Доступные ссылки

Личная жизнь президента Путина


Акрам Муртазаев – журналист, автор афоризмов и писатель обсуждает интервью пресс-секретаря президента России Дмитрия Пескова газете "Известия", которое прочитало десятки тысяч человек на сайте "Известия". Видимо, читателей привлекла тема – личная жизнь президента. "Зачем вам знать что-то о личной жизни Владимира Путина? – интересуется Дмитрий Песков. – Вы голосовали за президента, а не за мужика. Какой он мужик, с кем он живет – оставьте это ему". Первый вопрос Муртазаеву - думает ли избиратель, когда приходит на избирательный участок и смотрит на избирательный бюллетень перед собой, на ком женаты люди в этом списке?


Акрам Муртазаев: Дело в том, что мы голосовали не за всех людей в списке. Мы все понимали, что президентом будет Путин, голосование носило формальный характер. Его сегодня позиция, его влияние в стране таково, что он является вершителем всех судеб. В данном случае мы просто обязаны знать его личную жизнь, не вторгаться в нее, но хотя бы знать информацию. Когда мы за него голосовали, он был женат на Людмиле Путиной, женщине, которая вызывает у меня очень большое уважение. Сейчас он, может быть, не знаю, насколько верны эти слухи, он женится на другой женщине. Я думаю, что это событие достаточно политическое, обсуждать его между собой и в политическом пространстве, я думаю, вполне нормально и естественно для каждого человека, для каждого издания. Газета "Известия", которая является президентским органом печати, первая взялась за эту тему, публично вынесла в политический формат. Мы следуем этому формату, мы же его не инициировали. Поэтому, я думаю, вполне нормально и по-человечески обсудить, с кем будет президент, кто будет его спутница жизни. Тем более, мы знаем старую русскую поговорку "ночная кукушка дневную перекукует".

Елена Рыковцева: "Известия", конечно, молодцы, задали эти вопросы, но что им ответили? Давайте посмотрим, что ответил Песков. Ему говорят: было венчание на Валдае? "Хи-хи, ха-ха, какое там венчание на Валдае, он в это время был в Сочи". Народ хватается за голову, ведь непонятно, где он был в субботу? Все думали, что он был на Валдае, а Песков заявляет, что в Сочи. Народ-то понимающий знает, что в Сочи он точно зафиксировался в воскресенье, а что касается субботы, то в то, что он был в Сочи, нужно верить Пескову на слово. Вы задаете вопрос, но то, что вам отвечают, вы проверить не можете. Где был Путин в субботу?

Акрам Муртазаев: Задача Пескова – не отвечать на вопросы, а уклоняться от них. Он сделал это совершенно блистательно. По крайней мере, он своим ответом подтвердил то, что догадки людей не беспочвенны, я пришел к такому выводу. Мы знаем, что такое пресс-секретарь. Я работал с некоторыми людьми, которые были пресс-секретарями у Ельцина, по крайней мере, прекрасно знают, что это за работа. Поэтому ответ его понятен и очевиден.

Елена Рыковцева: Посмотрим опрос. Наш стажер Святослав Леонтьев спрашивал: на ком бы вы посоветовали жениться Путину? И вот что отвечали москвичи.



Елена Рыковцева: Акрам, это, по-моему, прекрасный опрос, я сейчас вас попрошу его прокомментировать. Почему он прекрасный? Потому что я вижу, что люди совершенно не владеют слухами. Они не ориентируются в том, что пишет пресса, которая называет имя Алины Кабаевой, есть еще ряд женских имен – Катя Андреева, Анна Нетребко, есть список женщин, которые казались близкими президенту, но люди об этом не знают. У меня возникло ощущение, что они ни с кем конкретно его не связывают, по крайней мере те, с кем удалось пообщаться Святославу.

Акрам Муртазаев: Я думаю, что люди продемонстрировали свою тактичность. Они не только не хотят это обсуждать, они боятся называть даже имя.

Елена Рыковцева: Тактичность или страх они демонстрировали?

