Доступные ссылки

Жалующиеся на современную бездуховность двух главных праздников зимы, наверное, удивились бы, узнав, насколько экономически нелепым является весь сопровождающий их шопинг.

Бизнесмен Эбенезер Скрудж из повести "Рождественская песнь" Диккенса приговаривал "ба, вздор" всякий раз, когда слышал сентиментальные восторги по поводу Рождества, его веселий и радостей. Но как-то в сочельник явились к Скруджу три привидения, показали ему со стороны всю убогость и бессмысленность его прошлой, нынешней и будущей жизни, и так он перепугался, что проснулся утром абсолютно обновленным человеком, преисполненным осознанием пользы доброты и благотворительности. Джоэл Вальдфогель, профессор всемирно известной школы бизнеса Уортон, автор бестселлера "Экономика от Скруджа" пережил метаморфозу прямо противоположного свойства:

– О коммерческой стороне Рождества я задумался, будучи уже дипломированным экономистом, и в качестве такового поразился масштабам разрушения материальных ценностей и неэффективного использования денежных ресурсов, которые сопутствуют феномену подаркодарения. Книга "Экономика от Скруджа" была попыткой помочь людям увидеть то, что увидел я, пересмотреть свои привычки, хотя бы частично, и, в идеале, немного их развлечь, чтобы сделать процесс переобучения как можно более легким, – рассказал Вальдфогель в интервью издательству Принстонского университета.

Началось все с эксперимента двадцатилетней давности, в котором профессор попросил студентов честно сказать, сколько бы они заплатили за вещи, подаренные им на Рождество, если бы покупали их сами. Ответ: 313 долларов. Какова была фактическая суммарная стоимость подарков? Ответ: 438 долларов. В следующем эксперименте Вальдфогель спросил: если бы вместо подарков вам предложили живые деньги, на какую бы сумму вы их обменяли? Ответ – 462 доллара. А сколько всего было уплачено за подарки? Ответ: 509 долларов. В монографии, основанной на множестве подобных анкет, автор писал: "От 10 до 30 процентов трат на подарки – пустые. Потери, суммируемые по экономике в целом, достигают миллиардов долларов". Вальдфогель познакомил широкие читательские массы, подписчиков газет "Нью-Йорк Таймс" и "Уолл-стрит джорнал", журнала "Экономист", популяризировавших его исследования, с научным понятием "чистых убытков", которое обозначает потери от неэффективного распределения ресурсов вследствие отклонения равновесной цены товара или услуги от ее оптимальной цены по Парето. Или менее строго: затраты, которые несет одна сторона сделки, не компенсируемые полностью выгодой ни одной другой стороны:

– Основная идея сводится к тому, что подаркоподношение является неэффективным способом распределения ресурсов. Если я сам должен потратить на себя 100 долларов, я куплю на них то, что имеет для меня лично ценность как минимум в 100 долларов. Если деньги на меня тратит посторонний, его представления о моей шкале ценностей приблизительные, и то, что он купит, в пределе может иметь для меня нулевую полезность, если вообще не отрицательную. Но даже в среднем, абстрагируясь от вырожденных случаев, и это подтверждено опытным путем, он израсходует на меня больше, чем в этой ситуации я израсходовал бы на себя самолично.

"Вакханалией транжирства" называет рождественский шопинг Джоэл Вальдфогель. По его словам, "Санта Клаус в этом смысле превосходит по безответственности даже Дядю Сэма", поскольку, согласно подсчетам, трансферты в натуральном виде, осуществляемые государством, оказываются нередко менее убыточными, чем подаркодарение. По крайней мере, не более. "Экономисты, которых возмущает бесхозяйственность государства, должны быть просто в шоке от коммерческой стороны Рождества".

Однако, как отмечает обозреватель информационного агентства "Блумберг" Эзра Кляйн, взгляды Вальдфогеля далеки от профессионального консенсуса. Так, на вопрос школы бизнеса Чикагского университета, является ли подаркодарение неэффективным методом распределения, ибо получатели даров предпочтут иметь их эквивалент в деньгах, только 17 процентов видных экономистов дали утвердительный ответ и 54 – отрицательный. "Проблема поставлена слишком узко, и это то, что делает выводы автора внешне правдоподобными, – замечает профессор Принстона Ангус Дитон. – Автор игнорирует субъективно-психологическую составную подаркодарения и для самого дарителя, и для бенефициара, а она-то зачастую в рассматриваемом феномене является наиважнейшей". Вальдфогель с этой критикой не согласен:

– Если вы не знаете доподлинно вкусов получателя, не дарите ему ничего конкретного, а презентуйте лучше подарочный сертификат. Если же его предпочтения вам хорошо знакомы, тогда, разумеется, дарите конкретные вещи (включая так называемые "парадоксальные товары", которые человек сам никогда себе не купит по цене, по которой он их никогда и не уступит, окажись они у него случайно. Например, билеты у спекулянтов на финал чемпионата мира по футболу). Мои исследования показывают, что минимальные чистые убытки приходятся на подарки, которые нам делают самые близкие люди. Максимальные – на подарки, которые мы получаем от дальних родственников. Что касается субъективно-психологической составной подаркодарения, то я ее вовсе не игнорирую, а лишь предлагаю взглянуть на эту составляющую с точки зрения логики: разница в удовлетворении, которое испытывают дарители и которое испытывают получатели, может быть оправдана только при условии, что дарители дарят нам то, в чем мы абсолютно не нуждаемся. Иными словами, только в том случае, если дарители – садисты. Что маловероятно.

Близкая подруга на мой день рождения купила нам билеты на бродвейскую постановку пьесы Гарольда Пинтера "Предательство". Я не люблю Пинтера, и за "Предательство" не заплатил бы и 5 долларов. Ей билеты обошлись в 165 долларов каждый. В спектакле был занят, правда, обожаемый ею актер Даниэл Крейг – и все остальное не имело большого значения.

Радио Свобода
XS
SM
MD
LG