Доступные ссылки

Сенсации на встрече Алиева и Саркисяна не произошло


Сергей Маркедонов

Сергей Маркедонов

Долгожданная встреча президентов Армении и Азербайджана состоялась 19 ноября в Вене. Как оценивать ее итоги? Каких-то знаковых документов подписано не было. Ильхам Алиев и Серж Саркисян лишь договорились о продолжении диалога в дальнейшем. О чем говорит такой результат, как отсутствие конкретного результата?

Сенсации не произошло. Вопреки оптимистической риторике дипломатов-посредников из Минской группы ОБСЕ итоги встречи Алиева и Саркисяна в столице Австрии не впечатляют. Но если оставить риторику и завышенные ожидания в стороне, то венскую встречу президентов Армении и Азербайджана, несмотря на отсутствие сколько-нибудь ощутимых достижений, не следует рассматривать как проходное событие.

В Вене руководители двух кавказских республик встретились в восемнадцатый раз, если вести отчет с момента вступления в должность армянского лидера в 2008 году. Однако до 19 ноября встречи Ильхама Алиева и Сержа Саркисяна не проводились в течение одного года и десяти месяцев. Последний раз их пути пересеклись в Сочи в январе 2012 года в рамках трехстороннего саммита, где они обсуждали перспективы нагорно-карабахского урегулирования вместе с президентом России. Впрочем, и тот прошлогодний саммит трудно было назвать результативным.


После сочинской встречи дипломатия уступила место воинственной риторике и жестким заявлениям. Важной вехой на этом пути была скандальная история с президентским помилованием азербайджанского офицера Рамиля Сафарова, приговоренного в Венгрии к уголовному наказанию за убийство армянского военного Гургена Маргаряна и переданного для отбывания наказания на родину. Свою негативную роль сыграли и избирательные кампании в двух кавказских республиках, в ходе которых "патриотическая тема" была одной из приоритетных.

Таким образом, венская встреча прервала сильно затянувшуюся паузу. Нагорно-карабахский мирный процесс продемонстрировал "возвратное движение". И это дает повод для осторожного оптимизма. Но гарантий того, что маятник не качнется в обратную сторону, никто не даст. Для такого утверждения есть несколько причин. Во-первых, за то время, которое прошло между переговорами в столице Австрии и "делом Сафарова" или президентскими выборами, позиции официального Баку и Еревана не изменились. Азербайджан настаивает на восстановлении своей территориальной целостности, а Армения делает акцент на вопросах безопасности и самоопределения армянской общины Нагорного Карабаха. Базовые установки национальных элит двух стран не изменились. Напротив, конфронтационная риторика их даже укрепила. И если в публичном пространстве это не всегда проявляется явно, в кулуарах даже высокопоставленные дипломаты дают волю эмоциям и высказываются куда более определенно по отношению к оппоненту.

Во-вторых, нельзя сказать, чтобы у сопредседателей Минской группы появились бы какие-то новые идеи. Американские, российские и французские дипломаты продолжают апеллировать к так называемым базовым принципам как к фундаменту достижения не мира. Не принимая во внимание тот факт, что данный документ содержит внутри себя немало логических противоречий, нестыковок, возможностей для различных интерпретаций.

На сегодняшний день в мирном процессе большую активность проявляют американцы. Свидетельство тому – личное участие Госсекретаря США Джона Керри в подготовке венской встречи. Москва и Париж сегодня отодвинулись на второй план. Впрочем, такое чередование лидеров проявлялось и ранее. В 2008 – начале 2012 гг. на первой линии был Кремль, который помимо формата Минской группы ОБСЕ обеспечивал трехсторонние саммиты (Армения-Азербайджан-Россия). После вхождения мирного процесса в фазу застоя на первый план вышли Париж и президент Франции Франсуа Олланд, которому нужно было доказать, что вопросы обеспечения мира на Южном Кавказе заботят его не менее, чем предшествующего французского лидера Николя Саркози. Как бы то ни было, а Олланд в сентябре 2012 года сыграл свою роль в снижении накала страстей после "дела Сафарова". В нынешнем году свою эффективность пытаются продемонстрировать американцы, которым на фоне непредсказуемого афганского будущего и проблем Ближнего Востока нужна своя "история успеха". И в данном случае ни ЕС, ни даже Россия против такого успеха не возражают.

Однако без разрешения проблем, обозначенных выше, об удачном развитии мирного процесса говорить не приходится. Поэтому практически единственным достижением на сегодня является возвращение к переговорам президентов. Это как минимум будет уравновешивать воинственную риторику, которая, скорее всего, никуда после венской встречи не исчезнет.

«Эхо Кавказа»
XS
SM
MD
LG