Акрам Муртазаев: Девушка, которая сказала, что эта женщина должна любить одиночество, – это абсолютно точное определение. Когда человек одинок во власти, а он в силу своего положения одинок безумно – она тоже должна быть одинока. Как одинока была Людмила Путина, так и эта обречена на одиночество. Еще второе слово ключевое – любовь. Если у президента искреннее чувство, то я стал бы гораздо более снисходителен к нему.


Елена Рыковцева: Если бы это то, о чем все думают, то конечно. Потому что всем хочется верить, что да, была любовь многолетняя, которая наконец разрешилась венчанием. И тут опять облом, опять никакого венчания, опять женщина одна, если есть эта женщина, не венчанная.

Акрам Муртазаев: Мы заметим, что на фоне этих людей глаголы, сказуемые, подлежащие товарища Пескова расплывчаты абсолютно. Мы помним, как он одно время говорил, что Путин действительно нашел настоящую амфору, а потом опроверг сам себя. То есть он может говорить не совсем точно, дипломатично говоря.

Елена Рыковцева: Так же и эта церквушка вдруг всплывает когда-нибудь. Давайте послушаем, что думает Владимир Сергеевич из города Александров.

Слушатель: Здравствуйте. Вы сформулировали вопрос: влияет ли личная жизнь должностного лица, президента на политику государства, которую он проводит?

Елена Рыковцева: Это вы сформулировали, но мы согласны.

Слушатель: Влияет непосредственным образом. Я напомню только два факта, которые всем известны. История скандальная в Америке во время президента Клинтона с Моникой Левински стала предметом всеобщего разбирательства, там ставился вопрос об импичменте. То есть американцы придают личной жизни президента большое значение. Второе – бывший глава Всемирного банка лишился потенциальной должности президента Франции по той же причине.

Елена Рыковцева: Вы придумали вопрос: влияет ли на судьбы страны, а получилось – влияет ли на их собственную государственную карьеру. Да, влияет, мы не сомневаемся, что можно вляпаться в такую историю, которая очень на карьеру повлияет. Мы спрашиваем на самом деле: когда вы выбираете президента, вы думаете о том, что голосуете при этом за мужика, за мужа, вы вкладываете личные смыслы в понятие президентского поста? Николай из Москвы.

Слушатель: Добрый вечер. Очень интересный вопрос. Но в то же время я хотел напомнить, для людей важно другое - не на ком он женился, а важен другой вопрос. О Путине постоянно муссируют, что он стащил 130 миллиардов долларов. Знаете, наверное, Белковского, политолога, у него есть книжка. А тем не менее, он постоянно, когда были президентские выборы, декларировал, что у него только «Запорожец». Он 130 миллиардов долларов стащил в виде акция «Газпрома» или еще что-то?

Елена Рыковцева: Если вы убедительно докладываете нам сумму, которую он стащил, вы должны так же убедительно рассказать, где эти деньги. Если вы прочитали доклад, там подробно все это расписано. Во-вторых, вы прекрасно понимаете, что стащил или не стащил, определяет суд Российской Федерации или хотя бы должно быть уголовное дело с этими суммами. Вы с Белковским обсуждайте и спрашивайте его, на чем он основывает свои выводы.

Акрам Муртазаев: Здесь явно не в тему, потому что мы обсуждаем совершенно другой вопрос. Здесь прозвучало о том, что американцы большое внимание удивляют этому вопросу – да, конечно же, и когда мы говорим, что вопрос интимный – это да, действительно. Но когда Барак Обама баллотировался в президенты, в прессе активно обсуждалось, не мусульманин ли он – это тоже интимная вещь для каждого человека. Поэтому Обама вынужден был доказывать, что он родился не в Африке, а на территории Соединенных Штатов, то есть это была обычная, нормальная работа. Но в данном случае у нас разговор несколько на другую тему. Меня больше интересует третий вопрос, насколько сегодня абсолютизирована власть в России. Я думаю, она настолько абсолютизирована, что она, конечно же, повышает интерес к первому вопросу, на ком ему жениться. Если он царь, видимо, цари, как правило, женятся не по любви, а с выгодой для государства.

