве наказания предусматривались силовые меры. Проект был с ходу отвергнут Россией, что тут же спровоцировало подозрения относительно намерений Москвы и ее подопечного, Дамаска, предложившего сдать свои химические заряды и запасы ингредиентов международному сообществу. Теперь, по словам американских дипломатов, администрация решила отказаться от включения этой меры принуждения в проект резолюции в качестве, так сказать, жеста доброй воли. У Джона Керри и его команды появилось ощущение того, что намерения Дамаска и Москвы могут быть искренними и госсекретарь решил попытать счастья. Если удастся в течение нескольких недель определить условия соглашения, то, как надеется Вашингтон, действуя в духе новообретенного согласия, быть может, удастся выйти и на мирное соглашение. Вместе с тем президент Обама продолжает настаивать на том, что Соединенные Штаты могут прибегнуть к военным ударам, если выяснится, что Сирия пытается уклониться от выполнения обещаний. Вашингтон однозначно отверг требование Асада отказаться от угроз применить силу. Именно американская угроза, по словам представителей США, вынудила Асада избавиться от своего химического оружия, и Вашингтон будет пользоваться этим инструментом. Причем люди из окружения Керри говорят, что они отводят две недели на то, чтобы разобраться в серьезности намерений Дамаска.

Любопытно, что один из уважаемых американских политиков бывший сенатор Дик Лугар, прежде сторонник воздушных ударов, выступил в поддержку попытки переговоров с Сирией. В интервью телеканалу CNN он даже попытался развеять одно из основных возражений скептиков, утверждающих, что уничтожение химического оружия в силу технических причин может стать бесконечным, многолетним практически не контролируемым процессом.

– Соединенные Штаты создали отличные технологии, о которых мы не слышим. Специальные подразделения с помощью современного оборудования способны нейтрализовывать химические заряды прямо в местах их хранения и с высокой эффективностью, – говорит Дик Лугар. – Объемы уничтожения – от пяти до двадцати пяти тонн химических компонентов в день. Эта проблема была представлена как нечто неразрешимое. На самом деле это не так. Россия и Соединенные Штаты могут каким-то образом даже объединить свои усилия для уничтожения химического оружия. По большому счету, ситуация выглядит обнадеживающей. Опять начались разговоры о международной конференции по Сирии. Я считаю, что серьезная угроза применения силы со стороны Соединенных Штатов принесла очевидные результаты, которыми мы должны воспользоваться. Лишь год назад, когда я был в России и призывал россиян озаботиться тем, как нейтрализовать сирийское химическое оружие, они отвечали, что Сирия – суверенная страна, это ее оружие, и они ничего не могут сделать, Дамаск не подписал договора о запрете химического оружия. Теперь все это предложено Дамаском и Москвой. Предложения лежат на столе.

Одним из факторов, обусловивших внезапную сговорчивость Москвы и Дамаска, может стать и доклад инспекторов ООН, подготовивших заключения по результатам анализа данных, собранных в предместьях Багдада, подвергшихся, как считается, атакам химическим оружием. В пятницу достоянием прессы случайно стали заявления Генерального секретаря Пан Ги Муна, сделанные во время закрытой для журналистов встречи в стенах ООН. Генеральный секретарь ООН, не знавший, что была включена телекамера, позволил себе откровенность, которая дала представление и о содержании доклада, и о его собственных взглядах на ситуацию. Доклад, по его словам, содержит "убедительнейшие подтверждения" фактов применения химического оружия. Он сказал, что Башар Асад "совершил множество преступлений против человечности" и, когда война закончится, начнется процесс определения вины. Генеральный секретарь посетовал на бездействие Совета Безопасности ООН, назвав это "провалом ООН".

Радио Свобода
XS
SM
MD
LG