Елена Рыковцева: Я просила бы вас сначала объяснить, какое значение имеет личность человека, на котором женат президент? Какое имеет значение, Кабаева, не Кабаева, какая разница?

Акрам Муртазаев: Хорошо, я приведу исторический пример. Нет Нобелевской премии по математике, нет по одной простой причине, что жена товарища Нобеля изменила ему с математиком. И месть Нобеля была очень жесткой – нет Нобелевской премии по математике. Маленький нюанс, но он говорит об очень многом. Допустим, речь идет в данном случае об Алине Кабаевой. Мы можем предположить гипотетически, что в связи с браком возможным будет изменена миграционная политика российского государства. Это затронет интересы каждого гражданина Российской Федерации, гипотетически. Поэтому для нас этот вопрос принципиально важен. Мы не обсуждаем право, не право, а что за собой повлечет. Нормальная ситуация, нормальное обсуждение.

Елена Рыковцева: Акрам, я попытаюсь сейчас привести вам этапы хроники обсуждения личной темы президента. Были годы, когда никто ничего этого не обсуждал, потому что – зачем? Есть президент, есть его жена Людмила Путина – это пара. Ведь никто несколько лет эту тему не трогал. Насколько я помню, с чего начался интерес…

Акрам Муртазаев: С "гриппозного носа".

Елена Рыковцева: Нет, не с "гриппозного носа" – раньше. Вдруг пресс-служба президента опубликовала семейный альбом президента – он, дети, жена. И вдруг заметили, что на всех фотографиях есть его дети, две девочки-блондинки, но они все время сняты со спины. Мы листаем альбом, видим две спины, хвостики. Вот они на яхте, вот они куда-то едут, плывут, сидят – только спины. Это было удивительно. И в какой-то момент люди поняли, что он прячет своих дочерей. Почему? Потом вторая была история, которая у вас на слуху, у меня на слуху, вы лучше знаете, потому что вы потом возглавили ту газету, которая сначала закрылась из-за этой темы. Потом вдруг появляется слух об Алине Кабаевой, из-за чего закрывается "Московский корреспондент", он потом открылся через несколько месяцев, сменили гнев на милость и разрешили открыться с вашим руководством. Потом опять закрылся, но, к счастью, не по политическим причинам. Началась тема Алины Кабаевой. Сколько лет прошло до 2013 года, пока они наконец не развелись. В чем вы видите динамику, как эта тема менялась по своему осмыслению? Ведь и тогда говорили: зачем это скрывать? Сейчас снова. Что такое интервью Пескова? Это попытка опять замять и закрыть эту тему: не суйте свой нос, не за мужика вы голосовали. Вы считаете правильной позицию кремлевской власти по части личной темы, когда они продолжают настаивать на своем первоначальном, тупо уперто стоять – не лезьте?

Акрам Муртазаев: Я, конечно, не считаю, что эта политика правильная. По-моему, лучше всего – это открытость. Я понимаю, что, допустим, служба безопасности запретила показывать лица дочерей Путина, но Обама фотографируется со своими детьми совершенно открыто, обедает в каких-то пригородных ресторанах совершенно спокойно. Вот меня все время настораживает, что меры безопасности президента России превышают меры безопасности в любой стране мира. Инаугурация, когда проходила, в пустынном городе – едет "Мерседес" – это было зрелище очень печальное. Всегда прежде, чем куда-то приходит президент, служба безопасности работает откровенно долго, мучительно и тщательно. Людей никуда не выпускают в любую жару. Воспоминания тех, кто работал, очень печальные. События развивались лет шесть, начиная с той заметки злополучной 2008 года в "Московском корреспонденте", и тогда газету закрыли без судебного решения. То есть мы говорим о том, что газета поступила неправильно, но есть правовые методы воздействия на нее.

Елена Рыковцева: Если вы считаете, что вас оскорбили тем, что вы пошли в загс, в суд подавайте, доказывайте, что это оскорбление.

Акрам Муртазаев: Я помню, что Кабаева тогда собиралась подать в суд, но так и не подала. Газету закрыли, она посчитала, что это достаточно для реанимации ее имени. Плюс ко всему сразу же появились фотографии какого-то милиционера, за которого она якобы выходит замуж. Эта версия тоже вызывала повальный смех, потому что такая великая женщина выходит замуж за какого-то милиционера – это удивительная вещь. Хотя милиционеры у нас богатые люди, я думаю, что Кабаева не менее богатая женщина, столько раз завоевала золото.

Елена Рыковцева: Вызывала ощущение скоропалительности эта версия.

Акрам Муртазаев: Плюс ко всему было очень много слухов. То, что в печати появлялось – это походило через какие-то цензурные рамки, через опасения, страхи. Каждый редактор два раза подумает, вспоминая судьбу "Московского корреспондента", прежде чем поставить. Была длительная акция по внедрению Кабаевой в публичное пространство, когда она вела на РЕН-ТВ программу свою. Я бы не сказал, что она блистательная ведущая, не хуже Чапман, но тоже натянуто. Я не понимаю, по каким причинам ее избрали в Государственную думу.

Елена Рыковцева: Вообще-то не забывайте, что она возглавляет Общественный совет при Национальной медиагруппе, в которую входят не только "Известия", но и Первый канал.

Акрам Муртазаев: Это же тоже вызывает какие-то вещи сомнительные. Пронесся слух, что ее со сборов забирал какой-то личный самолет какого-то олигарха. Тем более, сейчас объяснял пресс-секретарь о том, что он был в это время в Сочи, а не в монастыре, но мы же знаем, что Путин умеет летать на самолете, причем не на пассажирском. 30 минут – и он в нужном месте. Поэтому все эти объяснения, все эти движения о продвижении Кабаевой в публичном пространстве, о служебной карьере, они не вызваны ее личными качествами, а чем-то другим. Это же надо объяснять, это же так не может быть. Да, у нас назначения происходят кулуарно, никто не знает, за что. Мне непонятно, например, что с экономикой происходит, а у нас премьер-министр за это никак не отвечает. На мой взгляд, он слабенький премьер – это очевидно. Я не знаю, почему его поставили. И это надо обсуждать – это же наша жизнь. В конце концов, это же влияет на нас, почему мы не должны это обсуждать?

Елена Рыковцева: Я подумала, ведь может случиться такое в конце концов, ведь Путин любит сюрпризы, он любит такого премьера Фрадкова поставить, про которого никто не думал. В конце концов, он объявит такую жену, про которую никто не думал, специально выберет, отберет всю обойму, про которую думали, выстроит списочек и выдаст такую, которую никто в прессе никогда не продвигал, никакой карьеры у нее не было, ни в каких фильмах она не участвовалаи так далее. Юрий из Москвы, здравствуйте.

Слушатель: Здравствуйте. В принципе много было сказано вашем гостем. Но мне обидно, я считаю это неуважением к себе, когда мы не знаем вообще и не видим президента в кругу семьи. Я вспоминаю Обаму, других европейских лидеров, а здесь какая-то странная вещь. Давайте вспомним ту же царскую семью - их всех видели. Может быть это саморазоблачение такое, потому что на самом деле не президент, а по сути Туркменбаши. Это неуважение к людям на самом деле.

Елена Рыковцева: Спасибо, Юрий. Наверное, мы с этого момента перейдем к стилистическим особенностям правления Путина. Григорий из Пензенской области, здравствуйте.

Слушатель: Добрый вечер. Когда премьером был Путин, он отвечал на вопросы граждан и ответил на вопрос Баранца. Он сказал так: Абрамович и Березовский воровали миллиарды в России, а делят в Лондоне. Пусть бы и делили в Москве. Но суда же не было. Он на весь мир назвал их ворами. А мужик, который звонил насчет 130 миллиардов, вы его упрекнули — у вас нет доказательств.

Елена Рыковцева: Сравнили нас с Путиным!

Слушатель: В газете «Правда» № 7 за прошлый год есть статья на первой странице, где написано, что семья Путина обладает 130 миллиардами долларов. Если это ложь, почему нет уголовного дела?

Елена Рыковцева: Я совершенно не считаю, что у Владимира Путина только «Запорожец», я, конечно, понимаю, что вы говорите. Это просто другая тема, она требует другого разговора. Понятное дело, что это не бедненький заполнитель деклараций налоговых, мы же не дети с вами. Мы просто не будем сейчас обсуждать, нет у нас на руках этих цифр, этих докладов. Это серьезная работа должна быть проделана. Эти выводы мы должны представить с экспертами, а не просто так, по телефону нам позвонили, и мы с вами давай это обсуждать.

Акрам Муртазаев: Это тема не для дискуссии — это тема для расследования. Пускай расследуют компетентные органы — это не наша проблема. Мы сегодня говорим об этике. Что касается суда, то я могу отослать всех к Королевскому лондонскому суду, который рассудил и Абрамовича, и Березовского.

Елена Рыковцева: Никакого Абрамовича Путин не назвал бы вором, там был только Березовский. Абрамович — это друг, это кошелек Путина. Что, он скажет на всю страну, что мой кошелек — это вор, и деньги в моем кошельке ворованные? Да нет, конечно. Но я хочу о звонке Юрия сказать. Человек говорит: нам обидно, что мы лишены фотографий, съемок, видео семейного. Вам это понятно чувство?

Акрам Муртазаев: Конечно, понятно. Он пытается очеловечить свой образ, но делает, мне кажется, не совсем правильно. В данном случае Песков должен работать в этом направлении. Он жмет ласты моржам, провожает стерхов.

Елена Рыковцева: Он, кстати, в этом интервью сказал: «Какая у него может быть личная жизнь, у него же нет времени». У него же есть на стерхов время.

Акрам Муртазаев: Тренироваться со стерхами есть время. Опровергать его можно по всем пунктам. Нет человеческого общения. Очень важно отношение к дочери, его взгляд на дочь, не на собаку, собаку любить проще, а отношение к людям, к жене. Они объявляли о своем разводе, у него было грустное лицо, но я не увидел боли. Я бы хотел понять его боль. Может быть он сделал абсолютно верный шаг, бывает же так, в жизни у каждого случаются подобные вещи, когда что-то проходит и приходит новое. В данном случае, мне кажется, что надо быть искренним и откровенным: ребята, вот так получилось, теперь я буду жить с этой женщиной или буду жить один.

Елена Рыковцева: Он и тогда сказал, что нет времени.

Акрам Муртазаев: Всех акул, моржей, касаток, собак, если взять…

Елена Рыковцева: Да и щука требует полчаса хотя бы тянуть.

Акрам Муртазаев: Это татами, бассейн. На фоне всего этого выглядит не совсем логично. Мне бы хотелось, чтобы мой президент был более человечным.

Елена Рыковцева: Почему у вас возникает сравнение — царь или президент? Наоборот царь неотделим от царицы, а здесь очень даже отделим. Почему мы царем начинаем его звать в связи с этой историей, в частности?

Акрам Муртазаев: В этом году мы отметим 20-летие той самой политической системы, которая сложилась после октября 1993 года. Можем вспомнить пресловутый указ 1400, откуда берется все это. Тогда мы проголосовали за новую конституцию, проголосовали «да, да, нет, да». На сегодняшний день полномочия президента колоссальные, и они не могут не портить любого человека. Сейчас кого бы ни посадили на этот трон, он все равно станет таким же — это 100%.

Елена Рыковцева: То есть тут не в Путине дело, не в его персоне?

Акрам Муртазаев: Я думаю, что не только в нем. Если бы он попал в систему, которая бы ограничивала его полномочия, он бы работал в рамках этих полномочий. Безграничные полномочия превращают человека в совершенно другое существо. И поэтому, кого бы мы сегодня ни посадили, это все равно будет беда. Нам нужно думать об ограничении президентских полномочий. Мы не можем получить свободу, не отняв немного ее у власти. Свобода — это какое-то пространство, либо его занимает власть, либо его занимаем мы. Поэтому ограничение полномочий президента, изменение конституции — это первое, о чем надо говорить, мне так кажется.

Елена Рыковцева: Нет смысла думать о новых выборах, пока не будет ограничен круг президентских полномочий.

Акрам Муртазаев: Если мы возьмем всех мэров, которые избраны вопреки желанию власти, где-то 80% попали под уголовные преследования. Я с ужасом думаю, страшно боялся этой мысли, шансов никаких не было, но если бы Навальный победил в Москве — это же была бы полная катастрофа. Потому что Москва сегодня имеет преференции, которые не имеет ни один город Российской Федерации. Эти преференции не основаны ни на каких законах.

Елена Рыковцева: На дружбе.

Акрам Муртазаев: Абсолютно да. То есть фактически, сменив власть, мы свою жизнь катастрофически изменили бы. У нас завтра жилье, которое стоит квадратный метр 3-4 тысячи долларов, стоило бы 300-400 долларов, в 10 раз понизилась бы капитализация нашей жизни. Я не знаю, как бы строилось метро. То есть у города пропал бы гигантский бюджет, пенсионные надбавки, все пропало бы. В Москве сегодня крутится 80% денег Российской Федерации, они бы ушли в Питер или в Новороссийск.

Елена Рыковцева: Честно говоря, мы просто понимали, что не выиграет Навальный. Если бы был шанс, что он выиграет, то, конечно, нужно было бы смотреть с точки зрения своих меркантильных интересов. Потому что я помню, как в одном маленьком городке в Томской области выиграл мэр-коммунист, и какие тут же у города начались проблемы, потому что он победил единоросса, ему перекрыли кислород по всем пунктам.

Акрам Муртазаев: Нельзя построить социализм в одной отдельно взятой стране, нельзя победить в одном отдельном регионе.

Елена Рыковцева: Даже если он побеждает — это катастрофа для региона. Анатолий из Смоленской области, здравствуйте.

Слушатель: Добрый вечер. Мне все равно, с кем он будет жить — это дело не наше. Это неэтично спрашивать его, с кем он будет жить. Лучше бы он нам добавил пенсию — это было бы отлично. Потому что я пенсию получаю 6 тысяч. И как нам жить?

Елена Рыковцева: Я не хочу доводить это до абсурда, но на языке крутится: а вдруг такая женщина, которая уговорит его поднять пенсии пенсионерам, будет рядом с ним, сердобольная. Поэтому как же может быть все равно, с кем он живет? Может быть человек, который влияет на него - для вас же.

Акрам Муртазаев: Я тоже думал об этом, что это могла бы стать женщина - агент нашего влияния. Почему я и говорил про ночную кукушку. Что такое 6 тысяч для людей, которые ворочают миллиардами? На стадион в Питере миллиард ушел, немцы бы построили 10 стадионов на эти деньги. Один трамплин в Сочи — это повышение пенсий на много лет вперед. Мы же присутствуем при каких-то вещах, когда нет логики в действиях президента, и я думаю, может быть женщина могла бы внести какую-то логику.

Елена Рыковцева: Во-первых, логику, во-вторых, если совсем мечтать, такой Юрий Деточкин в юбке приходит и конфискует все, что нажито непосильным трудом президента, в пользу бедных. Как же не думать о том, кто с ним? Это же в ваших интересах. Вадим из Москвы, здравствуйте.

Слушатель: Не считаете ли вы, что для Путина образец — это Лукашенко. Тот вообще погряз в разврате: с первой женой не разошелся, с врачихой родил ребенка, отобрал у нее этого ребенка. При этом народ его любит. Путин думает: раз белорусы любят такого… Причем церковь это не осуждает ни православная. ни католическая.

Елена Рыковцева: Я задам вам вопрос сейчас: а вам не кажется что народ его любит ровно потому, что все на виду, все медсестры, он свой мужик, мы его и любим таким, какой он есть?

Слушатель: На виду разврат.

Елена Рыковцева: Народ его любит, а вы говорите, что он развратничает. Его же не за разврат любят, может, ровно за то, что все на виду и открыто для народа? Объясните, почему любит Лукашенко?

Слушатель: Я не знаю, почему. Это уровень совков, все продолжается оттуда.

Елена Рыковцева: Что, Акрам, вы скажете об этой параллели?

Акрам Муртазаев: Нам нельзя делать параллели с Белоруссией, потому что Белоруссия совершенно отдельная страна. Я так люблю белорусов и так им сочувствую, но это их проблемы. Меня волнуют наши проблемы. Мы здесь живем, вот эта власть, ее действия, ее поведение. Нельзя хранить всю власть в одной корзине, а она у нас в одной корзине — вот это печально. Нет противовесов, и это страшно.

Елена Рыковцева: Сергей из Кировграда.

Слушатель: Я хотел сказать, что, во-первых, царем его называть - никто его не помазывал на царство. Он президент, его должны выбирать. Как сказал Подрабинек: не они, а мы должны решать, сколько сидеть и кто будет сидеть у власти. А что касается того развелся он, женился, не женился, с кем сожительствует, извините, я мужчина - это не мужской вопрос. Это интересует домохозяек, с кем он живет. Почему нам Бог не дает выбрать?

Елена Рыковцева: Вам сегодня пресс-секретарь Песков сказал: вы идете на участок, вы голосуете за президента, а не за мужика. Вы согласны с этим? Какой он мужик - неважно.

Слушатель: Не мужик, я - мужчина, мужики в колхозе пашут. Дело в том, что сама личность, что эта личность говорит, какая последовательность действий, по этой последовательности можно вычислить намерения этого человека.

Елена Рыковцева: Его отношения с родными людьми, с женщинами, с детьми разве не составляют эту личность в комплексе, разве это не важно?

Слушатель: Народ должен знать достоверную информацию.

Елена Рыковцева: Так вот не говорят. Некая информация существует, и даже пресс-секретарь дает понять, но мы не понимаем, какая информация. Я хочу спросить ваш прогноз, Акрам, что дальше они со всем этим будут делать? Мы уже поговорили о хронологии слухов, о хронологии истории, которая связана и с трагедиями - в том числе для газеты, как будет дальше? Опять затихнет, упакуют, утрамбуют эту тему?

Акрам Муртазаев: Очень хорошо управляется информационное пространство, может быть это стихийно происходит, но внимание людей обязательно перекинется, появятся какие-то мигранты, что-то натворившие, или опять пойдет какая-то подвижка с делом Минобороны, у Васильевой найдут очередной ущерб, который опять ничем не закончится. Конечно, уйдет. Это вопрос этического характера, он у нас, к сожалению, не политический. Если в Америке в президентской гонке, я не знаю, сколько Мишель Обама принесла своему мужу голосов, но, я думаю, что достаточно. Потом, когда выходит семья и поздравляет с победой или поражением соперника — это зрелище совершенно потрясное.

Елена Рыковцева: Ющенко очень симпатично выходил со своими детьми в костюмчиках украинских.

Акрам Муртазаев: Я понимаю, что это тоже политика, что это тоже игра, но она же красивая игра. Кстати, я не сторонник Навального, но это движение, когда он выдвигает жену, мне кажется, что оно вполне оправданно. На фоне его национального сдвига, на фоне его каких-то недемократических лозунгов появление человекообразной жены - она очеловечила его образ. То, что не смогут сделать ни собаки, ни моржи, женщина, а тем более любящая, это может сделать совершенно спокойно. Так же, как сделала это Мишель, смотря на мужа. Оператор взял крупный план — это было потрясное зрелище. Это сыграть нельзя — это не Голливуд, женщина не готовилась.

Елена Рыковцева: Это любовь. Я не могу понять, противоречие существует во всем этом. Вы говорите — батискафы, прыжки в воду, щуки. Почему же это действует - без человеческой составляющей? Ведь они отказались от личного элемента в своей вечной избирательной кампании, она, видимо, будет вечной, всегда.

Акрам Муртазаев: «Я не исключаю», - как сказал президент.

Елена Рыковцева: Они отказались от того огромного, большого куска симпатий, про который вы только что говорили, в пользу батискафов, в пользу амфор, обменяли семью на амфоры. Почему людям этого достаточно? Да, у нас появится несколько звонков, которые скажут: недостаточно, мы обижены, мы хотим человечного президента. Но массе-то достаточно, она же голосует за амфору. Почему русский человек, который славится своей душой, широтой, плакать готов над каждой Курочкой Рябой, почему здесь ему все равно?

Акрам Муртазаев: Я думаю, что периодическое обрывание и разрешение выборных каких-то работ, выборного опыта людей — это очень печальное наследие. Мы на примере выборов в Москве убедились, что 10 лет отсутствия выборов катастрофически повлияло и на выборщиков, и на избираемых, на агитационные ролики, эта агитация, включая эти кубы американского характера — это было печальное зрелище. А у нас же были специалисты, у нас была нормальная пиаровская работа. Все они ушли из этого бизнеса, потому что его не было, он не нужен, все это атрофировалась. Люди, понимают только одно, что им все время вбивают, что как бы я ни голосовал, президентом будет все равно Путин.

Елена Рыковцева: Путин любой, с семьей, без семьи. Игорь Сергеевич из Смоленской области, здравствуйте.

Слушатель: Липецкая, Лебедянь. Что сказать? Если бы у нас избирали по-настоящему президента, как во всем мире сейчас так называемом демократическом, они открыты, вся семья. Хотя одна семья была у французского президента, сейчас певица, но она, когда была предвыборная кампания, выступает. Я мог бы привести в пример Жискар Д`Эстена, он написал в своих воспоминаниях, они опубликованы в 88-89 году, он подробно пишет, как он любит француженок, жену, он восхищается, не скрывает этого. Он ходил на новый год в семьи к людям, приглашал, кто обслуживал его, они не могли в семье быть, а он их перед новым годом встречал у себя в кабинете. А то, что он плавает, бегает — это смех, люди смеются, поверьте. Я немножко знаю жизнь.

Елена Рыковцева: Так они со смехом голосуют, хохочут и его избирают?

Слушатель: Да никто не голосует. Когда комиссия у нас, все, как было раньше, звонили из райкома, горкома — 99,9%, но хотя бы рабочие коллективы выдвигали, а сейчас просто профанация выборов.

Елена Рыковцева: Я считаю, это всегда вопрос веры. Выиграл Путин выборы или нет — вопрос веры. Я верю в то, что за него голосует большинство. Мы верим, что он все-таки выиграл честно, больше, чем другие оппоненты, получил намного.

Акрам Муртазаев: Он выиграл не на выборах, он выиграл в другом плане.

Елена Рыковцева: Цифры были не липовые, не 80, а 60, но были его галочки в бюллетенях, их люди ставили.

Акрам Муртазаев: Но телевизор же работал.

Елена Рыковцева: Работал телевизор. Я вас хочу, как ни странно, спросить о Сергее Собянине. Он в этой кампании не использовал образ жены. Однажды вдруг мы увидели фотографию, где она очень красивая, она очень похожа на Голикову, только приятнее. Вам не кажется, что он из каких-то соображений тактических, дружеских — не буду подставлять своего друга Володю, что же я пойду с семьей, а он без семьи. Он же ходит на эти крещения с ними один, на богослужения, один же ходит, жену не берет.

Акрам Муртазаев: Я думаю, что он не использовал никакой ресурс и он боялся этим получить большой процент. В этой стране не выигрывал же никто. А выборы первые честные, власть это признала. Власть сама признала, что выборы честные.

Елена Рыковцева: Он боялся своего рейтинга!

Акрам Муртазаев: Один человек, который выбран в стране — это он. Это же страшно.

Елена Рыковцева: И жена могла повысить его цифру — какой кошмар! Мы все поняли про Собянина. А про Путина вам понимать самим, уважаемые слушатели.

Полная видеоверсия здесь.

XS
SM
MD
LG